Проехали по крыше!

Проехали по крыше!

Себастьян из Гренобля. Велосипед и вся амуниция весьма боевого вида, да и сам он просто супермен: высокий, худой, щетинистый, пропыленный и прожаренный насквозь.
Себастьян из Гренобля. Велосипед и вся амуниция весьма боевого вида, да и сам он просто супермен: высокий, худой, щетинистый, пропыленный и прожаренный насквозь.

Побывать на самой высокогорной трассе мира G-219 — заветное желание любого вольного путешественника. Можно, конечно, купить джип-тур, но мы решили пользоваться попутным транспортом. Кратчайший наземный путь в Тибет лежит через Киргизию. Переход Иркештам — это полный, извините, бардак на киргизской стороне и отменный порядок на стороне китайской (отличный асфальт, удобные стоянки, уютные кафе, из которых сочится ароматный дымок). Кажется, даже погода на китайской стороне другая.

Тибетский километраж
Тибетский километраж

Нулевой километр трассы G-219 — у городка Йечх (на картах — Яркенд). Пустыни, переходящие в горы, сменяются каменистой грунтовкой. Глиняные дома-коробочки с едой и печкой-буржуйкой внутри. Ночью — минус десять, утром на солнце тепло.

Бильярд в Западном Тибете? Да, представьте себе. Правда, пацан как-то странно держит кий…
Бильярд в Западном Тибете? Да, представьте себе. Правда, пацан как-то странно держит кий…

Вокруг высокогорная пустыня, солнце, ветер с пылью, мороз. Гиблые места: ничего не растет, никто не живет. Высоко забрались — уже ни яков, ни верблюдов. Только дорога типа «стиральная доска» вьется до горизонта. Вот «Донфен» (китайский грузовик) — тяжелый и медленный. Напарник водителя напевает в пути извилистые китайские мотивчики, в кабине душно, печка жарит вовсю. Хочется спать, есть, и вообще — умереть.

Ступа — это не только летающая тарелка нашей Бабы Яги.
Ступа — это не только летающая тарелка нашей Бабы Яги.

Со скоростью 20 км/ч проехали 140 км. К ночи прибыли на следующую стоянку. Нас колбасит от высоты, голода и холода. Утром еды в харчевне не было — попили пустого чаю. Скорей бы добраться до тибетских поселений, там-то наверняка более хлебосольно. Одолев очередной перевал и добравшись до стоянки в долине во второй половине дня, водитель дальше не едет — уж очень трудны здешние дороги.

Шангри-Ла: ужин у монахов.
Шангри-Ла: ужин у монахов.

Греемся в харчевне — как вдруг, чуть ли не ногой открыв дверь, решительно входит парень европейского вида. Знакомимся: француз Себастьян из Гренобля. Проехал на велосипеде через Европу — Иран — Турцию — Таджикистан — Киргизию, дальше — по тому же маршруту, что и мы. Едет уже год, в одиночку — в день делает в среднем по 50–70 км. Перекинулись несколькими фразами на английском, французском и даже по-русски, пожелали друг другу удачи — и он укатил в сумерки, навстречу холодному ветру.

Китайский грузовик — трасса только началась, а ему уже не повезло. Сейчас починим и поедем дальше.
Китайский грузовик — трасса только началась, а ему уже не повезло. Сейчас починим и поедем дальше.

Цумси — первая деревня на тибетской территории: самая высокая населенная точка этой дороги, здесь холоднее всего. Нас окружили нечесаные женщины в бусах, в разноцветных накидках, в меховых юбках, подвязанных полосатыми фартуками. Они застенчивы, но приветливы, принесли кипятку. Но головная боль такая, что находишься в полубредовом состоянии, спать почти невозможно, дышать трудно, горло сохнет. Немудрено — высота примерно 4000 м над уровнем моря. На рассвете наш грузовик отправляется. Через 5 км — долгий ремонт, еще через 5 км лопается колесо…

Сколько же в лошадиных силах?
Сколько же в лошадиных силах?

Ночью подъехали к городу Дали. Выходим из машины и топаем через КПП — солдаты сидят в освещенной каптерке, пьют чай, играют в карты. Вступаем в ночной город — о цивилизация! Чистые улицы, огни, двери отелей открыты, однако в ближайшем мест нет: предложили заночевать в курительно-игральной комнате, расстелив спальники на ковре. Что ж, на войне как на войне. Подводим итог: до первого тибетского города по трассе G-219 — чуть более 1000 км. Это расстояние мы проехали за неделю.

Тибетский гелиосамовар.
Тибетский гелиосамовар.

Наутро движемся дальше на восток, а по правую руку, к югу — сплошь снежные вершины: это уже Гималаи, горы выше 7000 метров. У жителей индейская внешность — настоящие герои Купера и Майна Рида. Полосатые накидки, косы с вплетенной красной пряжей, каменные кольца в волосах, ожерелья и серьги — и у мужчин, и у женщин. Женщины одеты пестро, по краям одежды нашиты бубенчики. Люди поведения невозмутимого — при нашем появлении никаких эмоций.

Местные байкеры.
Местные байкеры.

Трое монахов из Непала в красных тогах и в бусах подвозят нас в джипе. Один неплохо говорит по-английски. Остановились у холма: ланч. Как кстати! Достают мясо яка, кисломолочный продукт типа йогурта в большой канистре. Он смешивается с порошком из костей яка и с ячменной мукой. Непальцы добавляют в него «сыр» — нечто среднее между творогом и шербетом. Из этой массы вылепливаются кусочки, похожие на тесто для печенья — довольно вкусное, называется цамба. Еда сопровождается молитвами и странными жестами. Мы неумело повторяем их, монахи одобрительно посмеиваются.

Рикши бывают не только в кино.
Рикши бывают не только в кино.

В священных текстах упоминается заоблачная страна вечной мудрости — Шамбала. Ламы говорят, что она находится в Западном Тибете — где-то здесь, рядом. Чтобы попасть туда, надо преодолеть «стену ледяного тумана»... Сколько таких стен ледяного тумана, снегов и ветров уже преодолели мы, но на вопрос о Шамбале получали лишь многозначительные вздохи и воздетые к небесам руки.

Это — защита от злых духов.
Это — защита от злых духов.

Через пару дней — Лхаса. Город из двух частей: старая тибетская, с низкими домами из кирпича-сырца, и новая китайская, стандартная. Спешим к Потала Палас, грандиозному сооружению на горе. Построен дворец-крепость в XVII веке и до середины XX был резиденцией Далай-ламы, правителя и духовного главы Тибета, ныне в изгнании. Потала на санскрите означает «гора Будды», Лхаса — «город Бога». Толпа на улице колоритная: преобладают паломники, что круглосуточно огибают главный храм Джоханг, то и дело падая на мостовую ничком. Полно сувенирных лавок — это не китайский ширпотреб! Популярны украшения из человеческих костей: пепельницы из свода черепа, ожерелья из мелких косточек от пальцев… Можно догадаться, откуда берется сырье для этих сувениров.

Лхаса, Потала Палас — и замок, и крепость, и дворец, и монастырь, и музей…
Лхаса, Потала Палас — и замок, и крепость, и дворец, и монастырь, и музей…

После теплой Лхасы в горах опять холодно. Путешествуя по Тибету, каждый день попадаешь в разные времена года: на перевалах — студеная зима, в ущельях — живописная осень, а в долинах, где расположены города и деревни, погода летняя. Остановился и подобрал нас джип с двумя парнями. Один тибетец, другой — китаец из Шанхая, друзья. Едут далеко, в Чамдо, и нам еще долго будет по пути. Висячие мосты, флаги и гирлянды по горам, ели, припорошенные снегом кусты с ягодами, бурливые речки. Здесь берут начало три великих азиатских реки — Янцзы, Брахмапутра и Меконг.

Долгая дорога восьмерками и серпантинами, повороты такие, что кажется, будто машина кружит вокруг своей оси. Наверху — зима, трасса ледяная, на колеса надевают цепи. Вокруг величественно-безжизненно. Только ели густо по склонам и снег: черно-белое кино. Дорога крутая и узкая, слева по борту не видно вершин, а справа — дна ущелья. Вот и развилка. Пора расставаться, а жаль — три дня ехали вместе.

Впереди святой город Шангри-Ла. Подъезжая, любовались видом огромного храма в закатном солнце. Стемнело, лавки закрылись, безлюдно. Вошли в темный монастырский двор, долго поднимались по лестнице. В одном из домиков близ главного храма — освещенное окно, заглядываем туда: монахи ужинают. Постучались — нас впустили и пригласили разделить трапезу. Ну и ночевать оставили.

На рассвете Тибет кончился. Перед нами — южная китайская провинция Юньнань — равнины, поля, китайцы работают вовсю: ворошат снопы, пашут, разъезжают на тракторах, возят тачки, пасут коров и свиней. Трудяги. А мы едем в Куньмин — путешествие продолжается…

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии