Лыжи на крыше лежат

ЛЫЖИ НА КРЫШЕ ЛЕЖАТ

]

КЛУБ ОБНОВЛЯЕТ ПУТЬ НА КАВКАЗСКИЕ КУРОРТЫ. ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ПОЛЕЗНЕЕ ЗДОРОВОГО ОТДЫХА? ДАЛЕЕ — МЕНЯЕМ ПРОФЕССИЮ:

ВЗГЛЯНИТЕ НА СЕБЯ ГЛАЗАМИ ПРОДАВЦА.

Не будем обращать в свою веру поклонников, к примеру, подледного лова. У них найдется тысяча аргументов за свое увлечение. Те же, кто знаком с горными лыжами, точно знают — мало что может сравниться с ними по остроте ощущений и мощному оздоровительному эффекту.

А нам-то что мешает? Машина есть, снег и мороз за окном все еще бесплатные. Дело за малым — найти неделю-две свободного времени и решиться, наконец, инвестировать некоторую сумму в собственное здоровье.

Россия, конечно, не мировой центр горнолыжного туризма, но кое-что есть и у нас. Из наиболее известных и относительно обустроенных мест — заполярный Кировск, Южный Урал и, конечно же, Домбай и Приэльбрусье.

Два последних — овеянные легендами альпинистов, горнолыжников, туристов, сохранившиеся еще с советских времен, наверное, до сих пор самые популярные. Кроме того, есть у Кавказа и объективные преимущества перед другими горами: мягкие и вместе с тем очень снежные зимы, неплохо отлаженная инфраструктура, довольно длинный для зимы световой день и близость к густонаселенным районам России. Но главное, Кавказ — это не какие-нибудь холмики в Подмосковье или на Урале, а настоящие горы с вечными снегами и ледниками. А значит, и многокилометровые горнолыжные трассы, огромные поляны снежной целины, где раздолье сноубордистам и отважным фрирайдерам — любителям пощекотать нервы экстремальным катанием по лавиноопасным склонам. Есть даже новомодное увлечение Heli-ski, когда вас на вертолете забрасывают на самые дикие вершины, и, спускаясь оттуда, вы уповаете лишь на собственное мастерство и волю божью. И конечно же, статус самой престижной у нас горнолыжной тусовки. Последнее, между прочим, для иных весьма существенно. Так сложилось, что горные лыжи — не только спорт, но и демонстрация определенного образа жизни.

Дорогое снаряжение, яркие костюмы, эффектные позы и глинтвейн на заснеженном склоне — для причисления к касте небожителей уже вполне достаточно. Это вам не перетягивание каната или бег трусцой.

ДОРОЖНЫЙ ВОПРОС

От Москвы до Домбая около 1700 км или чуть меньше 20 часов езды на машине. Продолжительные обеды, отдых и прочие непроизводительные остановки могут добавить еще несколько часов, поэтому удобнее, если водителей будет двое.

Дорогу М4 «Дон» мы описали, кажется, до последней кочки, поэтому остановимся лишь на наиболее интересных моментах.

По заведенной невесть кем традиции, перед всеми мало-мальски крупными постами ГИБДД посреди дороги выставлены знаки «Проезд без остановки запрещен». Ни карантина, ни пересекаемой дороги за ними, конечно, нет и, строго говоря, требование знака, установленного вопреки ГОСТу, можно игнорировать, но, если время дорого, делать этого не следует. Скучающий рядом гаишник только и ждет от вас нечетко зафиксированной остановки. В общем, потраченная секунда сбережет час отпускного времени, избавит от радости общения с инспектором, возможного штрафа или последующей беготни по судам. Ведомственные обычаи — это вам не какой-то ГОСТ, их блюдут свято.

...Город Кропоткин, четыре часа утра, на въезде знак «40». Следующие 100 метров до перекрестка крадусь с предписанной скоростью и лишь потом выхожу на крейсерские 60. А еще метров через 300 пост, инспектор и услужливый радар с цифрой «64». Естественно, инкриминируется превышение скорости на 24 км/ч, и поди докажи, что там было «40», а «64» уже после перекрестка. Не для того служивый торчит на морозе, чтобы променять лакомые «24» на холостые «4». Впереди маячит протокол, то есть снова потеря времени или денег. Конечно, суд признает штраф незаконным, поскольку доказать превышение скорости цифрами в «шайтан-трубе» невозможно. Это мы проходили, но кто компенсирует потерю времени?

«Недоразумение» мы решили на месте. Как — догадайтесь сами, но мне всегда было интересно, как при зарплате пусть 5000 рублей, большинство инспекторов предпочитают сигареты «Парламент» по 40 руб. за пачку?

Следующая замечательная точка на маршруте Москва-Домбай — административная граница Карачаево-Черкесской Республики. Пост, знак «Стоп», досмотр — все традиционно. Гостей здесь любят. Еще бы! Раз едет кататься на лыжах, значит есть деньги. Поделиться ими предлагают по-восточному тонко. После ревизии аптечки, знака и прочей экипировки (включая наклейку «шипы» на заднем стекле) приглашают пройти на пост зарегистрироваться. На посту прапорщик с двумя звездочками на погонах и дыркой от третьей. То ли разжалован из старших, то ли ждет повышения — неизвестно, а спросить неудобно. Ему тоже неудобно — документы, водительское удостоверение, комплектность автомобиля — все в полном порядке, однако обычай велит взять денег. И тогда инспектор выкладывает последний козырь: талон техосмотра не внушает доверия — штамп какой-то не такой и вообще не нравится. Мне тоже не нравится, но и денег давать не собираюсь. Считаете поддельным — изымайте, но только официально, под протокол.

Прапорщик, между тем, не торопится давать делу ход, несколько раз предлагает подумать, как урегулировать конфликт. Морщу лоб, думаю, но, кроме «наша служба и опасна и трудна», в голову ничего не приходит. Пауза затягивается, однако безрезультатно, и минут через 10, в душе квалифицировав меня как бестолкового скупердяя, инспектор со вздохом возвращает документы — впереди целый рабочий день и такое неудачное начало. Что скажут люди?

Последний кордон — самодельный знак «Стоп» на въезде в поселок Домбай минуем без задержек. При знаке в ту пору никто не дежурил. Приехали!

СНЕГ НА ГОЛОВУ

Несколько советов тем, кто впервые решится на подобное путешествие. Не забудьте взять цепи противоскольжения, хотя бы на два ведущих колеса. Мы-то проскочили посуху, но случись хороший снегопад — набуксуетесь вдоволь. Пригодится и хорошая, полноразмерная лопата. От саперной или штыковой толку мало — большая совковая — то, что надо. Перед въездом в горы заправьте бак под пробку. Бензин — это не только запас хода, но и тепло в машине. Если вдруг намертво застрянете — в тепле ждать помощи куда приятнее. Определяя машину на стоянку, имейте в виду, что снегопады в тех краях весьма щедрые. За раз может навалить метровый сугроб. Если машина стоит на открытом месте, то не беда, завалит — откопаем. А если под елкой? Сугроб сначала образуется на ветвях дерева и через какое-то время внезапно срывается с насиженного места. Столь динамичного снегопада крыша автомобиля не выдерживает и очень легко проминается. И, конечно, не забудьте две самые главные вещи — трос и деньги. Кстати, разговаривая там по сотовому телефону, будьте готовы выкладывать по два доллара в минуту. Действительно, молчание — золото.

КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

Здесь главное — не спешить. После дальней дороги хочется поскорее найти жилье, разгрузить машину и отдохнуть. Выбор — на любой вкус, но, как правило, и на толстый кошелек. Койко-место в квартире жилой пятиэтажки — около 300 рублей в сутки. В частной гостинице — 500–1500. На Новый год все в два раза дороже. Затем небольшой спад и к концу сезона новый всплеск цен.

Выбирая жилье, обратите внимание на господствующие ветры. Дело в том, что поселок отапливается преимущественно углем и мазутом. В безветренную погоду над домами стоит плотное облако дыма. Окна нашего жилья и вовсе выходили на котельную гостиницы. Но это полбеды. Главная неприятность заключалась в том, что во дворе котельной стояла огромная цистерна для мазута. Уж не знаю, что в нее в ту пору было залито, но вонь в округе стояла нестерпимая. Чтобы проветрить комнату, приходилось ждать благоприятного ветра. Зато на горе воздух чист и прозрачен. Слаб человек, как ни старается загадить горы до самых вершин — пока не удается.

С едой — все отлично! В поселке множество частных кафе, где кормят вкусно, быстро и недорого. В одном из таких заведений чай подали в кружке с портретом Салмана Радуева. Восток...

На гору Мусса-Ачитара (3012 м), на склонах которой и происходит катание, ведут несколько очередей канатных дорог. Первая — маятниковая: два вагончика, один — вверх, другой — вниз. Утренними рейсами вместе с вами едут местные жители, везут наверх дрова, воду, живых баранов и прочий предназначенный для своего бизнеса товар. Для вас подъем — 100 руб., местным — бесплатно.

Следующие очереди — кресельные и обходятся чуть дешевле — 60 руб. с человека. Деньги, разумеется, так же идут мимо кассы, поэтому инвестиций в матчасть перепадает немного. Оттого «канатки» выглядят весьма обшарпанно. Впрочем, работают — и на том спасибо.

Однако отделаться от ощущения, что ты — дойная корова, довольно сложно. Уж коли я безропотно плачу названную сумму, то вправе надеяться на соответствующий сервис.

Склоны не ухожены, пока не навалило снегу; то там, то здесь меж камней петляют обрывки троса от канатной дороги, кабели, торчат остовы опор. Но если турист и без того идет косяком, благоустройство — дело лишнее.

А как обстоят дела в Приэльбрусье?

Четыреста километров или шесть часов езды, знаки «Стоп» у постов, настойчивые просьбы офицеров «дать хотя бы 20 рублей», и мы попадаем в поселок Терскол Кабардино-Балкарской Республики. Поселок расположен в центре долины Баксанского ущелья между двух главных горнолыжных склонов — Чегета (3100 м) и Эльбруса (3800 м). Последний чуть дальше и если жить в Терсколе — пешком не находишься. Поэтому тем, кто намерен кататься именно там, цепи на колеса своего автомобиля просто необходимы.

Уровень сервиса, жилье, питание практически одинаковы с домбайским, однако в этом году в Терскол провели газ и в частный сектор наконец-то обещают дать горячую воду и тепло. Пока же жильцы и квартиранты спасаются электричеством. Чадящих труб, смога и хлопьев сажи не замечено.

Еще одно отличие — обилие неплохого прокатного снаряжения (то, что мы видели на Домбае, похоже, завезено на гору еще при социализме). И в больших, и в малых гостиницах комплект (лыжи, ботинки, палки) стоит 150 рублей в сутки. В праздники цена возрастает до 200. При прокате обычно работают мастерские, где можно подлатать поврежденную матчасть. В остальном Домбай, Чегет и Эльбрус очень похожи. Перечни дополнительных развлечений тоже примерно одинаковы: по вечерам дискотеки в гостиницах, бассейн, сауны, кафе, пешие прогулки по горам. На Домбае, кроме того, можно покататься на лошадях — конные маршруты под надзором местного джигита пользуются у туристов заслуженным успехом. Словом, возможностей активно отдохнуть достаточно.

ДЫМ ОТЕЧЕСТВА

А теперь попробуем сравнить, во что обойдется недельный отдых в «низкий» сезон у нас и на популярных заграничных курортах. Например, в Андорре. У нас $300 (с бензином). У них — минимум $420 (с самолетом). Уточним — из этих 300 долларов на бензин туда и обратно уходит сотня, то есть по 25 с человека, если ехать вчетвером. Так что при поездке компанией разница между нами и «заграницей» куда заметнее. Автобус Москва-Домбай стоит $40 и довезет вас за 28 часов.

Среди российских преимуществ, кроме дешевизны, отсутствие языкового барьера, привычный менталитет, удовольствие от путешествия на автомобиле, суровая красота первозданной природы, сдобренная хорошей долей экстрима (для любителей). У них — европейский сервис, ухоженные склоны, трех-пятизвездочный отель и прочие блага цивилизации.

Однако давно известно — не в деньгах счастье. Кто возьмется подсчитать рентабельность отдыха? Хорошая компания, боевой настрой и умение не обращать внимания на то, что его не заслуживает, — гарантия удавшихся каникул.

Цепь — движитель прогресса.

Стоп! Стрелять будут?

«Последний» спуск.

Типичная малая гостиница.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии