Skoda Yeti по столицам Зимних Олимпиад: от Инсбрука до Турина (эпизод 6-й) — журнал За рулем

Skoda Yeti по столицам Зимних Олимпиад: от Инсбрука до Турина (эпизод 6-й)

«Все под контролем, все просчитано, все безопасно. Нужно только сесть и довериться профессионалам. Они делали это тысячу раз и вообще — тебе же сказали, что управлять этой штукой будет сам великий Зепп Кайнаст!»

Это я занимаюсь самовнушением в предвкушении заезда на бобе-четверке. Организаторы олимпийского автопробега решили, что подобный опыт нам явно необходим, чтобы лучше проникнуться духом Игр. Рядом разминаются, перебрасываясь шуточками, здоровенные парни с ногами как у штангистов и шеями как у борцов и широкоплечие девчонки в черной и синей спортивной форме с надписью ARMY, NAVY и RAF — это тренируется сборная по бобслею британских Вооруженных Сил. Как нам рассказали, периодически сюда привозят и обычных военнослужащих — для занятий по повышению мотивации... Шуточки и смешки усиливаются, когда на нас надевают шлемы и грузят в боб-четверку. Выглядит наша посадка и впрямь комично, ибо залезть в боб с непривычки весьма сложно — это только в телерепортажах с соревнований профи запрыгивают в них за долю секунды.

— Ну вроде все не так страшно, как ожидал, — проскальзывает в голове. Но буквально через десятую долю секунды меня вжимает внутрь боба чудовищное ускорение — мы входим в один из четырнадцати виражей 1270-метровой трассы Инсбрук-Игльс. Короткий прямой отрезок, и  наш рулевой закладывает два разнонаправленных поворота подряд. Скорость за сотню и перепады высоты, достигающие 98 метров, ощущаются всем телом. Шея, руки и мышцы корпуса напряжены, словно я пытаюсь жать штангу, стоя на борцовском «мосту». Повороты и ускорения на прямых следуют одно за другим. Феерические ощущения длятся 55 секунд с «копейками» — за столько мы преодолели дистанцию. В крови бурлит адреналин, и от предложения повторить мы не отказываемся, чуть ли не вприпрыжку несясь к грузовику, который отвозит бобы и спортсменов к месту «запуска». В конце последнего заезда нам выдают распечатку с нашим результатом — 119,9 км/ч. Неплохо, даже при том, что на настоящих соревнованиях профессионалы летят по желобу на скоростях, достигающих 160 км/ч.

Этот захватывающий опыт (он, кстати, доступен не только спортсменам и журналистам — при наличии группы из 6 человек за умеренную плату по треку покатают любого желающего) был приурочен к нашему посещению города, на счету которого сегодня самое большое число зимних олимпиад — австрийского Инсбрука. Холм, на котором возведен один из трамплинов, украшают сразу три чаши для Олимпийского огня — две на зимние и одна на юношеские игры. Кроме Инсбрука, дважды принимали Олимпиаду только швейцарский Санкт-Мориц и американский Лейк-Плэсид. Именно на Играх 1964 года в Инсбруке в олимпийской программе появился санный спорт и  были возвращены соревнования по бобслею.

После заезда отправляемся на прогулку. Утренняя свежесть внезапно сменяется удивительным теплом. Это подул «фён»  — теплый и сухой стоковый ветер, дующий с гор в подветренные долины. Этот обычный для горных стран теплый, но весьма сильный ветер в 1964 году стал причиной «обесснеживания» части олимпийских трасс. Ситуацию исправляли с привлечением армии — солдаты Österreichs Bundesheer доставили к местам соревнований десятки тысяч кубометров снега. СССР на тех играх завоевал 11 золотых медалей, вторую позицию заняли хозяева, взявшие четыре «золота», на третьем месте были норвежцы с тремя медалями высшей пробы.

Пожалуй, из всех городов, принимавших игры, Инсбрук лучше лучше других распорядился олимпийским капиталом. Практически все объекты были спроектированы и расположены таким образом, что смогли функционировать и после проведения Олимпиады. Ежегодно в новогодние дни на трамплине Бергизель проходит один из этапов престижного «Турне четырех трамплинов», активно используются горнолыжные спуски. Для любителей катания на беговых лыжах оборудовано около 200 км трассы, проложенной в красивейших местах, ну а про бобслейную трассу вы уже знаете. Для тех же, кому не повезет, в городе действует прекрасная клиника со специализацией на спортивной медицине и травматологии.

Проведение Игр 1964 года позволило австрийцам сэкономить на проведении XI Олимпийских Зимних игр в 1976-м. Тогда на них потратили около 1 млрд 337 млн австрийских шиллингов. Сумма могла бы быть больше, если бы не Игры 1964 года, благодаря которым Инсбрук имел в распоряжении уже готовые основные спортсооружения.

Признаться, к восьмому дню путешествия наши ноги просто требовали ходьбы, и потому мы с удовольствием следуем за нашим замечательным экскурсоводом Анной, которая рассказывает историю города на реке Инн. Практически ровесник Москвы, Инсбрук был основан рядом с местом старого римского поселения. Рядом с мостом (нынешний главный стоит на том же месте, что и первый деревянный) выросли таможенный пост и рынок — он дал название находящейся на его месте Марктплатц.

В 550 году предки современных баварцев во время переселения народов заняли долину реки. Перейдя через перевал Бреннер в Южный Тироль, баварцы смешивались с местным населением. В тех далеких временах лежат корни многих споров за эту землю, которую баварцы считают своей, а австрийцы своей. Впервые упомянутый в 1180 году, городом Инсбрук стал в 1234-м волей герцога Оттона Меранского. В 1239 году город получил права и привилегии, став к 1248 году центром государства Тироль. В Средние века и Новое время город и провинция Тироль были вечным предметом соперничества между Баварией и империей Габсбургов. Жители региона, подобно соседям-швейцарцам, всегда были боевым и свободолюбивым народом и даже бивали самого Наполеона, о чем свидетельствуют многочисленные памятники национальному герою Тироля — крестьянину Андреасу Хоферу, возглавившему освободительное движение против французской оккупации. Тирольцы трижды одерживали победы над французами, но в четвертый раз Наполеон победил, и в 1810 году плененный Хофер был расстрелян в Мантуе. Тироль был передан под власть Баварии, но по решению Венского конгресса 1814 года снова возвращен Австрии. И хотя он и сейчас остается австрийским, жители этой земли и города Инсбрука считают себя, прежде всего, тирольцами.

Даже если вы не фанат зимнего спорта, вам стоит обязательно посетить этот город. Он  замечателен своими видами. С центральной улицы открывается необычная картина — крыши барочных зданий словно обрамлены снежными вершинами, вонзающимися в пронзительно-аквамариновое небо. Если подняться выше, откроется не менее захватывающая панорама в обрамлении снежных вершин. Ну а спустившись снова вниз и заглянув в любой ресторанчик, вы развеете предубеждение о «скучной» кухне германских народов, если таковое у вас ненароком было.

Из Инсбрука наш маршрут лежит в соседнюю Швейцарию, в Санкт-Мориц, дважды встречавший белые» олимпиады. Кстати, считается, что именно здесь был изобретен столь впечатливший нас бобслей. В 1888 году английский турист Уилсон Смит соединил между собой двое саней с доской и спустился на них в расположенную несколько ниже Челерину. В конце века в Санкт-Морице был основан первый бобслейный спортклуб и разработаны правила для этого спорта. Оттуда бобслей распространился по Европе.

Путь до Санкт-Морица лежит по очень интересной дороге. Некоторые ее участки практически полностью состоят из сплошных закрытых поворотов, подъемы чередуются со спусками, а сама дорога обрамлена густым горным лесом. И преодолевать этот путь приходится в полной темноте. Впрочем, ни темнота, ни крутизна поворотов не останавливают местных жителей. Они летят со скоростью по 80–90 км/ч там, где мы, казалось бы, привыкшие уже и к серпантинам, и к ночной гонке на приличной скорости, не решаемся ехать больше шестидесяти.

Санкт-Мориц встречает нас залитыми светом витринами бутиков. Такое ощущение, что сюда переехал весь Третьяковский проезд и ЦУМ с ГУМом вместе взятые. От переливающихся мехов и «Ролексов» в витринах рябит. Рядом с витриной очередного мехового бутика совершеннейшим сюром смотрится реклама движения против жестокого обращения с пушными зверями…

Первые Игры прошли в Санкт-Морице в 1928 году (повторно город встречал олимпийцев после Второй мировой — в 1948-м). В соревнованиях, устройство которых обошлось властям кантона и Федерации в 100 000 франков, приняли участие 464 спортсмена из 25 стран, из которых девять впервые были представлены на зимних олимпиадах. Было разыграно 14 комплектов в восьми дисциплинах. В неофициальном медальном зачете первое место заняла команда Норвегии, завоевавшая 15 медалей: 6 золотых, 4 серебряных и 5  бронзовых.

Поутру мы отправляемся на поиски Олимпийского стадиона и… проходим мимо него, делая приличный крюк, а затем возвращаясь назад. Нет, это не внезапно поразивший всю группу «географический кретинизм» — признать в невзрачной залитой льдом площадке и паре домишек олимпийский объект можно только обладая очень богатым воображением.

В 1928 году о суммах, которые сегодня расходуются на проведение Игр, никто не мог и мечтать. Впрочем, тогдашние Игры обладали тем, чем не могут похвастать нынешние — они были спортом именно в том значении, которое закладывали в него когда-то английские джентльмены, не помышлявшие о гонорарах за выступления, рекламных контрактах и прочих атрибутах современного спорта, превратившегося в профессию.

Незадолго до олимпийского взлета Санкт-Морица в истории чешского автомобилестроения произошло событие, с одной стороны, трагическое, а с другой — ставшее толчком к превращению автомобильной компании Laurin & Klement в одного из влиятельнейших мировых автопроизводителей. В 1924 году на фабрике в Млада-Болеславе случился сильнейший пожар. Убытки были таковы, что для выживания фирмы ей пришлось войти под крыло ŠKODA — компании, хорошо известной как производителя оружия и техники. Официальное слияние было зарегистрировано в сентябре 1925 года, но автомобили ŠKODA еще долго несли на радиаторной решетке логотип Laurin & Klement. И только в 1929-м она была заменена на ŠKODA. У предприятия началась вторая жизнь.

Утро следующего дня приносит самое большое разочарование за всю поездку — нам не везет с погодой. Серпантин, по которому мы должны выйти на швейцарско-итальянскую границу, был намечен для фотосъемки. Но разразившийся проливной дождь с мокрым снегом и туман лишили наших фотографов многих отличных кадров. Да и водителей подержали в приличном напряжении. Спасало только то, что какова бы ни была толщина снежного покрова вокруг, на самой дороге не было ни снежинки — все вычищено.

Миновав бдительного швейцарского пограничника, щеголявшего отменным горнолыжным загаром и бриллиантовой серьгой в ухе, мы въезжаем в «самую неитальянскую провинцию Италии» — Пьемонт.

Итальянский Турин стал столицей XX Зимних Олимпийских игр в 2006 году. И глядя на то, что представляют сегодня олимпийские объекты, есть о чем задуматься в преддверии Сочи-2014.

Мы начинаем нашу экскурсию по олимпийскому Турину с осмотра Palazzo a Vela. На нем проходили соревнования по шорт-треку и фигурному катанию. Сегодня это место отдано под выставки. В нескольких километрах от Palazzo a Vela — изящный мост, также построенный к Олимпиаде.

Он  соединяет две части города, рассеченные железной дорогой. На одной стороне, там, где располагается территория завода и штаб-квартира Fiat, остались и некоторые из ледовых арен. На другой — ныне безлюдный комплекс из зданий, где размещалась пресса. Модернистского вида комплекс сейчас выглядит словно опустевшая декорация. У города так и нет решения о том, как использовать эти площади. Коммерсантов они не привлекают — ныне этот район густо населен эмигрантами из Румынии и Африки, а университету, которому пытались передать эти здания, расходы на их содержание не по карману. Вот и стоят они пустующие и ветшающие.

Рядом раскинулась и бывшая олимпийская деревня. Изначально планировалось, что 60% ее фонда будет продано, а 40% — отдано городу под социальное жилье, но в результате все дома были реализованы на коммерческой основе.

С одной стороны, Игры принесли городу и стране существенные убытки — на строительство потратили 1,7 млрд евро. На эти деньги было построено 65 спортивных площадок, стадионов, спортивные деревни для атлетов и журналистов. Из этих объектов очень немногие сегодня используются по своему прямому назначению. Но с другой  — город обзавелся метрополитеном, которым туринцы сегодня охотно пользуются, и стал более широко известен миру. Правда, туристы предпочитают осматривать не олимпийские, а исторические достопримечательности Турина, такие как собор Иоанна Крестителя, в котором хранится Туринская плащаница, и второе в мире по значимости собрание египетских древностей. Ну а русских туристов неизменно привлекает дом, в стене которого во времена осады Суворовым застряли пушечные ядра.

Мы завершаем наше пребывание в Турине так, как это предписывает традиция, которой следуют и сами туринцы, и гости города, название которого переводится как «маленький бык». На Пьяцца Сан Карло мы наступаем на отполированную миллионами пяток мошонку металлического быка и загадываем желания под одобрительные улыбки местных жителей. Наша часть путешествия по олимпийским столицам Европы завершается, и мы отправляемся в аэропорт, где передадим Yeti, на одометрах которых прибавилось по 4000 километров и которые ни разу не подвели нас на дорогах Азии и Европы, в руки других участников пробега.

Часть 5-я

Понравилась заметка? Подпишись и будешь всегда в курсе!

За рулем на Яндекс.Дзен
Оцените материал
0:0

Отзывы о Skoda Yeti (1)

Skoda 2013 / срок владения 3 — 5 лет

Достоинства:

Комфорт, прекрасная управляемость, динамика, абсолютная надёжность, неугоняемая — мизерная цена КАСКО, адекватная цена ТО.

Недостатки:

Мал ход отбоя подвески.

Комментарий:

За 80000км пробега пришлось заменить одну лампу подсветки номера (20 рублей и минута работы) А больше и комментировать нечего — идеальный автомобиль для своего класса!

Написать отзыв

Загрузка...