На больших дорогах — журнал За рулем

На больших дорогах

НА БОЛЬШИХ ДОРОГАХ

СПОРТ И ОТДЫХ

Формула 1 

НА БОЛЬШИХ ДОРОГАХ

Гонки, в которых правила меняются постоянно, превращаются в гонки без правил.

Александр МЕЛЬНИК

Гром грянул через час после финиша Гран-при Бразилии, второго этапа чемпионата мира 2000 года. После тщательной проверки, как того требуют правила, первых шести автомобилей (то есть тех, чьи пилоты получили очки) технические комиссары доложили главному судье, что пять машин не вписываются в рамки установленных требований.

Эффект, как говорится, был велик! Словно ребенок радовался Джанкарло Физикелла — его «Бенеттон» хоть и закончил дистанцию третьим, но становился победителем — единственный легальный автомобиль! Судьи недоумевали: если дисквалифицировать этих пятерых, придется начислять очки пилотам, занявшим следующие места. Но ведь их машины не проверяли, где гарантия, что с ними все в порядке?

Решение, принятое главным судьей Большого приза Бразилии, трудно назвать соломоновым. Победителя — Михаэля Шумахера, его брата Ральфа из «Вильямса», а также «джордановцев» Хайнца-Харальда Френтцена и Ярно Трулли простили. А вот финишировавшего вторым Дейвида Култарда дисквалифицировали. Специальные листы многослойной фанеры, установленные под днищем их машин (это сделано, чтобы контролировать минимальный клиренс и избежать выгодного с точки зрения аэродинамики плоского днища, снизив тем самым скорость), были стесаны более чем на миллиметр. Это категорически запрещено. Однако у «Мак-Ларена», серебряного призера, сверх того еще и правая торцевая пластина переднего антикрыла оказалась смещенной в вертикальной плоскости на 7 вместо допустимых 5 мм. Попались, ребятки!

Возмущению в лагере «Мак-Ларена» не было предела. Как же так?! Ведь в конце прошлого года за очень похожее нарушение (перекосились боковые дефлекторы) обоих гонщиков «Феррари» сначала наказали, но потом победные очки за Гран-при Малайзии им вернули, продлив тем самым интригу в чемпионате. Тогда итальянская команда оправдалась тем, что неверно установила дефлекторы без всякой задней мысли, «на скорость-де это не влияет».

К тому же фанера под днищами машин-нарушителей, как признали сами судьи, стесалась из-за неровного покрытия бразильской трассы. Вины команд нет! Разве не логично в таком случае предположить, что и торцевая пластина «маклареновского» антикрыла перекосилась, ударившись несколько раз об асфальт? Увы, апелляционный суд Международной автофедерации (ФИА), собравшийся через несколько дней в Париже, напрочь забыл о своем осеннем решении и очки Култарду не вернул.

В формуле 1 это далеко не первый скандал. Конструкторы гоночной техники всегда балансируют на грани допустимого, пытаясь найти малейшую лазейку в технических требованиях. Не стоит сбрасывать со счетов и небрежность в работе механиков или инженеров — ничто человеческое им не чуждо. К примеру, переднее антикрыло «Заубера» Мики Сало на первом этапе в Австралии оказалось на два сантиметра ближе к колесам, чем разрешено. Выяснилось, что на новую машину С19 смонтировали антикрыло... от прошлогодней модели. Просто перепутали, «без задней мысли»! Но финн лишился очка за шестое место.

Подобное происходило и раньше, причем не всегда верх брали судьи. Можно вспомнить бурные дискуссии о самом существовании антикрыльев конца 60-х. Или дисквалификацию с последующим «восстановлением в правах» Джеймса Ханта, чей «Мак-Ларен» оказался на 10 мм шире положенного. Англичанин стал чемпионом мира-76 именно благодаря этим, потерянным было очкам. В 1981-м конструкторы «Брэбэма» разработали хитроумную гидропневматическую подвеску, позволявшую уменьшать клиренс во время движения машины по трассе. «Не пойман — не вор», — отвечали судьи на возмущение команд-соперниц. И Нельсон Пике на нелегальном с точки зрения духа правил, но вполне соответствующем их букве автомобиле стал чемпионом.

В 90-е в формуле 1 наступили новые времена. Судьи из стороны, так сказать, обороняющейся превратились в «нападающих». Теперь уже ФИА, вернее, ее руководство в лице нового президента Макса Мосли и его «первого зама», фактически владельца формулы 1 Берни Экклстоуна, стала диктовать законы. Руководствуясь собственной логикой — зрелищность превыше всего! — они запрещали все появлявшиеся технические новшества. Активную подвеску, противобуксовочную систему, «обратную» телеметрию, любые электронные изыски, призванные помогать водителю управлять машиной, поставили вне закона.

Более того, руководство формулы 1 стало активно вмешиваться в результаты гонок. Когда отрыв Михаэля Шумахера от преследователей в чемпионате-94 вырос до неприличных размеров и интерес к борьбе за титул катастрофически упал, лидера начали наказывать за мельчайшие нарушения. Как, например, в Испании, где немец обогнал одного из соперников на круге прогрева — на столь ничтожный эпизод раньше никогда не обращали внимания. (Кстати, и в этом сезоне пока не обращают, хотя такие случаи были.) А позже для «торможения» Михаэля пригодилась и пресловутая доска под днищем машины.

Казалось бы, абсурд — автомобиль во время гонки может промчаться по бордюрному камню, вылететь на гравийную зону безопасности. Царапин на деревянной поверхности никак не избежать! Кому придет в голову искать злой умысел, если в результате такой «экскурсии» на днище появятся царапины глубже 1 мм?! Однако в Бельгии в августе 1994-го судьи наказали Михаэля за это «нарушение», отняв у него 10 победных очков, да еще запретив стартовать в двух следующих Гран-при!

Глупость, скажете вы? И да, и нет. Особенно если иметь в виду резко возросший интерес к формуле 1. Миллионы телеболельщиков наблюдали схватку за золото на последнем этапе сезона-94 в Аделаиде. Деймон Хилл уступил тогда всего очко. Между тем на предыдущей гонке в Японии на «Вильямсе» англичанина механики не сумели снять одно из колес для замены. А ведь правила требуют обязательной смены всех шин в ходе заезда! Но Деймона, разумеется, никто и не подумал наказать.

Постойте, спросит искушенный читатель, о каких умышленных нарушениях может идти речь, если в автогонках, как в любом техническом виде спорта, проводится обязательный технический осмотр до старта? Действительно. Даже если просто опоздаете на эту процедуру, рискуете выбыть из гонки, как это едва не произошло с «Бенеттоном» на британском Гран-при нынешнего года.

Но у руководства формулы 1 свои резоны. Для обострения борьбы в чемпионате в целом и в каждой гонке в отдельности изобретаются все новые правила. Принудительная дозаправка и смена шин в ходе гонки — условие обязательное, хотя, по логике, абсолютно излишнее. Скорость движения в «пит-лейне», «гаражном переулке», ограничили, наказывая нарушителей 10-секундными штрафами. Конструкторы ответили на это ограничителями скорости. «Вот еще, — подумали в ФИА, — умники нашлись!» И внезапно, на недавнем Гран-при Сан-Марино, объявили ограничители вне закона. Смехотворное правило, запрещающее пилоту без борьбы пропускать вперед партнера по команде, родилось сразу, как только стало выгодным. И быстро умерло, когда ситуация в чемпионате изменилась.

Еще одно новшество — покрышки с рисунком. Канавки 5-миллиметровой глубины должны к финишу снашиваться не более чем на 2,5 мм. Но автору этих строк не раз доводилось наблюдать абсолютно «лысую» резину после финиша Гран-при. Так в апреле в Сильверстоуне полностью стерлись по меньшей мере две из четырех канавок на задних покрышках «Джордана» Ярно Трулли. Превосходный повод для дисквалификации! По сути, это правило держит на крючке абсолютно всех пилотов на каждой из гонок!

Неужели никому из владельцев команд или пилотов не приходит в голову нелепость происходящего? Увы, они практически лишены права голоса. Менеджер наказанного в 1994-м «Бенеттона» Флавио Бриаторе и возмутившийся тремя годами позже Жак Вильнев испытали последствия своей строптивости на себе. Каждому из них публично «поставили на вид» и предупредили о возможности дисквалификации, если они продолжат протестовать.

Вот почему молчит шеф «Мак-Ларена» Рон Деннис — он даже не поехал на заседание апелляционного суда, где решалась судьба его команды. Вот почему не возмущается, а даже одобряет (!) действия судей Дейвид Култард, потерявший шесть очков в Бразилии.

За последние двадцать лет формула 1 из сугубо технического вида спорта, близко знакомого немногим, превратилась в грандиозное мировое шоу с миллиардной аудиторией. Законы шоу обязаны соблюдать все участники. Ведь каждый — от последнего механика, рискующего жизнью во время совершенно ненужной дозаправки, до владельца команды, которого в любой момент могут объявить обманщиком и плутом, — получает свой кусок хлеба с маслом. А потому вынужден мириться с судьями, порой ведущими себя по наущению хозяев под стать разбойникам с большой дороги.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые