"москвич" фемиды не боится!

«МОСКВИЧ» ФЕМИДЫ НЕ БОИТСЯ!

]

АКТУАЛЬНО!

БРАК В ЗАКОНЕ

«МОСКВИЧ» ФЕМИДЫ НЕ БОИТСЯ!

Неважно, какая на улице погода — проливной дождь или снегопад. И в зимние морозы, и в летнюю жару, и в «демисезонную» слякоть, грязь и пыль «полуфабрикаты» производства АО «Москвич» не покидают открытой площадки перед заводом.

Дмитрий ЛЕОНТЬЕВ. Фото Ивана Кучеренко

Их «отстаивают» здесь до тех пор, пока не появится покупатель или, в крайнем случае, пока не подвезут запчасти. Этот привычный пейзаж регулярно созерцают пассажиры столичного метрополитена (как раз напротив «Москвича» поезд идет по верху).

Если читатель подумает, что все эти «святогоры» пылятся, мокнут и мерзнут здесь просто так, от бесхозности, то будет не прав. Не может же такого быть, чтобы автомобили с открытыми окнами, без ветровых стекол, с распахнутыми капотами, без фар, из года в год периодически сменяя друг друга, зря занимали дефицитную заводскую землю. Раз «Москвич» «выводит» машины для проветривания — значит так нужно. Может, это эксперимент по искусственному старению? Ведь мы-то на все сто уверены, что на столичном автозаводе только и думают, что о качестве своих машин, которое, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

Об этом, кстати, прямо свидетельствуют обращения читателей в журнал. Вот, например, недавно автолюбитель Владимир Белоусов рассказал нам, как его «Святогор» на абсолютно ровной дороге внезапно потерял управление и перевернулся (в салоне сидела вся его семья). Как оказалось позже, причиной ДТП стал скрытый дефект рулевой тяги (она переломилась в месте соединения регулировочной втулки и гайки).

Потерпевший обратился на завод. Здесь Владимиру Станиславовичу добродушно дали понять, что знают об этом дефекте (не в первый раз слышат!) и даже в точности подтвердили место перелома. Но поскольку поломка «незначительна» и влияет «всего лишь на безопасность», то не заслуживает серьезного внимания. Не ответили они и на письменную претензию Белоусова. Почему? Ну уж, наверное, не потому, что потребитель для них на последнем месте. Должна же быть какая-то другая причина...

Кстати, г-н Белоусов пригрозил «Москвичу» судом. И надо сказать, обманулся. Чем-чем, а судом пугать столичный завод бесполезно: «Москвич» Фемиды не боится. Об этом нам поведал бывший заместитель генерального директора завода (уволился несколько лет назад). Его тоже угораздило приобрести собственную некогда продукцию, с которой вскоре стала слезать краска. Добровольно «Москвич» менять машину на новую отказался (правильно, к чему такая, с позволения сказать, расточительность). Он — в суд. И выиграл-таки дело у своего бывшего работодателя. Правда, последний этим не смутился. Оказалось, суды у него выигрывают чуть ли не каждую неделю. Ну и что?

Победить в суде по иску против завода — никакая не проблема. Попробуй получить деньги! Бывший замдиректора пришел к судебным приставам в Люблино и потребовал от них исполнения обязанностей, то есть взыскать с «Москвича» отсуженные деньги. Приставы встретили нашего героя чуть ли не с объятиями и радостно сообщили: деньги истребуем, через... 8–10 лет! «Как 8–10?» — изумился пострадавший. «Вот так. Очередь больно большая», — еще раз улыбнулись приставы и показали ему целый шкаф исполнительных листов. Одна из увесистых пачек — по зарплатам (да-да, иного способа получить заработанные деньги для многих заводчан просто нет), другая — иски от потребителей, третья — непонятно еще от кого.

Бывший замдиректора резонно заметил, что через 10 лет эти деньги ему уже, возможно, не понадобятся, и потребовал ареста имущества. Он хорошо помнил, что в его бытность приставы арестовали 16 автомобилей, принадлежащих заводу, прямо у проходной. Но нынешние служители закона отнеслись к аресту без должного энтузиазма и вновь кивнули на очередь.

Нас очень заинтересовал сей факт. Ведь как раз по закону завод либо платит по счетам в течение пяти дней, либо — банкротство со сменой управляющих на более профессиональных, способных поднять производство. Правда, исполнительная процедура предусматривает некую «очередность удовлетворения», но опять же в разумный срок. После неумолимо должны следовать арест и продажа имущества. Мы обратились к люблинским приставам, в частности, к господину Латто. Он сказал, что не видит здесь нарушения закона.

Ну что ж тут поделать, если не видит человек... На всякий случай мы написали несколько жалоб — в прокуратуру и в Управление юстиции на бездействие судебных приставов. Через месяц должен последовать ответ, о содержании которого обязательно сообщим читателям.

Обратились мы и к собственнику завода, которым вроде бы является правительство Москвы. Но в столичном кабинете министров по поводу акций завода нам ситуацию не прояснили. Чиновник, с которым беседовали, только посетовал: «Премьеры федерального кабинета так часто меняются, что мы не успеваем с каждым договориться». А где же тогда акции? Звоним в Министерство государственного имущества РФ. Здесь нас просветили: контрольный пакет акций завода находится в Российском фонде федерального имущества. Передача акций завода Москве не состоялась, поскольку до сих пор нет согласия в том, кому оплачивать долги моторного завода — «федералам» или столице.

Что ж получается: завод вроде как ничей? Вот те на! Так значит, полуфабрикаты «святогоров», мокнущих под кислотными дождями, всего лишь результат безхозности предприятия, где никто ни за что не отвечает, а вовсе не хитроумный технологический процесс, как можно было предположить (см. начало статьи).

Раз так, то справедливо было бы ознакомиться с финансовыми делами завода (тем более, что принадлежит он сейчас вовсе не Москве, а государству в целом, грубо говоря — нам с вами, дорогие автолюбители). Поинтересуемся: как расходуются наши народные, можно сказать, средства? Не на конструирование ли древнерусских лимузинов они потрачены — этой гордости российского автопрома эпохи грабительского капитализма? Впрочем, такое занятие тоже оказалось пустой тратой времени: нигде, ни в каких источниках информации о финансовом положении АО «Москвич» мы не нашли. Полностью закрытые цифры! Даже в Министерстве экономики, в отделе, отвечающем за автопром, нам сказали, что не имеют фактических данных о происходящем на заводе, о чем весьма сожалеют. Хотя первый замминистра экономики Сергей Митин заявил недавно на брифинге, что из всех российских заводов положение на «Москвиче» самое худшее. В отсутствие других источников нам ничего не остается, как принять эти слова за косвенное определение масштаба убытков «Москвича». Тем более, что и чиновники Министерства финансов РФ не смогли в беседе с нами дать по этому поводу сколь-нибудь вразумительного ответа.

Подведем итог. В столице работает автозавод, которым формально владеет государство в лице Российского фонда федерального имущества. В то же время государству этот завод с его многочисленными долгами (более 600 миллионов долларов), грубо говоря, не сдался на милость. Правда, предприятие приглянулось московскому правительству, но и ему долги «Москвича» ни к чему. В такой запутанной ситуации завод оказался в руках людей, которым просто-напросто наплевать и на свою продукцию, и на престиж, и уж, тем более, на своих клиентов со всеми их проблемами.

Не пора ли, наконец, определить, кто реальный хозяин завода, и спросить с него за безобразия, которые творят нынешние управляющие предприятия? Похоже, сегодня это возможно только одним путем — банкротством. Пару лет назад процедура признания завода несостоятельным уже была возбуждена. Тогда арбитражный суд прекратил банкротство под поручительство столичного правительства. Сегодня мы видим, что столица даже не владеет ни одной акцией «Москвича» и, следовательно, ни о каком поручительстве речи идти не может. Завод должен большому количеству кредиторов. Почему бы им не собраться и вновь не возбудить дело о банкротстве? По нашей информации, кое-кто из них надеется на изменения к лучшему, на то, что им вернут долги в обычном порядке. Напрасно. В свете последних «достижений» «Москвича» его процветания можно ожидать лишь в необозримом будущем.

Так может, хватит ждать, пока завод найдет покупателя на «Ивана Калиту» и долги «съест» инфляция? Не довольно ли иллюзий? Пора, наконец, в полную силу использовать закон, который позволяет сурово наказывать зарвавшихся должников.

Наша справка

За десять месяцев 1999 года «Москвич» выпустил 23 048 автомобилей, что на 5782 штуки меньше, чем за тот же период прошлого года.

Наша справка

За первое полугодие 1999 года продано лишь 79,9% произведенной за это время продукции АО «Москвич», при том, что продажи других отечественных легковых автомобилей за полгода составили 95,7% от их производства.

Наша справка

Численность работающих на АО «Москвич» сократилась за последние пять лет с 25 000 до 6000 человек, так что разговоры о том, что при закрытии предприятия город захлестнет массовая безработица, мягко говоря, беспочвенны.

Наша справка

Затраты на рубль выпущенной «Москвичом» продукции — 136 копеек. Нетрудно догадаться, из чьего кармана их берут.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии