Женское лицо автопрома: от Люсиль Пиети до Мэри Барра

Выдвижение на руководящую позицию в General Motors Мэри Барра, которое случилось на прошлой неделе, стало хорошим поводом вспомнить о том, насколько непрост был путь прекрасного пола в автомобильном бизнесе всего пару десятков лет назад, и вспомнить еще об одной знаменитой, не менее талантливой, но менее удачливой женщине в истории американского автопрома. Речь о Люсиль Пиети, которая носила неофициальный титул самого красивого конструктора Chrysler.

no_copyright_poster-p-1-u-mary-barra-drives-future-gm

no_copyright_poster-p-1-u-mary-barra-drives-future-gmНовый CEO General Motors Мэри Барра
Новый CEO General Motors Мэри Барра
Новый CEO General Motors Мэри Барра

В отличие от Барра, Пиети меньше повезло с эпохой — в 60-е годы невозможно было представить себе женщину не то что во главе крупнейшей автомобильной корпорации Америки, но и на менее серьезной должности. И увлеченный инженер-конструктор (как, кстати, и нынешняя глава GM) Пиети была вынуждена исполнять роль представителя марки на телеэкранах.

Люсиль Пиети родилась в Детройте, что и предопределило ее судьбу. С ранних лет она проявляла отличные способности к точным и естественным наукам и после окончания средней школы в 1944 году записалась на машиностроительный факультет по специальности «инженер-конструктор» в университете Уэйн, где была одной из лучших. Там она не только училась, но и завоевала титул Miss Wayne University. Впрочем, наряду с популярностью это принесло и некоторые неудобства. Не слишком церемонившиеся с дамой однокашники регулярно подначивали Пиети, например — раскрашивая розовой краской ее токарный станок и прочие инструменты в классе-мастерской. Немного дальше ушли и некоторые преподаватели, прочившие студентке карьеру секретарши или скорое прощание с выбранной профессией после замужества.

Но в противовес всему этому в 18 лет Люсиль присоединилась к программе «сотрудничества» с Chrysler, традиционному маршруту для инженеров, чтобы впоследствии влиться в штат автопроизводителя, набиравшего обороты после второй мировой войны. Насколько редким был случай Пиети в те годы, говорит следующий факт: к моменту получения Люсиль степени бакалавра в области машиностроения в 1950 году она была не просто единственной в университете женщиной на курсе, где обучалось 300 инженеров, но, возможно, первой женщиной, которая получила эту степень в данной области. Два года спустя статистическое исследование по всей стране показало, что женщины составили всего лишь 0,17 процента выпускников по специальности «инженер» — Пиети была буквально одна на тысячу. Как она рассказывала позднее в интервью журналу Parade, в 1954 году для ее босса дать женщине работу было очень непростым решением, даже после шести лет участия в программе Chrysler и при наличии дефицита квалифицированных кадров: «Самое сложное было убедить его встретиться со мной, а затем — дать мне эту работу. В самой же работе для меня не было ничего такого, с чем бы женщина не смогла справиться хуже мужчины».

no_copyright_Chrysler-3

no_copyright_Chrysler-3

Однако у Chrysler, как и у большинства промышленных предприятий той эпохи, не было никакого представления и намерения предоставлять Пиети или любой другой женщине равные с ее коллегами-мужчинами возможности для карьерного роста. Не доверив девушке решение традиционных инженерных задач, Пиети сослали в отдел технической документации — своеобразное «гетто», где работали немногочисленные женщины компании.

Во время одной из внутренних презентаций боссы Люсиль обратили внимание на хорошенькую сотрудницу и решили обратить в капитал — нет, не ее таланты инженера, а внешние данные. «Если вы думаете, что инженер-механик — это детина в спецовке с пятнами машинного масла, который обожает спортивные соревнования и разукрашивает свою речь крепкими словечками, то Люсиль будет для вас сюрпризом, который стоит внимания. Она абсолютно не отвечает подобному стереотипу с ее мягким голосом, серыми глазами и изящными белыми ручками», — писал редактор женской колонки в Miami Daily News в 1953 году перед визитом Пиети в город, где она должна была представлять роуд-шоу Chrysler New Worlds In Motion («Новый мир в движении») — что-то вроде мини-автосалона, где единственным экспонентом была марка Chrysler, демонстрировавшая свои новинки.

Роль Люсиль Пиети заключалась в объяснении технических достижений марки таким языком, который был бы понятен и непрофессионалу. Фактически Пиети выполняла роль, которую сегодня играют PR-специалисты, только делала это многократно профессиональнее благодаря своей специальности. В Chrysler же не скупились на похвалы ее внешности и активно эксплуатировали образ, например, продвигая с ее помощью Dodge LaFemme. Этот автомобиль компания описывала как «сделанный специально для Ee Величества... американской женщины».

Дальше — больше: когда у Пиети набралось достаточно опыта работы на публике, в апреле 54-го бренд Plymouth стал эксклюзивным спонсором комедийного телесериала CBS «Это мой мальчик». Пиети пришлось переехать в Голливуд для съемок в рекламе и выступлений. Слава ее ширилась не по дням, а по часам, и популярнейший комик Граучо Маркс как-то сказал ей, что если она — это то, во что превратится Детройт, то он готов бросить актерство и вернуться к работе на конвейере. В то же время сама Люсиль по-прежнему мечтала о работе инженера и отказывалась от многих предложений, следовавших из Голливуда. Как сказала она в интервью детройтской газете, «без микрометров, штангенциркулей и прочих инструментов, без моей профессии я просто потерявшаяся девушка».

Когда в 1955 году телешоу свернули, Chrysler просто вернул Люсиль на ее прежнюю должность, прибавив к ее обязанностям написание ответов на жалобы клиентов. Сама она считала это назначение пустой тратой ее знаний как инженера.

Обручившись с инженером-нефтяником Джимом Милном, в сентябре 1955 года Пиети оставила Chrysler. Как рассказывала ее дочь, главным мотивом этого решения Люсиль было нежелание руководителей компании дать ей возможность работать по специальности и применять свои знания. Она вышла замуж, вырастила двоих детей и вернулась к профессии в 1977 году, на этот раз — в нефтяной компании в Саудовской Аравии.

Люсиль Пиети умерла в 2011 году в возрасте 84 лет.

Сегодня женщины составляют четверть выпускников инженерных и научно-технических факультетов, а Мэри Барра пополнила список женщин, которые использовали свои научные степени в технических дисциплинах как трамплин, позволивший им войти в элиту руководителей бизнеса. И пусть ее пример все еще остается исключением, но сравнение историй этих двух женщин показывает, как сильно поменялись американский бизнес и американское общество за эти сорок лет. Теперь, если на свет появится новая Люсиль Пиети, ее талант инженера не будет зарыт в землю.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии