В поисках арала

В ПОИСКАХ АРАЛА

]

ПО АСФАЛЬТУ ИЛИ ПО СТЕПИ

Стартовали из Москвы и в первый же день отстали от графика, не успев добраться до Волгограда. За второй день отставание увеличилось до 200 км. Ночевку устроили на берегу Ахтубы, близ Михайловки. Всю ночь поднималась вода, и были даже опасения проснуться в мокрых палатках. Но обошлось.

Дальше — больше. Граница с Казахстаном отняла почти пять часов! Оказалось, для групп оформление сложнее, чем для индивидуалов, и бумаг требуется больше. Какие-то пришлось исправлять, а потом машины заставили полностью разгружать для осмотра. Чтобы преодолеть границу, надо: оформить миграционные карты (300 руб.), обязательство не продавать машины (100 руб. на автомобиль), купить страховку (300 руб.), заполнить декларации, получить разрешение СЭС (100 руб.). Если все правильно делать (не для группы, а для одиночек), можно уложиться за час.

В Казахстане сразу шокирует состояние дорог. Такое ощущение, что их долго бомбили. Иногда попадаются ямы, в которых исчезает впереди идущая машина. Ночью по этим трактам ездить не следует! У большинства дорог есть «параллельный объезд» по степи — пыльно, но хотя бы существенно ровнее. Примерно половина заправок и почти все шайханы-чайханы (столовые) принимают рубли, но лучше сразу, на границе запастись некоторой суммой тенге (курс примерно 4,5).

На четвертый день прошли сквозь ворота «Европа-Азия», что у моста через реку Урал в Атырау. В Доссоре свернули с основной автодороги к Бейнеу и почти засветло поставили лагерь. А с утра на одном из очередных трамплинов местного шоссе наш «Дискавери» так хорошо прыгнул, что лишился багажника на крыше. Пока экипаж занимался ремонтом, зашли в весьма колоритную столовую. При входе висело объявление, требовавшее снять обувь. Глядя на старенький линолеум, делать это не хотелось, но уважили.

Объяснение с хозяйкой было недолгим:

— Что у вас есть?

— Борщ, гуляш, яичница.

— Из скольких яиц?

— Борщ, гуляш, яичница…

Как-то с трудом все же объяснились.

Еще одно впечатление от Бейнеу — «космические» пейзажи пригорода, густо украшенные полиэтиленовыми пакетами. Их было очень много. Зацепившиеся за колючки местной флоры, пакеты не казались совсем уж неестественными: ни дать ни взять плантации по выращиванию полиэтиленовых упаковок.

ПОЧТИ НАУГАД

Немного отъехав от города и завидев край плато, устремляемся к нему. Кругом равнина, а дальше сорокаметровые скалы. Поднимаемся, и снова равнина. На 300 километров голая степь, населенных пунктов больше нет, впереди только море.

Ориентироваться все тяжелее и тяжелее. Недаром пограничник, узнав, куда движемся, сказал: «Да вы дорогу все равно не найдете. Приезжали тут с GPS-навигаторами и все равно заблудились».

У нас кроме GPS еще и компьютерные карты — согласовывалось все специальной программой. И тем не менее… «Здесь куда?» — в очередной раз спрашивает напарник. Оказывается, развилка на местности блистательно отсутствует на карте. «По накатанной», — привычно отвечаю. А какая накатанная? Вглядываюсь в дорогу, пытаюсь представить ее примерное направление и почти наугад тыкаю пальцем — по этой!

Дорога очень однообразна, идет вдоль невысокого хребта, и лишь иногда попадаются чахлые или совсем нежилые кошары — поселения животноводов.

Единственное развлечение — пересечение «хребта», вдоль которого едем. Здесь холмистый рельеф и песчаные дороги с крутыми, иногда почти непроходимыми подъемами. Буксирный трос, впрочем, потребовался всего пару раз. Потом опять скучная, надоевшая степь. Несколько километров вдоль большого солончака, сворачиваем к берегу. Грунт коварен, но мы подъезжаем к нему почти вплотную — наслаждаемся видом ледяно-белого озера.

На ночевку устраиваемся уже в сумерках. «Оазис» с высокими кустами, крайне редкими в этих местах. Под случайно отодвинутым камнем несколько скорпионов. Подняли еще несколько досок — там их тучи! Нежелательное соседство. Скорее прочь, туда, где нет растительности.

Привычными уже степями с привычными навигационными трудностями выезжаем на границу Казахстана и Узбекистана. Граница никак не обозначена, определяем ее только по картам. Въехали в другую страну или нет? Вскоре вдали показалось строение. Рассматриваем его в бинокль: таможня или не таможня? Опасаясь бюрократии, поборов и досмотра, решаем игнорировать сомнительный пункт. По целинной степи, иногда по еле заметным колеям идем на север, возвращаясь в Казахстан.

Препятствиями на пути встают болотца, поперечные дороги с глубоченными колеями от тяжелых грузовиков и отвалы газопроводов. Море — цель нашей поездки — где-то рядом, а его все еще не видать. Но мы не из тех, кто верит сказкам, будто Арал весь вытек, испарился.

КТО ПЕРВЫЙ?

В нескольких километрах от предполагаемого берега машины пошли своим собственным путем — каждый экипаж хочет перехитрить других и выйти к морю первым. Приборы уверяют, что оно совсем близко, а небольшие облака впереди подсказывают: пустыня заканчивается. Море появляется как-то вдруг: плато неожиданно обрывается вертикальной пропастью и перед нами великолепнейший вид! В течение получаса мы пребываем в диком восторге.

Вдоль обрыва трогаемся на север. Часто останавливаемся — картины перед нами разнообразны и хочется рассмотреть все. Но главное для нас — Аральское море живо! Потери воды с этого берега заметны меньше всего, он крутой, с большими глубинами.

Наконец находим спуск к «воде». Совершенно нереальные пейзажи и увлекательнейшая езда по бывшему дну моря. Расстояния, которые скрадываются в пространстве при виде сверху, теперь понятны — от края плато до воды не пара сотен метров, как казалось, а пара километров! Незаметно для себя проехали по дну обратно до самой границы с Узбекистаном. Лишних 70 километров по бездорожью — пустяк в сравнении с тем, что видели и ощутили.

…Утро. Первый за всю поездку теплый день, дождя нет. Странно было оказаться в пустыне и несколько дней мерзнуть и мокнуть. В Москве на вопрос, что брать с собой, опытные советовали одно — теплые вещи. Понимали, из-за резких перепадов влажности и температуры ночью в пустыне холодно, но кто мог подумать, что холодно будет и днем и что дожди будут так часты?! Вот вам и пустыня!

В ЖАРУ К ОАЗИСУ

Поворачиваем к дому. На подступах к Бозою — труднопроходимые глубокие лужи, а еще глина и песок. Едва показался поселок, наперехват рванул УАЗ. Не то пограничники, не то таможня, не то полиция. Проверили документы, удивились, что приехали мы не из Узбекистана, а из Бейнеу.

В местной администрации зарегистрировались — находиться в Казахстане без регистрации более пяти суток запрещено. Платим три доллара с человека. На заправках топливо продают… из бочек и канистр. Дико! Скупили всю имевшуюся солярку для дизельной группы нашего отряда.

Теперь предстоит пройти степями более длинный маршрут с выходом сразу в Кульсары. За остаток дня преодолеваем небольшие болотца — их несколько. Разнообразие в привычный степной пейзаж внес небольшой скоростной участок с «американскими горками». К вечеру добрались до Северного Чинка Устюрта. Ставить палатки с великолепным видом на уходящие до горизонта скалы и глиняные холмы — одно удовольствие.

В лучах рассвета спускаемся с плато. Теперь караван движется по древней дороге вдоль глубокого оврага с вертикальными стенами, промытого небольшой речушкой. Выходим в совершенно плоскую долину. Ровная, как аэродром, дорога плавно ведет вниз. Ощущается сырость, все больше луж и заболоченных участков. Стоп! Лучше развернуться к месту ночлега и далее продолжить путь по краю Северного Чинка Устюрта.

Вокруг все равно однообразная степь. Но время от времени подходим к очередному разлому плато — там Чинк во всей его красе! Вблизи одного из разломов, где когда-то был населенный пункт Устюрт, обнаружили древнее кладбище. На некоторых плитах хорошо различимы арабская вязь и символы.

Останавливаемся на краю плато. Это, похоже, уже не Северный Чинк, а Чинк Донызтау. Спускаемся в долину. По картам мы уже на дне солончака, но его нет, как нет и соли. Видно, в распутицу тут тяжелейшее бездорожье, но сейчас почти вся дорога твердая. В какой-то момент пейзаж резко меняется. На глаза попадаются утки, трава высокая, ярко-зеленая. Это оазис — озеро и несколько артезианских скважин.

Возвращаемся на границу. Знакомые люди и те же формальности. Неожиданно выясняется, что кто-то из нас не бывал на Баскунчаке, да и те, кто был, не прочь посетить его еще раз.

Баскунчак — заповедник, охраняется тщательно, и к воде нам разрешили подъехать только в одном месте, пояснив при этом, что и сюда в общем-то доступ закрыт. На выезде увидели палаточный городок туристов: даже пешим не разрешили ставить лагерь на территории заповедника. Выехали на асфальтированную дорогу с пугающими табличками «Внимание! Возможны карстовые провалы». Провалов мы не обнаружили — дальше только асфальт, Москва и никаких приключений.

Соавтор: Фото: Евгений Беляев

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии