Руководители Генпрокуратуры имеют автомобили, стоимость которых сопоставима с их годовым заработком

Почему Россия не ратифицировала пункт 20 Конвенции ООН против коррупции

Как пишет сегодня газета «Ведомости», некоторые заместители генпрокурора и их родные владеют автомобилями, цена которых сопоставима с их годовым заработком.

Как следует из опубликованных вчера справок о доходах и имущественном положении, у Сергея Фридинского при доходе в 2,43 млн руб. есть Audi A8, а у его супруги, заработавшей 1500 руб., — Nissan Murano.

У жены Владимира Малиновского (его доход — 1,88 млн руб.), заработавшей 360 000 руб., Toyota Land Cruiser Prado.

У Александра Гуцана, заработавшего 1,87 млн руб., выпускающийся с 2004 г. Land Rover Discovery 3, его жена — председатель уставного суда Санкт-Петербурга Наталья Гуцан заработала 2,1 млн руб.

Не бедствуют и руководители рангом ниже, отмечает газета. У полпреда генпрокурора в Госдуме Сергея Кондратьева с супругой при общем доходе менее 900 000 руб. есть BMW X5 и Peugeot Partner. У помощника замгенпрокурора В. Овчинникова с заработком 896 000 руб. — Land Rover Discovery 3. 

Именно поэтому Россия не ратифицировала пункт 20 Конвенции ООН против коррупции, который дает определение понятию «незаконное обогащение», объяснил изданию президент Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

Незаконное обогащение — это как раз разница между задекларированными доходами и расходами. В итоге у нас никто не обязан объяснять, почему его автомобиль стоит больше, чем зарплата за несколько лет, резюмируют " Ведомости".

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии