Ставим на  черное

СТАВИМ НА ЧЕРНОЕ

]

СПОРТ

СТАВИМ НА ЧЕРНОЕ

«Дальше так продолжаться не может! — управляющий директор команды „Мак-Ларен“ Рон Деннис был, как всегда, холодно-спокоен, но глаза его метали молнии. — Было бы верхом глупости упускать победы одну за другой только потому, что ребята из „Гудьира“ не могут изготовить хорошие покрышки. Видно, пора обратиться к „Бриджстоуну“.

Александр МЕЛЬНИК,заместитель главного редактора журнала «АМС-Автомотоспорт»

Фото В. КУКУШКИНА,агентств DPPI, POOL, ICN

В том, что сезон-97 чемпионата мира по автогонкам в классе формула 1 пройдет под флагом «шинной войны», мало кто сомневался еще минувшей зимой. Пять сезонов покрышки для всех автомобилей —участников первенства предоставлял американский концерн «Гудьир». И вот наконец монополию янки решилась нарушить японская фирма «Бриджстоун».

И уже на испытательных заездах в феврале — меньше чем за месяц до старта первого этапа, Гран-при Австралии, — Жан Алези, защищавший цвета команды «Бенеттон», забил тревогу. «Я ожидал, что ребята на „Бриджстоуне“ будут достаточно резвы, — изумлялся француз. — Но то, что показал Оливье Пани — просто фантастика! Я старался как мог, выжал все из своей машины, а он обставил меня на семь секунд на круге. Это было так плохо, что даже смешно!»

Правда, поддержкой «Бриджстоуна» заручились отнюдь не самые сильные команды чемпионата — итальянская «Минарди», французская «Прост», английская «Эрроуз» и новичок формулы 1, «Стюарт», организованная трехкратным чемпионом мира Ф1 шотландцем Джеки Стюартом. Японские шины были для них словно джокер в карточной игре, который в самый неожиданный момент может превратиться в решающий козырь.

Не обладая сверхмощными моторами «Феррари», «Рено», «Мерседес-Бенц» или «Пежо» и десятками миллионов долларов, которые команды-лидеры позволяют себе потратить на разработку шасси и тщательную доводку аэродинамического «вооружения», клиенты «Бриджстоуна» могли рассчитывать в первую очередь на погоду. И действительно, свое феноменальное время, так напугавшее Алези, Пани за рулем «Проста» показал на мокрой от дождя трассе. А во время Гран-при Монако, на улицах Монте-Карло, и без того узких и извилистых, а под дождем превратившихся в настоящий каток, «Стюарт» бразильца Рубенса Баррикелло уступил только «Феррари» двукратного чемпиона мира Михаэля Шумахера.

Однако вскоре выяснилось, что «Бриджстоун» хорош не только в дождь. Большой приз Аргентины, всего лишь третий этап сезона, едва не стал триумфом все того же Пани и его «Проста» — лишь поломка двигателя французской машины лишила «Бриджстоун» первой победы в формуле 1. 

Зрители же венгерского Гран-при от старта до самого финиша не могли прийти в себя от изумления. Мало того, что «Эрроуз» Деймона Хилла, который на первом этапе сезона едва сумел пройти квалификационный барьер, занял третье место на старте. На первых метрах дистанции англичанин уверенно опередил своего бывшего товарища по непобедимой, как казалось еще совсем недавно, команде «Вильямс», а на 12-м круге спокойно «прошел» Шумахера и стал стремительно отрываться. Хилл лидировал до последнего круга, и вновь поломка — на этот раз закапризничал клапан гидросистемы управления коробкой передач — лишила «Бриджстоун» победы. Всего за несколько сотен метров до финиша!

А ведь ни в Аргентине, ни в Венгрии, ни в Австрии, где отменно проявил себя, лидируя большую часть гонки, еще один пилот «Проста», Ярно Трулли, дождя не было. Оказалось, что инженеры «Бриджстоуна» сумели не только здорово подготовить «мокрые» покрышки (таких шин, рассчитанных на разную интенсивность дождя, японцы придумали пять разных типов), но и удачно решили главную задачу при изготовлении гоночной резины, найдя компромисс между скоростными характеристиками и прочностью. И когда сверхбыстрые и сверхмягкие «гудьиры», призванные крепко «держать дорогу» (а значит, обеспечивать максимальную скорость), разрывались в клочья, «бриджстоуны» оставались как новенькие.

Особенно хорошо проявили свои преимущества эти покрышки на «медленных», извилистых трассах, на скользком от дождя или пыли асфальте. Стало ясно, что за время своей пятилетней монополии американские шинные инженеры почили на лаврах. «Гудьир» напоминает мне спящего гиганта, — мрачно пошутил уже после третьего этапа чемпионата директор «Феррари» Лука ди Монтеземоло. — Никто не сомневается, что он силен, да вот только разбудить его никак не удается".

На решительные меры в американской штаб-квартире концерна пошли только в конце лета. Все спортивное руководство «Гудьира» уволили или перевели на другую работу, а в научно-исследовательский центр пригласили ни много ни мало 135 новых инженеров. Но было уже поздно — шефы «Мак-Ларена», «Джордана» и «Бенеттона» заявили о том, что подумывают о заключении контракта с «Бриджстоуном».

Но что это мы, в самом деле, все о резине да о резине?! Неужто соперничество в чемпионате свелось к спору изготовителей покрышек? А как же специалисты по двигателям и шасси, «волшебники аэродинамики» и «электронные боги» формулы 1? Наконец, сами пилоты с их талантом и опытом, менеджеры с хитрыми тактическими маневрами?

Конечно же, без всего этого формула 1 немыслима. И в минувшем сезоне ее поклонникам несказанно повезло. Ибо в отличие от практически всех чемпионатов последних десяти лет, борьбу за победу в каждой гонке вели не два-три пилота одной-двух команд, а минимум полдюжины участников, шесть по крайней мере разных конструкций.

Десять и больше пилотов показывали в квалификационных заездах результаты «в одной секунде» — когда такое было! А на последнем этапе, Гран-при Европы в испанском курортном городке Херес-де-ла-Фронтера, произошел и вовсе уникальный случай — Жак-Вильнев, Михаэль Шумахер и Хайнц-Харальд Френтцен установили абсолютно одинаковое время! При этом на всех этапах пилоты превышали прошлогодние результаты, на многих улучшали даже рекорды трассы, установленные в начале 90-х годов. А ведь тогда машины формулы 1 оснащались гораздо более мощными 3,5-литровыми моторами (сейчас максимальный рабочий объем — 3000 см3) и управляющей электроникой, запрещенной ныне. Неужели такое выравнивание сил команд и резкий скачок скоростей — результат только «шинной войны»?

Разумеется, нет. Во-первых, нельзя не упомянуть о многочисленных кадровых изменениях в технических штабах. Английские инженеры Росс Браун и Рори Берн, которые вместе с Шумахером принесли «Бенеттону» два чемпионских титула и Кубок конструкторов, минувшей зимой подались вслед за немецким пилотом в «Феррари». И знаменитая итальянская «конюшня», которая хотя и заняла в 1996 году второе место в командном зачете, но набрала в два с половиной раза меньше очков, чем «Вильямс», сразу воспрянула и впервые за последние 15 лет стала серьезно бороться за чемпионский титул.

А Джон Барнард, который еще в начале 80-х сконструировал первый в формуле 1 автомобиль с углепластиковой несущей конструкцией кузова, перешел из «Феррари» в «Эрроуз». И, как уже говорилось выше, эта английская команда, за 18 сезонов так и не завоевавшая ни одного Гран-при, уже летом заметно прибавила.

Но, может быть, самого заметного роста добился «Мак-Ларен». Три года, с тех пор, как команда лишилась знаменитого бразильца, трехкратного чемпиона мира Айртона Сенны, ее пилоты не могли добиться первых мест ни на старте, ни на финише гонки. Но стартовый Гран-при сезона-97, в Мельбурне, принес победу Дейвиду Култарду. В сентябре шотландец повторил свой успех, выиграв Большой приз Италии в Монце, и мог еще отличиться в Канаде, если бы не несчастное стечение обстоятельств — отказавшее в боксах сцепление и авария Пани, из-за которой гонку остановили.

Товарищ по команде Култарда, финн Мика Хаккинен на Гран-при Люксембурга в немецком Нюрбурге впервые в жизни занял первое место на старте. И в трех гонках, лидируя, вынужденно прекращал борьбу из-за технических неисправностей. Однако последний Большой приз сезона финн все-таки отвоевал, выиграв испанскую гонку, и теперь смотрит в будущее с оптимизмом: «Наконец-то у меня машина, в возможностях которой я уверен. На „Мак-Ларене“ теперь можно сражаться за чемпионский титул».

Столь значительный шаг вперед объясняется в первую очередь возросшей мощностью двигателя. Хотя точные данные в формуле 1 давно уже тайна за семью печатями, мотор «Мерседес-Бенц», который готовит английский специалист Марио Иллиен, развивает, как полагают, около 775 л.с., что на 25 л.с. больше показателей «Рено» и «Пежо». Кроме того, в «Мак-Ларен» перешел создатель чемпионских «вильямсов» 90-х годов, английский специалист по аэродинамике Эйдриэн Ньюи.

После такой неожиданной измены от обескровленного «Вильямса» можно было ожидать тотального отступления, как это произошло годом раньше с другим лидером 90-х годов, «Бенеттоном». Ушел главный конструктор, перебрался в «Эрроуз» чемпион мира Хилл, мотор «Рено» уже не самый мощный. Больше того, французская фирма официально объявила об уходе из формулы 1 в конце сезона-98. И на прощание, вопреки пословице, решив поискать от добра добра, инженеры «Рено» построили совершенно новый мотор. Действительно, двигатель RS9, появившийся весной, удивлял — он стал на 11 (!) килограммов легче и на 25 миллиметров ниже, что позволило заметно улучшить развесовку и без того казавшегося идеальным «Вильямса» и снизить центр тяжести машины. Все это вместе взятое не могло не сказаться на улучшении управляемости. Но приобретая в одном, нельзя не потерять в другом — моторы «вильямсов» и «бенеттонов» уже не могли похвастать былой безотказностью.

И все же именно они выиграли большую часть гонок минувшего чемпионата — деcять из 17. Жак Вильнев на «Вильямсе» стал главным фаворитом первенства. Правда, легкой прогулки, которую иные предрекали еще зимой, у экс-чемпиона американских гонок «инди каров» не получилось. Молодому канадцу, всего второй год выступавшему в Ф1, пришлось на протяжении всего сезона вести изнурительную борьбу с Шумахером. Пилоты эти немного похожи — обоих отличает совершенная, почти безошибочная техника управления автомобилем и замечательная психологическая устойчивость. Свои неудачи Михаэль Шумахер обычно встречал спокойной улыбкой: «Я же вам говорил, что в нынешнем сезоне „Феррари“ еще не готова к битве за титул. Несколько побед — вот все, на что мы рассчитываем. И только в следующем году...» А Вильнев, оступившись, неизменно говорил о возросшей плотности результатов и таланте своих соперников.

Однако несмотря на то, что Жак был совершенно прав, и в формуле 1 в последние сезон-два действительно появилось целое созвездие блестящих молодых пилотов — итальянцы Трулли и Джанкарло Физикелла, датчанин Ян Магнуссен, младший брат Шумахера Ральф, — битва за чемпионскую корону на протяжении всего сезона шла только между Вильневым и Шумахером-старшим. И закончилась за полчаса до финиша последнего Гран-при, когда Михаэль, не сумев отбить отчаянную атаку канадца и пытаясь остановить его «силовым приемом», вылетел с трассы.

Итак, 48-й чемпионат мира формулы 1 все-таки завершился безоговорочной победой «Гудьира» — 17 побед и 17 «поул-позишн» на 17 этапах первенства. И тем не менее хозяин «Мак-Ларена» склонен рискнуть, поставив в будущем сезоне на японские шины. Денниса не останавливает даже огромная неустойка, которую его команда вынуждена будет уплатить «Гудьиру» в случае разрыва контракта. И такая решительность обещает нам в наступающем сезоне еще больше сюрпризов.

«Черное золото формулы 1» — так назвали в минувшем сезоне журналисты гоночную резину. Обратите внимание на разные рисунки покрышек «Гудьир», рассчитанных на различную интенсивность дождя.

Четырехкратный чемпион формулы 1 Ален Прост приобрел французскую команду «Лижье». И сразу же дела одного из середнячков первенства пошли на поправку. Слева — один из самых талантливых молодых пилотов итальянец Ярно Трулли.

Радикальные новинки в формуле 1 редко приносят успех. В очередной раз в этом убедились инженеры «Тиррела», оснастившие свою машину необычными надстройками антикрыльев по бокам кабины пилота. Возросшее сопротивление воздуха свело на нет эффект от увеличившейся прижимающей силы

Накануне сезона «Мак-Ларен» лишился могучей поддержки «Малборо». Но окрашенные в серебристо-черные цвета новых спонсоров машины Дейвида Култарда (слева) и Мики Хаккинена получили постоянную прописку среди лидеров.

Без этих людей пять побед Михаэля Шумахера в нынешнем сезоне были бы немыслимы. Новый главный конструктор «Феррари» Росс Браун (слева) и товарищ немца по команде Эдди Эрвин.

Михаэль Шумахер и Жак Вильнев — между этими двумя пилотами весь сезон шла борьба за чемпионский титул.

Переход в «Эрроуз» не принес Деймону Хиллу ожидавшихся успехов. В новом сезоне теперь уже экс-чемпион мира будет выступать за «Джордан».

По-прежнему главной заботой конструкторов оставалась аэродинамика шасси. Попробуйте сосчитать, сколько антикрыльев, закрылков, спойлеров, всевозможных дефлекторов на «Феррари» Михаэля Шумахера. Даже верхние рычаги передней подвески выполнены как миниатюрные антикрылья.

Один из самых ярких представителей молодого поколения пилотов Ф1 Ральф Шумахер занял в итоге 12-е место.

Итоговые результаты чемпионата мира по автогонкам в классе машин формула 1 

Личный зачет: 1. Ж. Вильнев (Канада, «Вильямс-FW19-Рено») — 81 очко; 2. М. Шумахер (Германия, «Феррари-F-310B») — 78; 3. Х.-Х. Френтцен (Германия, «Вильямс-FW19-Рено») — 42; 4. Д. Култард (Великобритания, «Мак-Ларен-MP4/12-Мерседес-Бенц») — 36; 5. Ж. Алези (Франция) — 36; 6. Г. Бергер (Австрия, оба — «Бенеттон-В197-Рено») — 27; 7. М. Хаккинен (Финляндия, «Мак-Ларен-MP4/12-Мерседес-Бенц») — 27; 8. Э. Эрвин (Великобритания, «Феррари-F310B») — 24; 9. Дж. Физикелла (Италия, «Джордан-197-Пежо») — 20; 10. О. Пани (Франция, «Прост-JS45-Муген-Хонда») — 16.

Кубок конструкторов: 1. «Вильямс» — 123; 2. «Феррари» — 102; 3. «Бенеттон» — 67; 4. «Мак-Ларен» — 63; 5. «Джордан» — 33; 6. «Прост» — 21; 7. «Заубер» — 16; 8. «Эрроуз» — 9; 9. «Стюарт» — 6; 10. «Тиррел» — 2; 11. «Минарди» — 0. 

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии