Колхозная автотека

Колхозная автотека

]

Если колхоз — миллионер, то и председатель у него не председатель, а топ-менеджер. А топ-менеджерам, как известно, присущи всякие изыски...

Снабженцы Янсонса рыскали по Союзу не только в поисках разных дефицитов, но и тщательно исследовали местные авторынки на предмет старого железа. Выкупали и тащили в «Узвару»: исполнительность у прибалтов в крови. Короче, число раритетов достигло мыслимых колхозных пределов — тогда Янсонс, поднапрягшись, организовал Музей техники и этнографии. На большом и живописном участке у речки поставили 200-летний крестьянский дом с тростниковой крышей, что раньше стоял в поле и мешал оратарям пахать и сеять. Потом к дому «переехали» амбары-риги, древняя кузница со всем содержимым, сараи, инструменты, различная утварь. Разумеется, в построенные ангары торжественно въехали древние трактора, машины и мотоциклы.

Музей быстро разрастался, стало тесно, и Янсонс открыл в Бауске филиал — теперь и там машины стоят очень плотно друг к другу.

Об экспонатах филиала мне поведал сотрудник музея Зиедонис Стикис, намертво поразивший энциклопедическими знаниями.

...В 50-е годы по Риге каталось несколько шикарных «Икарусов», а РАФ производил пузатые автобусы, собиравшиеся вручную из-за дешевизны рабсилы — их прозвали «деревянными Икарусами». Теперь они вызывают ностальгию баускских посетителей. Вот выкрашенный металликом микроавтобус, спецзаказ к Московской олимпиаде, по тем временам более чем роскошь. У аккуратненького «Москвича-401» на многих деталях немецкие надписи — выпускали его на вывезенном из Германии «опелевском» оборудовании. А маршал Баграмян, командующий Прибалтийским военным округом, ездил на кабриолете ЗИС-110Б 1953 года выпуска. Серебристо-голубой, со стальным блеском кабриолет встречает посетителей при входе в музей: солидный лимузин, качество наивысшее — собран вручную. И очень дорогой: Янсонс выкупил его у военных за... ящик коньяка.

Пара «Виллисов» имеют следы «ранений»... Зиедонис рассказал, что в Рижском порту американцы, забирая обратно «помощь» по ленд-лизу, проверяли машины по описи, составляли акты приемки — и здесь же отправляли под пресс. Эти «Виллисы» чудом уцелели.

В начале 80-х колхозники обнаружили, что «Форд-ТТ» 1915 г. в., «купленный» в Баку, до сих пор стоит там на учете. За универсальную валюту проблему сняли. Машину же еще в царские времена привезли американцы, работавшие на нефтяных заводах, а в советские времена ею пользовалась местная элита. Кстати, в правах 20-30-х годов была любопытная запись: «Все авто, кроме „Форд-ТТ“, или „Все авто, включая „Форд-ТТ“... Просто представить страшно, кого этот черный красавец возил!

«Крайслер-Империал» 1939 года не просто хорош, он вызывающе официален. Приехал из США: до 1940 года его так никто и не купил, и был бы он выставлен в автомагазине на Элизабетес. Да тут Латвию «присоединили» к СССР, и тогдашний 1-й секретарь компартии республики Калнберзиньш просто забрал авто себе — губа не дура у секретаря была...

Гордость музея — участвовавший еще в первой мировой огромный грузовик «Альбион» 1916 года. Даже в Англии, где их делали, таких единицы. Трудяга-пожарный «Мерседес-Бенц» с 27-метровой лестницей, выпущенный еще до войны, работал до начала 70-х. Рядом такие же трудяги, но уже послевоенных лет: грузовики ЗиС, полуторки ЗиМ с неотапливаемой кабиной.

Трактора в музее — все эти Fordson, Lanz Dulldog, Fiat, Hanomag и, конечно, «Беларусь» — на почетном месте. Может, сейчас и пенсионном, однако почти у всех сердца-моторы в любой момент застучат — хоть сейчас на поля.

Давно нет председателя Янсонса, но Музей живет — его поддерживает государство. И люди. Посетителей полно, причем отнюдь не только заезжих, но и своих, местных. О стариках и говорить нечего. А молодые родители водят детей — прививать чувство трепета перед историей. Да, кое-что понимают в Латвии...

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии