Моя Кировская

Я прозевал тот момент, когда со старинного вестибюля станции «Чистые пруды» (бывшая «Кировская») исчезла одна из надписей «МЕТРО». Было две, а осталась только одна. Неужели, уехала к кому-то на дачу? У кого на даче есть метро?

Жалко. Буквы были еще те, настоящие — образца 1935 года.

Впрочем, многого я и не мог видеть. И когда-то посмеивался над бабушкой, которая уверяла, будто бы раньше на этом вестибюле было написано «Имени Кагановича» или что-то подобное. Что ж, виноват: дурак был… Бабушка-то не ошибалась!

метро

метроМетро имени Кагановича —- так и было написано
Метро имени Кагановича —- так и было написано

Как вообще уцелел древний вестибюль — непонятно. Двум его близнецам-коллегам повезло куда меньше: аналогичные наземные вестибюли кубической формы когда-то возвели для станций «Комсомольская» и «Смоленская». Но их давно нет — они переехали на редкие старые фото. А моя станция выжила, несмотря на все попытки добрых людей сделать ее еще лучше…

Но лучше, чем ее задумали предки, сделать тяжеловато. Для этого нужно быть творцом, а не маляром из управляющей компании. Им не понять, что наружные стены станции должен был украшать калужский мрамор, а колонны входных портиков виделись авторам в розовом граните… При этом внутри, на боковых стенах вестибюля, планировались большие мраморные барельефы…

Окна —иллюминаторы были прозрачными! По бокам стояли плафончики-торшерчики. И двери сейчас совсем не такие.
Окна —иллюминаторы были прозрачными! По бокам стояли плафончики-торшерчики. И двери сейчас совсем не такие.

Вернемся к колоннам. Понятно, что цилиндрические формы возводить сложнее, чем «квадратно-гнездовые». Поэтому авторам в свое время заявили: мол, не валяйте дурака — сойдут и квадратные. Помогла докладная на имя Кагановича — колонны стали такими, какими мы их видим сегодня.

Впрочем, нет — вру. Сегодня это не колонны, а уродство. Убожество. И все потому, что четыре года назад очередной высокопосаженный человече повелел кому-то… замазать красный гранит похабной серой краской! Это заметили не сразу — в те времена павильон был утыкан со всех сторон шаурмами, шавермами и прочими благами цивилизации, а потому возмущенная волна вскипела не сразу. В итоге колонны, обращенные к Грибоедову, сегодня так и пребывают в грязных тонах, а вот те, что смотрят на Шухова, выглядят гораздо лучше.

.

.На памятник Грибоедова смотрят уродливые серые колонны. Их соседкам по другую сторону повезло больше: их очистили от мерзкой краски
На памятник Грибоедова смотрят уродливые серые колонны. Их соседкам по другую сторону повезло больше: их очистили от мерзкой краски

Впрочем, в времена разгуда «демократии» было точно не до фактуры колонн. Посмотрите на фото снизу —- сразу и не сообразить, где тут вестибюль, созданный Архитектором, а где просто строение...

м5

м5Пик «демократии» —- делай, чего хошь!
Пик «демократии» —- делай, чего хошь!

Сегодня шаурмы и шавермы снесли. Не уверен, что навсегда: московские мэры очень любят сносить одно и тут же возводить практически то же самое…

метро 3

метро 3Иду как-то утром на работу. и... Ура —- хлам снесли!
Иду как-то утром на работу. и... Ура —- хлам снесли!

Но хуже другое: павильончик выглядит, мягко говоря, страшненьким… Ну какой добрый человек извел на него столько жуткой масляной краски? И кому пришло в голову замазюкать круглые окна-иллюминаторы? И что это за архитектурное сооружение появилось на его крыше? Раньше его там точно не было…

Зачем закрасили окна? И где нашли эту похабную краску?
Зачем закрасили окна? И где нашли эту похабную краску?

Внутри царит тот же разгул туалетно-сортирных фантазий. В былые времена такой краской красили стены общественных уборных.

Ну и красочку нашли... Впрочем, снаружи то же самое.
Ну и красочку нашли... Впрочем, снаружи то же самое.

А  ведь при создании «Кировской» перед глазами архитектора мелькали образы, возведенные зодчими ушедших эпох.

Между прочим, при создании своей станции архитектор заглянул на много веков назад —- это гробница Эврисака
Между прочим, при создании своей станции архитектор заглянул на много веков назад —- это гробница Эврисака

Ладно, вернемся в военные годы. Ниже на фото —- тоже Кировская, только... без поездов! Их просто не видно: они проносятся за фанерной стеной, что слева. А здесь работал Генштаб.

В военное время тут работал Генштаб —- а за фанеркой проносились поезда, минуя Кировскую
В военное время тут работал Генштаб —- а за фанеркой проносились поезда, минуя Кировскую

Любопытно, что центральный зал станции обрел нынешние размеры совсем недавно: раньше посередке... ничего не было!

Раньше центрального вестибюля фактически не было: спустился по эскалаторы —- и сразу к поездам, влево-вправо
Раньше центрального вестибюля фактически не было: спустился по эскалаторы —- и сразу к поездам, влево-вправо

Бюсту Сергея Мироновича Кирова, в честь которого изначально называлась моя станция, пришлось попутешествовать. Его убили (не будем уточнять, за что) незадолго до пуска первой линии московского метро, а потому название было вполне понятно. Поначалу бюст стоял в конце коротенького вестибюля, затем, после капитально перестройки с сооружением центрального зала, уехал в его конец, а сегодня уступил место эскалатору, ведущему к «Сретенской». Его не выбросили —- и правильно сделали: бюст не виноват, и это наша история. Но теперь он стоит в коридоре, объединяющем все три станции: «Чистые пруды», «Тургеневская» и «Сретенская». И тем самым вызывает некоторое удивление: мол, а он-то как сюда попал?

Но название «Чистые пруды» мне, конечно же, нравится больше. Кстати, ему тоже поспособствовала еще одна смерть, как ни печально это звучит. Волна переименований сулило совсем другое название: «Мясницкая», но тут не стало Игоря Талькова, исполнившего песню про Чистые пруды...Бывают странные сближенья...

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (14)

Самые новые