"москвич"

«МОСКВИЧ»

]

ОПЫТ ЭКСПЛУАТАЦИИ

АВТОПАРК ЗР 

«МОСКВИЧ»

Модель — АЗЛК-21412-091; изготовитель — АЗЛК; год выпуска — 1992; в эксплуатации «За рулем» — с января 1992; пробег на момент отчета — 186 тыс. км; предыдущие публикации — ЗР, 1997, № 4, 7; 1998, № 4. 

Вадим ПИСКУНОВ

Есть автомобили, весь опыт эксплуатации которых сводится к своевременной замене масла, фильтров, заправке бензином да мойке. Не таков наш «Москвич»! Он, как щука в море, не дает расслабиться своему карасю-водителю, поддерживая его в постоянном тонусе. Пережив два кузова и два мотора, дух «Москвича» переселился в третье обличье. Но остался верным себе — видно, с рождения, с 1992 года витает над ним проклятие.

Правда, годовалый кузов держится пока молодцом. Под краской оказалась грунтовка — не всякому «Москвичу» так повезло, попадались и окрашенные по голому металлу! Геометрия кузова не нарушена, двери закрываются сочно и непринужденно, как на дорогих машинах. Да и как же иначе? Ведь зазоры такие, что дворовые собаки того и гляди просунут в них свои морды. Никакой перекос такой конструкции не страшен. Зато пятая дверь превратилась в мышеловку — ее газонаполненные стойки давно испустили дух, а подпирающая палочка — страховка ненадежная.

Дождливое лето выявило еще одну особенность заводской сборки кузова — резиновые уплотнители ветрового стекла и задней двери совсем не держат воду. От луж в багажнике и под ногами избавились, только залив в зазоры силиконовый герметик. Высыхая, он становится прозрачным и не портит вид. Обивка потолка потеряла былую жесткость, и из-под нее время от времени выползают листы шумоизоляции. Видимо, придется закачать между обивкой потолка и крышей пенополиуретановый герметик «Макрофлекс». Он и шумоизоляцию подклеит, и обивку укрепит.

Покоробились и растрескались пластиковые накладки стоек кузова, панель приборов при движении скрипит и стонет. Пришлось ее снять, заменить тонкие поролоновые прокладки стыков на полоски микропористой резины и дополнительно закрепить саморезами.

Теперь в салоне тихо. Так, что... даже слышно бульканье «Тосола» в системе охлаждения. В последнее время «Москвич» нет-нет да и пустит струю пара из-под капота. Причина закипания, как позже выяснили, крылась в дуэте «термостат — пробка радиатора». Клапан большого круга, пропускающий жидкость в радиатор, открывался при 84°С, а клапан малого, на водяной насос, перекрывал канал при 96°С. Клапан пробки радиатора, поддерживающий в системе избыточное давление, потерял герметичность, и запаса температуры до закипания оказалось недостаточно. Значительная часть жидкости возвращалась в двигатель, минуя радиатор.

Распаяли и подрегулировали клапан малого круга, снизив температуру открытия до 90°С, заменили пробку радиатора, и гейзер под капотом уснул.

После предыдущего ремонта передней подвески машина пробежала 22 тыс. км. Заменили все резиновые втулки, сайлент-блоки, подшипники и установили в амортизаторные стойки патроны-вставки. Более подробно об этом в ЗР, 1998, № 11, в разделе «Своими силами». Утешает лишь, что малый ресурс отчасти компенсируется простотой ремонта.

Пружины задней подвески окончательно потеряли былую упругость. Стоило взять на заднее сиденье двух пассажиров, как фары начинали светить в небо. Новые пружины несколько сгладили эту зависимость, но гидрокорректоры фар, на наш взгляд, были бы эффективнее.

Первая попытка пройти техосмотр с инструментальным контролем провалилась. Трещина на ветровом стекле в правом нижнем углу, оказывается, серьезная неисправность и угроза жизни окружающим. Инспектору нет дела до того, что она целиком закрывается талоном техосмотра и в обзоре не участвует. Не положено! Отметим, справедливости ради, облезлые диски и небольшую неравномерность в эффективности торможения передних колес, выявленную на стенде. В движении это было совершенно незаметно. Пришлось заменить рабочие цилиндры в суппортах и покрасить диски. Вторая попытка на инструментальном контроле увенчалась успехом.

А теперь о главной отличительной черте нашего «Москвича». 36 тысяч километров назад мы решили оснастить двухлитровый двигатель системой распределенного впрыска топлива. Предприятие ЭГА, разрабатывающее подобные системы, предложило участвовать в апробации и испытаниях новшества и смонтировало устройство на нашу машину.

Сказать, что все эти километры мы не знали горя, значит выдать желаемое за действительное. Случались, конечно, периоды, когда впрыск работал более-менее сносно, но так, чтобы к нему привыкнуть и не замечать — увы. Интегральная комплексная микропроцессорная система управления (ИКСМУ) призвана контролировать одиннадцать мгновенных параметров работы двигателя (температура, расход воздуха, нагрузка, обороты и др.) и в зависимости от них подбирать оптимальное количество топлива и опережение зажигания. Аналогичные устройства давно работают на иномарках и совсем не диковинка. Но у наших — собственная гордость и свой путь решения проблемы. Дорогостоящий датчик расхода воздуха упразднили, заменив его более дешевыми приборами регистрации разрежения и температуры.

Цена системы, даже упрощенной, но с элементами «Бош» (отечественных аналогов нет) составляла 4,5 тыс. докризисных рублей. Предполагается, что за такие деньги она будет работать долго и безотказно и машина с ней получит массу преимуществ перед карбюраторными. К сожалению, ожидания не сбылись. Кроме рекордно низкого содержания окиси углерода в отработавших газах (0,03%), в остальном машина проигрывала. Расход топлива никак не хотел уменьшаться ниже 9 л на 100 километров, а если «прижать» за городом как следует, то и 10 не хватит. Да еще постоянные провалы, неожиданные подхваты... Случалось, двигатель глох на светофоре и не хотел заводиться. Не будем подробно останавливаться на всех «прелестях» такого впрыска. Система явно сырая и к массовому применению непригодна. К слову, будь она хоть верхом совершенства, «фирменный» монтаж не оставлял ей никаких шансов. Одним словом — сопли. Пришлось вернуть на место старый добрый карбюратор.

И самое главное — во сколько же обошлась нам эксплуатация «Москвича» на последних 16 тыс. км пробега? Смотрите таблицу, но помните, что общий пробег 186 тыс. км относится лишь к техпаспорту. С «родными» узлами и агрегатами обычный «Москвич» столько не живет.

Это не автоматический противосолнечный козырек, а вылезающая при торможении шумоизоляция потолка.

Саморезы по углам панели может и неэстетичны, но хорошо помогают от скрипа.

Вздувшаяся лампа хоть и светит, но провисшая нить уводит границу ближнего света.

Из-за ерундовой трещины стражи безопасности принудили к замене стекла.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии