Тяжело в автошколе

ТЯЖЕЛО В АВТОШКОЛЕ

]

МЫ И АВТОМОБИЛЬ

ПРАВО НА «ПРАВА»

Беседу вел

Дмитрий ЛЕОНТЬЕВ

ТЯЖЕЛО В АВТОШКОЛЕ

Многие в России — это хорошо видно по количеству «опознавательных» знаков, установленных на автомобилях, — учатся ездить и выполнять Правила, уже формально став водителями, с документом в кармане. Почему?

На этот и другие вопросы, связанные с подготовкой водителей, мы попросили ответить директора московской автошколы «Формас» (Формула мастерства) Геннадия ГРОМОКОВСКОГО.

— Нет ничего удивительного в том, что люди учатся водить, уже став водителями, не их это вина. Программы, по которым их учат в автошколах, безнадежно устарели. Они невероятно растянуты по времени и мало что дают ученикам. Приобрести необходимые навыки управления автомобилем и получить сопутствующие им знания сегодня в автошколе практически невозможно. Это мое твердое убеждение.

Возьмем теорию. Я много раз просил знакомых привезти из-за границы тамошние Правила дорожного движения. Оказалось, найти их не так легко и не потому что они тут же раскупаются. На них спрос невелик. У нас же в России брошюрки с Правилами — это главный учебник будущего водителя, потому что основой обучения традиционно стала «долбежка» пунктов этого юридического документа.

Действующие программы обучения способствуют этому, я бы сказал, абсурду. Занятия планируются по темам: отдельно — знаки, отдельно — разметка. Сам по себе — тот или иной маневр. Между тем разумнее воспринимать Правила комплексно. Разбирая, например, тему «Обгон», совершенно логично и естественно упомянуть о знаках, разметке и обо всем остальном, что с этим маневром связано. Так легче усвоить.

Часто преподаватели в часы, отведенные программой для так называемого закрепления пройденного материала, занимаются с подопечными... заучиванием экзаменационных задач. Отсюда нездоровый интерес автошкол к экзаменационным билетам, в особенности в период их смены. Между тем билеты — это всего лишь инструмент проверки знаний. Не могут они быть предметом зубрежки. Это нонсенс.

— Уже давно говорят, что идет разработка новой программы. Вы знакомы с ней?

— К сожалению, проект новой программы, представленный Министерством образования, практически ничем не отличается от старого документа. По-прежнему теоретический курс планируется в пределах 200 часов. А это ни мало ни много — 50 вечеров! Может ли найти столько времени современный работающий человек, и без того занятый делами по горло.

Каждый преподаватель скажет вам, что такой затяжной курс неэффективен, что он ведет к низкой посещаемости занятий. Кому это нужно? Преподавателю? Нет. Учащемуся? Тоже нет. Однако для проверяющих главный критерий оценки работы автошколы — формальное соответствие количества проведенных занятий программе.

Более того, по новой программе занятия в классе растягиваются до самых внутренних экзаменов, а это противоречит Правилам. Вспомним: в пункте 21.2 сказано: во время учебной езды «обучаемый обязан знать и выполнять требования Правил». Где уж там! У наших учеников просто нет времени, чтобы использовать полученные в аудитории знания.

— Так какие же изменения нужны, на ваш взгляд, чтобы учить так, как положено?

— Большая головная боль — это устройство автомобиля. В Правилах есть перечень неисправностей, влияющих на безопасность движения. И будущий водитель, конечно, должен иметь общее представление о рулевом управлении, тормозах, шинах и световых приборах. Но учащемуся предлагается изучить еще и устройство двигателя, карбюратора, системы зажигания... От огромного количества разрезных агрегатов (они почему-то должны обязательно находиться в классе) у человека без технического образования возникает порой панический страх. Между тем не каждый механик может как следует отрегулировать карбюратор. Ну а если человек собирается ездить на иномарке, в которую самому лезть вообще заказано? Зачем ему знать устройство «Жигулей» или «Москвича»?

Это (не улыбайтесь!) наследие тех времен, когда еще опасались войны с Западом. Один функционер из бывшего ДОСААФ прямо так и сказал: «Как же не преподавать внутреннее устройство? А если война? Кто тогда поможет? Человек должен сам в машине разбираться...» Наверное, кому это интересно, кому это по силам и способностям, тому можно предложить специальный курс. Но нужно ли это поголовно всем? Почему бы тогда не преподавать внутреннее устройство стиральных машин, компьютеров, электроплит? Эх, сколько школ можно было бы открыть...

Детальное устройство автомобиля не должно интересовать пользователя. Я беседовал с немцами-дальнобойщиками и спрашивал: как вы ремонтируете автомобиль? Они смеялись в ответ — не их это дело! А у нас даже девушки обязаны знать принцип действия двигателя внутреннего сгорания...

Возьмем другой пример — медицинскую помощь. В новой программе, по требованию Минздрава, количество лекций по оказанию первой помощи пострадавшим на дороге собираются не уменьшить, а увеличить. Медики полагают, что водитель должен уметь квалифицированно оказать первую помощь. По-моему, Минздрав просто перекладывает на плечи автомобилистов свои проблемы — организацию такой помощи пострадавшим на дорогах. Ведь без профессиональной диагностики нельзя порой определить даже характер травмы, не говоря уже о ее тяжести. В некоторых случаях пострадавшего вообще нельзя трогать, к примеру, при переломе позвоночника. Уверен, что человеку за рулем достаточно знать самое элементарное: как пользоваться содержимым аптечки, делать искусственное дыхание, перевязку... Но нужно ли для этого изучать основы анатомии?

— Курс обучения вождению, насколько я понимаю, тоже нуждается в серьезной корректировке?

— Конечно. Поясню почему. Всего в действующей программе 21 упражнение. На каждое из них строго по индивидуальной «Книжке учета обучения вождению» отводится от одного до двух часов. Система построена так, что инструкторам все равно, научился или нет его подопечный переключать передачи, совершать повороты, перестроения... Когда время, отведенное на отработку поворотов, заканчивается, инструктор должен расписаться в Книжке учета и перейти к следующему упражнению. Иными словами, он расписывается за время, а не за результат.

Наши автошколы следуют этой порочной методике уже десятки лет. В других странах давно перешли на индивидуальную систему обучения. Возьмем Германию. Там установлен обязательный минимум вождения — всего 10 часов. У тебя хорошие навыки — показал свои способности и свободен. Навыков нет — тогда «помучайся». «Мучить» могут и 50 часов (все зависит от индивидуальных данных ученика), пока не овладеешь необходимыми приемами управления.

Так немцы не только добротно учат, но и экономят... В Германии принято, что родители помогают детям освоить азы вождения, как только позволяет их возраст. В итоге, когда приходит время получать «права», они платят за учебу гораздо меньше, чем другие новички. В России водитель со стажем более трех лет тоже может учить своего сына, друга, приятельницу. Но никакая автошкола это в расчет не примет. Вам скажут: положено столько-то часов — и баста. Приходится выкладывать деньги за все часы до копеечки. А в новой программе их планируется увеличить с 28 до 40!

Между тем необходимо учитывать не только уже имеющиеся первоначальные навыки, но и многое другое. Согласитесь, большая разница, где человек живет, где он в основном собирается водить машину. В деревне, где два перекрестка, или в столице с двухчасовыми пробками. А может, вы будете все время ездить по горным серпантинам. Значит, и готовить таких водителей нужно по-разному. Одних с упором на движение в часы пик, других — на крутые виражи...

Что говорить о горных дорогах, когда есть другие, более распространенные, но неучтенные обстоятельства. Скажем, разный уровень образования, возраст. С годами восприятие материала становится хуже. Кого-нибудь это сегодня волнует? Выход здесь один — нужно дать автошколам возможность самостоятельно устанавливать количество часов для обучения каждого. И контролировать не время занятий, а качество подготовки.

— Возможно ли это в ближайшем будущем?

Сегодня уже появляются школы, где на свой страх и риск внедряют индивидуальный подход к обучаемым. Официально это запрещено. Но жизнь рано или поздно подвигнет Минобразования на реформу, и тогда такие школы перестанут называть «подпольщиками», а будут говорить о них как о первопроходцах. Надеюсь, мы доживем до этого.

,

фото Владимира Князева

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии