Аварийные разборки

АВАРИЙНЫЕ РАЗБОРКИ

]

МЫ И АВТОМОБИЛЬ

/НОВЫЙ КоАП

АВАРИЙНЫЕ РАЗБОРКИ

ЧЕМ ЗАНЯТА «ГРУППА РАЗБОРА»?

ТЕКСТ / АНДРЕЙ БОЙКО, АЛЕКСЕЙ ПРЕДКОВ

Журнал продолжает цикл публикаций (ЗР, 2002, № 8, 9, 10) о работе Госавтоинспекции по нормам нового Кодекса об административных правонарушениях.

Сколько бы раз ни меняли законы, каких бы мудрых правил ни придумали, а аварии на дорогах будут, даже если на смену автомобилю придет летательный аппарат из «Пятого элемента». Значит, будут правые и виноватые. А кто справедливо отделит «волков» от «козлищ»? Конечно же, сотрудники ГАИ на заседании «группы разбора».

ЗА ЗАКРЫТОЙ ДВЕРЬЮ

Так что ее не отменили, как полагают многие водители. Она есть и занимается тем же, чем и раньше, но... немного не так. Вот мы и решили выяснить, что все-таки изменилось в работе группы административной практики — таково ее официальное название. «Группой разбора» ее давным-давно окрестили сами автомобилисты — и очень точно. Отправились мы в один из окружных отделов ГИБДД Москвы и в один из районных — в области.

Что же осталось по-прежнему? Во-первых, само название, о чем уже сказали, и режим работы (с 9.00 до 18.00, четыре дня в неделю), а во-вторых, длинная очередь ищущих справедливости: и в одном, и в другом отделе под дверью стояло человек по 10–15.

А что изменилось? Прежде всего, правовая база. Не так давно утратил свою силу Приказ МВД № 130, который регламентировал работу ГАИ в целом и «группы разбора» в частности. Вместо него ГУ ГИБДД разослало по отделам «Методические рекомендации по организации деятельности органов внутренних дел в области дорожного движения». По сути — это то же самое, лишь с небольшими поправками на новый кодекс, но с одной существенной оговоркой: приказ — это нормативно-правовой акт, подлежащий обязательному исполнению, а «Методические рекомендации» — документ служебного пользования, не имеющий юридической силы. Для водителя он никакого значения не имеет: инспектор обязан ссылаться только на статьи КоАПа. И все.

Самое главное изменение — сотрудники ГАИ теперь не выносят решений о виновности того или иного участника ДТП, а лишь устанавливают факт нарушения пунктов ПДД каждым из водителей, попавших в аварию. То есть инспектор уже не судья и палач в одном лице, а лишь строгий регистратор факта ДТП. Участникам аварии, как и раньше, он выдаст справки, но в них будут указаны только повреждения автомобилей. Решение же о виновности выносит суд, куда из ГАИ передадут материалы дела, если этого потребует кто-то из участников аварии.

Собственно, теперь можно обойтись и без общения с «группой разбора»: с ее задачами может справиться и рядовой инспектор, прибывший на место аварии. Он имеет полное право сам вынести постановление о привлечении к административной ответственности и выдать справки о ДТП, если в действиях участников не усматривает административного правонарушения, за которое предусмотрено лишение «прав». Но только если все участники происшествия согласны с ним; в противном случае всех ждет длинная очередь под дверью «группы разбора».

Правда, у сотрудников ГАИ теперь появилось средство, способное заставить свидетеля ДТП прийти на заседание «группы разбора». Называется оно — статья 17.7 КоАП «Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении». Так что если свидетель ДТП, заявивший об этом в протоколе, не явится «в группу разбора» по требованию инспектора, ему (свидетелю) придется уплатить штраф от 10 до 15 МРОТ. Учитывая длинные очереди на «собеседование» в ГАИ, можно смело предположить, что количество добровольных свидетелей аварии заметно сократится...

КОМУ ОН НУЖЕН, ЭТОТ...

На заседании каждой из групп мы провели по нескольку часов. Откровенно говоря, было скучно. Один из участников требовал дополнительной экспертизы, другой — не соглашался; не пришел один из свидетелей, и рассмотрение перенесли еще на неделю; явный нарушитель вдруг начинал доказывать, что за рулем его не было(!)... Словом, обычная, рутинная работа для сотрудников милиции. А для тех, кто выстоял многочасовую очередь, прежде чем попасть внутрь? По нашим наблюдениям, среди тех, кто побывал на заседании, практически никого не удовлетворили вынесенные решения. И каждый второй готов их оспорить, а каждый первый не знал толком, как это сделать.

Спрашивается: нужна ли «группа разбора», если все равно в конечном счете решение о вине выносит суд? Так ли необходим еще один посредник в сложной цепочке, потери времени в очередях, трата нервов. Как это ни парадоксально, но группа все-таки нужна. Во всяком случае — пока. Сегодня, наверно, ни один суд в стране не готов к рассмотрению дел (тем более оперативному!), связанных с нарушением Правил, возмещением ущерба имуществу и вреда здоровью в сложных ситуациях. Как может обыкновенный судья, да еще из глубинки, самостоятельно и квалифицированно решить вопрос о виновности водителя, проехавшего, например, перекресток со знаком «Уступи дорогу» темной ночью, где еще и разметка нанесена не по ГОСТу? Конечно, потребуются и заключение эксперта, и доказательства, представленные работниками ГАИ, объяснения водителей и свидетелей. Чтобы все эти документы собрать и обобщить, и нужна такая группа. Пусть не все ее сотрудники еще готовы к серьезной работе, не слишком хорошо знают требования закона... Но ведь кодекс вступил в силу каких-то три-четыре месяца тому назад.

Что будет дальше? Со временем, надеемся, судьи накопят опыт рассмотрения подобных дел, да и закон об обязательном страховании вступит в силу. Вот тогда должны наступить счастливые времена: инспектор зафиксирует ДТП на месте, заполнит бумаги и передаст дело в страховую компанию. Ее представители уже сами решат, кто и кому сколько должен. А суду останутся лишь наложение административных штрафов и лишение «прав». Лепота!

А пока...

— Вот, сволочи, что делают! — выскочивший из кабинета немолодой мужчина, кажется, готов был зареветь. — На Рублевке трактор «зацепил» ковшом. Инспектор протокол составил, а теперь, выходит, тракторист не виноват — ни доказательств нет, ни свидетелей. У него никаких повреждений и ко мне — «никаких претензий». Разобрались!

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии