Через польшу под конвоем

ЧЕРЕЗ ПОЛЬШУ ПОД КОНВОЕМ

МЫ И АВТОМОБИЛЬ

/СВОИМ ХОДОМ

ЧЕРЕЗ ПОЛЬШУ

ПОД КОНВОЕМ

ПОКУПАЕМ АВТОМОБИЛЬ, ПОКА НЕ ВЗЛЕТЕЛИ ПОШЛИНЫ...

ТЕКСТ / АРКАДИЙ КОЗЛОВ

О том, что пошлины на неновые иномарки в России вот-вот поднимут, знали все. А раз так, то и цены на них подскочат. Вот мы с Денисом, моим приятелем, и решили: пока не поздно, попытаем счастья. Разумеется в Германии — там подержанные машины дешевле, чем где бы то ни было. Решили ехать автобусом — самый дешевый способ добраться до места.

Путешествовать в «Неоплане» — удовольствие. Туалет, телевизор, роскошные кресла. Двое суток покоя под недремлющим оком водителя пролетели незаметно: двери с шипением распахнулись у вокзала Штутгарта.

Устроившись в маленькой гостинице, первым делом вооружились местными газетами частных объявлений. Самые недорогие и хорошо сохранившиеся автомобили можно найти у частников. Денис по дешевке приобрел у деда-бодрячка десятилетний «Пассат». Машина в отличном состоянии, ухоженная, не битая, с пробегом 120 тыс. км. Просили за нее по-божески даже по немецким меркам. Может, не хотел хозяин платить за новый TUV — техосмотр. Кстати, именно это часто влияет на цену: если срок TUV истекает, можно и должно торговаться.

Переоформление, двухнедельная страховка, «экспортные» номера — на это ушло несколько часов. «Хонда» редкой модели CRX подвернулась за день до отъезда домой. Приземистая, мощная, она чем-то напоминала хищный истребитель. Отказаться от такого чуда я не смог, да и отдавали малышку недорого. Продать в случае чего такую дома — не проблема.

Возвращаться решили напрямик — через Польшу. Так быстрее, дешевле, хоть и хлопотней. Если паромом — надо добраться до моря, обивать пороги пароходств в поисках билета (летом с ними проблема), платить 700 марок за место. А потом ехать своим ходом от Хельсинки до Москвы. Получится то же сухопутное расстояние. Словом, решили рискнуть. Вечером следующего дня тронулись в путь. На таможне Франкфурт-Одер были в пять утра. Доброжелательные немцы уладили все формальности за 15 минут, и мы оказались в Польше. Наконец-то родные братья-славяне!

...Первое, что услышали из уст таможенника, поняли без перевода: «Совшем курва рашпояшались». Строгий человек в униформе указал жезлом на площадку и отвернулся. В этом «отстойнике» мы и зависли, не зная, что делать дальше. Только через четыре часа проезжавший перегонщик-рязанец объяснил, что стоять тут незачем и бояться — тоже. Надо ехать дальше. Таможенный терминал — впереди, а здесь непонятно что, КПП для поляков.

На терминале выяснилось, что ехать через Польшу транзитом можно только конвоем, под охраной властей. Стоит это удовольствие 500 злотых (около 150 долларов). Надо дождаться, пока наберется колонна из пяти-семи машин, заплатить и только тогда можно двигаться. Ждать попутчиков до Бреста пришлось недолго, за сорок минут подтянулось еще четыре машины. Можно бы трогаться. Но — нет конвоя. Проходит час, другой, третий. Жара — 35 градусов.

Подвалили три огромных автовоза с литовскими номерами, забитые до отказа легковушками. Бог мой, в каком они виде! Либо старые до дряхлости, либо искореженные в аварии. Один из водителей, светловолосый жизнерадостный парень, с забавной фамилией Нематюкайтис, оказался разговорчивым. Он-то и поведал, что в Литве налажен чуть ли не конвейер по восстановлению рухляди. Скупают машины по дешевке, быстренько доводят до товарного вида и продают в Россию.

Ура! В шесть вечера объявился конвой! Признаться, за такие деньги ждали мы эскорта из полицейских машин с мигалками, но перед нами предстал щуплый молодой человек в майке, затрапезных джинсах, драных кроссовках. Лучезарно улыбаясь, он спрятал в чемоданчик все наши документы, включая личные паспорта, а на ветровые стекла всех автомобилей лично наклеил бумажки с надписью «KONVOJ». Для связи дал номер своего мобильника, прыгнул в дряхлый «Пассат» и рванул с места.

Ночной бросок через Польшу без содрогания не вспомнить. Дорога узкая, по одной полосе в каждом направлении, с рельефной, накатанной фурами колеей. Видимости никакой из-за частых поворотов. Каждый обгон — с риском для жизни, а обгонять надо: все документы где-то впереди. Лидер несся во весь опор, без остановок.

Под утро подъехали к Бресту. Еще на польской территории, у очереди к терминалу, возникли как из-под земли какие-то люди. Человек шесть, в дешевых спортивных костюмах с вытянутыми коленками. Поинтересовались, не хотят ли господа поддержать местную братву. Чтоб в Бресте неприятностей не было. Назвали и цену — 200 марок с машины. И тут открылся шлагбаум — можно было спешно покинуть гостеприимную Речь Посполиту. Вслед нам неслись угрозы.

Доходяга-конвоир торжественно выудил из заветного кейса наши документы и не менее торжественно вручил. Ничего не потеряв, не перепутав и — удивительное дело — не потребовав денег взамен. Наша абсолютная бесправность осталась позади.

Наконец белорусская таможня. Свои, родные, за страховки, экологию и прочее стребовали по 10 долларов с машины. А некий субъект, назвавшийся Юрой, с тяжелой цепью на крепкой шее, предложил купить номер его мобильника, по 20 баксов с машины. На тот случай, если в Бресте возникнут проблемы. Проблем больше не хотелось, пришлось скинуться на требуемую сумму.

Итак, подобьем бабки: (см. расходы) прибыль с вояжа — 115 долларов с «Пассата» и 215 — с «Хонды». Не так уж много, но главное — нашли себе машины по желанию и по сходной цене.

Что касается намечаемых высоких пошлин на ввозимое автостарье («Защитим отечественного производителя»!), то мы убеждены — наши новые машины и так не держат удар иноветеранов, а теперь и вовсе захиреют. Зачем делать хорошо, если проще «убить» конкурента?

И наверняка найдутся лазейки в новом законе — в конце концов, таможня не только дает, но и берет добро. А потому право выбора марки все еще будет за нами.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые