Тряска на костях: ужасы и красоты трассы «Колыма»

Две тысячи километров по одной из самых сложных, опасных и красивых российских трасс. Там, где ужасный человеческий быт и страшная история уживаются с фантастической природой. Приглашаю в путешествие по федеральной дороге P504 «Колыма».

Пожалуй, одна из самых запоминающихся командировок за мою журналистскую деятельность. А состоялась она благодаря невероятной авантюре, которую задумала и тщательно спланировала команда телевизионной производственной компании LAV Productions при поддержке Русского географического общества и фирмы Skoda. Цель — побить рекорд Гиннесса в номинации «Самый протяженный незакольцованный маршрут в границах одной страны». В первоначальном варианте участники должны были проехать 35 000 км, превзойдя, таким образом, достижение китайских путешественников. Но пока готовились, пальму первенства захватили индийцы, перекрывшие это расстояние на пару тысяч километров. И маршрут пришлось удлинять.

Цель нашего пробега — побить рекорд Гиннесса в номинации «Самый протяженный незакольцованный маршрут в границах одной страны».
Цель нашего пробега — побить рекорд Гиннесса в номинации «Самый протяженный незакольцованный маршрут в границах одной страны».

Автомарафон «Сокровенная Россия» стартовал в городе Никель, на границе Мурманской области с Норвегией. Участникам на автомобилях Skoda Yeti предстояло пересечь нашу страну с запада на восток, через восемь часовых поясов и 61 регион. К последнему этапу — от Якутска до Магадана — мне и посчастливилось присоединиться.

От Сахи

Трасса «Колыма» начинается не в Якутске, а на противоположном берегу Лены, в поселке Нижний Бестях. В теплое время года сюда из столицы Республики Саха (Якутия) ходит паром, зимой намораживают зимник. В межсезонье, пока не прекратится ледоход, автомобильное сообщение прерывается, и близлежащие населенные пункты оказываются отрезанными от большого города. Уже давно существует проект 19‑километрового моста через Лену. Поговаривают, что даже деньги на его строительство в бюджет закладывали… Но случился Крым — и все силы и средства бросили на строительство другого моста.

Поселок Хандыга носит имя реки. Название символическое: с якутского это слово переводится как «кровь бьет». В память о жертвах ГУЛАГа местные жители установили деревянный крест, опоясанный колючей проволокой.
Поселок Хандыга носит имя реки. Название символическое: с якутского это слово переводится как «кровь бьет». В память о жертвах ГУЛАГа местные жители установили деревянный крест, опоясанный колючей проволокой.

Через несколько десятков километров после переправы асфальт заканчивается. И появится он уже только перед Магаданом. Две тысячи километров трассы «Колыма» — это грейдер, укатанная смесь щебня и глины с песком. Причем на протяжении всей дороги покрытие меняется от идеального — близкого к асфальту, на котором можно смело идти под сотню, - до непроходимого, где скорость падает до пешеходной, а Yeti, несмотря на 180 мм дорожного просвета, начинают жалобно скрести днищем.

Поселок Ытык-Кюёль — административный центр Таттинского улуса (района) Якутии. Один из динамично развивающихся населенных пунктов на трассе. Дороги в центре — с твердым покрытием, кое-где даже установлены светофоры.
Поселок Ытык-Кюёль — административный центр Таттинского улуса (района) Якутии. Один из динамично развивающихся населенных пунктов на трассе. Дороги в центре — с твердым покрытием, кое-где даже установлены светофоры.

Ужасно! И дело не в состоянии дороги. Наоборот, надо отдать должное местным дорожникам. При скромных средствах, которые выделяет федеральный бюджет на содержание этой трассы, и в сверхсуровых климатических условиях они ухитряются поддерживать дорогу в проезжем, рабочем состоянии, а на все катаклизмы реагируют с космической быстротой. Не по себе становится от другой мысли — что едешь… по человеческим костям. К черту образы — в буквальном смысле! Когда в тридцатые годы прошлого века силами заключенных прокладывали Колымский тракт, людей тысячами закапывали в насыпь. Закапывали их же товарищи по кайлу и лопате. Закапывали, чтобы остаться в живых. Ведь за неучтенного умершего продолжали выдавать пайку, которая позволяла выжить тем, кто еще продолжал бороться за жизнь.

Стоп! На одной из машин пробито колесо. Поначалу даже в радость — можно отвлечься от тяжких мыслей и размяться. Но когда на ста километрах вынужденный пит-стоп случается трижды, такая развлекуха быстро перестает доставлять удовольствие. Тем более что в число тех, кто тормозил караван, попал и я, причем дважды. Недаром многие частные перевозчики активизируются, когда ложится снег: он и неровности сглаживает, и летающие камни стреноживает.

Под капотом наших кроссоверов Skoda Yeti — 152‑сильный двигатель 1.8 TSI, агрегатированный с 6-ступенчатым роботом DSG.
Под капотом наших кроссоверов Skoda Yeti — 152‑сильный двигатель 1.8 TSI, агрегатированный с 6-ступенчатым роботом DSG.

Острые камни, угрожающие шинам, не единственная трудность для покорителей Колымы. Куда неприятнее пыль, которую поднимает идущий впереди автомобиль. В этом шлейфе видишь в лучшем случае на несколько десятков метров вперед. Такая езда выматывает. Пару сотен этих кошмарных километров я с удовольствием променял бы на тысячу по обычному асфальту.

Через реки, горы и долины

Еще одна водная преграда на пути — Алдан. Это правый приток Лены, и в том месте, где устроена паромная переправа, эта река тоже довольно широкая. Когда тут появится мост, неизвестно. А ведь эта федеральная трасса — единственная ниточка, которая связывает два крупных города и является фактически дорогой жизни для немногочисленных, но все-таки населенных пунктов между ними.

Трассу «Колыма» в последние годы активно реконструируют. Наиболее опасные участки перестроили, расширили, установили знаки и отбойники. Кроме того, ввели в строй несколько новых мостов.
Трассу «Колыма» в последние годы активно реконструируют. Наиболее опасные участки перестроили, расширили, установили знаки и отбойники. Кроме того, ввели в строй несколько новых мостов.

Таких, например, как Хандыга, где наша группа останавливалась на один из ночлегов. Не ждите красочного описания этого поселка, основанного в конце тридцатых годов прошлого века как лагерный пункт для нужд большой стройки. В день нашего приезда тут праздновали День города, и нам настоятельно рекомендовали не совершать вечерний променад. Поэтому мои впечатления ограничились маленькой комнатой жилой квартиры (о гостинице даже разговор не шел), где мы ночевали втроем с коллегами. В голове всплыли детские воспоминания о том, как мы ютились на девяти метрах в коммуналке. Вернулся в прошлое.

Памятник экипажу разбившегося бомбардировщика А‑20 Бостон. ­Эти самолеты поставляли нам по ленд-лизу, а перегоняли их с Аляски советские летчики. А этот бомбардировщик был одним из полусотни самолетов, которые не долетели до точек базирования. За годы войны Америка передала СССР 4800 таких самолетов.
Памятник экипажу разбившегося бомбардировщика А‑20 Бостон. ­Эти самолеты поставляли нам по ленд-лизу, а перегоняли их с Аляски советские летчики. А этот бомбардировщик был одним из полусотни самолетов, которые не долетели до точек базирования. За годы войны Америка передала СССР 4800 таких самолетов.

В 70 километрах от Хандыги расположен поселок Теплый Ключ. В нем находится аэродром, который использовали во время войны в качестве перевалочной базы для перегона американских бомбардировщиков, поставлявшихся по ленд-лизу, с Аляски к месту боевых действий. Долгое время аэродром не работал, но недавно отсюда стали летать пассажирские самолеты. Из-за отсутствия конкуренции билеты дорогие — полет до Якутска, на расстояние меньше 500 км, обойдется в 8000 рублей. А не так давно просили в полтора раза больше.

Заброшенный прииск имени 25 лет Октября, рядом один из поселков‑призраков. Несколько лет назад, когда прииск признали нерентабельным, жители стали переселяться в другие поселки и города. Остались несколько отмороженных старателей. Они собрали из уцелевших запчастей бульдозер и продолжают поиски в надежде встретить крупный самородок.
Заброшенный прииск имени 25 лет Октября, рядом один из поселков‑призраков. Несколько лет назад, когда прииск признали нерентабельным, жители стали переселяться в другие поселки и города. Остались несколько отмороженных старателей. Они собрали из уцелевших запчастей бульдозер и продолжают поиски в надежде встретить крупный самородок.

За Теплым Ключом заливные луга сменились пейзажами Верхоянского хребта. Эта горная цепь простирается по Якутии на 1200 км и состоит из десятков хребтов, из которых иные выше 2000 метров. Путь через горы начинается с перевала Заячья Петля. Пожалуй, одно из самых красивых мест на земле. А чуть дальше расположены два самых опасных места на этой трассе — Желтый и Черный прижимы. Это участки трассы, вырубленные в скале на высоте 120 метров над рекой Восточная Хандыга. И вырублены они кирками заключенных, без применения техники. Дорога здесь чрезвычайно узкая — не шире четырех метров, а этого недостаточно для разъезда двух автомобилей. С одной стороны — гора, с другой — пропасть. Разминуться со встречным можно, лишь сдав назад до ближайшего кармана. Кроме того, из-за сходов грунтовых вод и гололеда машины нередко соскальзывали в пропасть. Видимо, местная аура настолько привыкла к постоянным смертям, которыми она питалась во время строительства трассы, что жаждала новых и новых жертвоприношений.

Трассу часто размывает, но дорожники быстро восстанавливают разрушенные природой участки. В 2013 году паводок уничтожил 109 км дороги между Ытык-Кюёлем и Хандыгой. На две недели автомобильное движение прекратилось.
Трассу часто размывает, но дорожники быстро восстанавливают разрушенные природой участки. В 2013 году паводок уничтожил 109 км дороги между Ытык-Кюёлем и Хандыгой. На две недели автомобильное движение прекратилось.

Впрочем, опасными прижимы остались в прошлом веке — уже в 2000‑е годы эти участки расширили. На всем их протяжении легко разъезжаются два грузовика, установлены отбойники и новые знаки. А мы так и вовсе ехали по уже реконструированному участку — одному из наиболее комфортных и безопасных на трассе «Колыма».

Прогноз погоды

«Колыма» — трасса, на которой время прибытия в заданную точку нельзя рассчитать с точностью до часа. Нам повезло, что не выбились из графика, хотя предпосылки к этому были. Могли зависнуть на день в поселке Усть-Нера, примерно посередине между Якутском и Магаданом. В 300 километрах от него размыло трассу, и в сторону поселка не могли пройти бензовозы. Поэтому бензин на заправках отпускали строго по 20 литров на машину — а с таким запасом отправляться в путь опасно.

«Колыма» не только самая трудная и опасная федеральная трасса, но еще и самая красивая. Таких фантастических пейзажей, от которых невозможно оторвать взгляд, нет, пожалуй, нигде.
«Колыма» не только самая трудная и опасная федеральная трасса, но еще и самая красивая. Таких фантастических пейзажей, от которых невозможно оторвать взгляд, нет, пожалуй, нигде.

Спасибо местным — выручили. И мы, пускай и с двухчасовым опозданием, двинулись дальше. Если не брать в расчет этот коллапс, с топливом на всем протяжении трассы особого дефицита нет. Заправки, конечно, находятся на приличном отдалении друг от друга — между некоторыми по нескольку сотен километров. Удобных раздаточных колонок и придорожных магазинчиков, как на других федеральных трассах, не ждите. Цены на бензин ненамного выше средних по стране: за литр АИ‑95 просят от 45 до 55 рублей.

В дождь ехать лучше: нет пылевой завесы. Правда, из-под колес начинает лететь грязь — через час-два езды машины становятся однотонными. Даже стоп-сигналов не видно. Приходится останавливаться, чтобы помыть стекла и светотехнику. Но вести машину в таких условиях все равно намного комфортнее.

Сусуман — поселок золотодобытчиков, получивший в пятидесятые годы статус города. C 1981 года тут действует уникальная Северная испытательная станция автомобильной техники. И сегодня она располагает всем необходимым для испытаний и доводки автомобилей в условиях Крайнего Севера.
Сусуман — поселок золотодобытчиков, получивший в пятидесятые годы статус города. C 1981 года тут действует уникальная Северная испытательная станция автомобильной техники. И сегодня она располагает всем необходимым для испытаний и доводки автомобилей в условиях Крайнего Севера.

В эдакой «защитной раскраске» мы прибыли в Сусуман, расположенный на берегу реки Берелёх (бассейн Колымы). В тридцатые годы тут в местных реках обнаружили рассыпное золото, а в 1937‑м силами заключенных ГУЛАГа началось активное строительство поселка. Сейчас тут проживает около 5000 человек, и численность населения постоянно уменьшается. Берелёхский микрорайон на окраине Сусумана почти полностью вымер — жилыми остались всего несколько домов.

Пока коллеги увлеклись съемкой построек с зияющими глазницами окон, я забежал в местный магазин. Разговорился с продавщицей. Она оказалась преподавателем химии. В 2004-м за несколько дней до начала учебного года поступило распоряжение местных властей о закрытии школы. Детишек перевели в другую — в центре Сусумана, а преподавательский состав распустили. Кто-то уехал на материк, кто-то нашел другую работу... На прощание она угостила меня местными тепличными огурцами. Вкусные!

Первые полтыщи километров трассы — равнинный участок. Тут встречаются типичные якутские скотоводческие поселки. Основной домашний скот — местные коровы и лошади.
Первые полтыщи километров трассы — равнинный участок. Тут встречаются типичные якутские скотоводческие поселки. Основной домашний скот — местные коровы и лошади.

Берелёх не единственный мертвый город на трассе «Колыма». За последние годы их число увеличилось. Люди уезжают в поисках лучшей жизни, а строения остаются на растерзание местным ветрам и морозам. Кстати, один из наиболее известных на трассе городов‑призраков — Кадыкчан. Он возник в годы войны как рабочий поселок при предприятии по добыче угля. Шахту и жилые строения, естественно, возводили заключенные, в рядах которых был писатель Варлам Шаламов.

На подъезде к Магадану становится необъяснимо грустно. Хочется развернуться и проехать еще раз всю трассу. И не только потому, что многие интересные объекты остались неохваченными. Колыма обладает аномальной притягательной силой. Побывав в этих местах, обязательно сюда вернешься. Причем по собственной воле.

Фото: Максим Сачков и Skoda

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Отзывы о Skoda Yeti

К сожалению, на данный момент отзывов нет. Будь первым!

Написать отзыв

Комментарии (16)

Самые новые

До чего же дикая, запущенная, неухоженная и необустроенная страна под названием Россия...

Ответить#
0

Сейчас на восьмом десятке после прочтения статьи так остро вспомнились 70гг. 20 века когда работал там на прииске Широкий Сусуманского района,затем в геологоразведке-далеко в сопках,где кругом остатки лагерей.Найти череп или кости в районах кладбищ было запросто-местные старожилы из бывших зека,не уехавших на «материк» рассказывали много того о чём не прочтёшь ни в одной книге и были очень даже не плохими людьми...Колыма бурлила в буквальном смысле от промышленной деятельности —по трассе шли КРАЗы,тащившие на себе сразу по два бульдозера-ДЭТ-250 на себе,Т-180 на прицепе.ТАТРА чешская была очень популярна-летом жарко и она ходила обычно с открытым двигателем воздушного охлаждения,поскольку грелась прилично,перевозя вместе с прицепом до 20–25 тонн угля из Адыгалаха по приискам для поселковых котельных.На своей шкуре испытал до минус 56 градусов-например бульдозер не мог тронуться в такую стужу с места сразу-необходима раскачка для преодоления сопротивления загустевшего масла в бортовых редукторах.Летом жара бывала порой приличная,но не купались поскольку вода не прогревалась даже в прудах,не говоря уже о Берелёхе-реки,в долине которой происходила основная золотодобыча.Есть машина ВАЗ-21144 и деньги на ГСМ,но нет здоровья-если бы скинуть 10лет то можно съездить-лучшего для души и сердца путешествия не придумать.Стоит тоскливый ком в горле от воспоминаний юности и о моей второй малой Родине на Колыме-но время невосполнимый ресурс,которым мы начинаем дорожить слишком поздно...да и жизнь оказывается коротка.

Ответить#
+3

Про кости.
Билибин писал, что «пятьсот километров, отделяющих Колыму от Нагаева, были непреодолимым препятствием для снабжения. Это обстоятельство пагубно отражалось на развитии Колымы... За две зимы 1931/32г и 1932/33г в транспорте, обслуживавшем снабжение приисков, пало свыше 2000 коней.»

«Оболганная Колыма?. Лагерное прошлое обросло мифами

На костях?
Грандиозные темпы строительства Колымской трассы (уже к осени 36-го ее довели до Сусумана) были оплачены, конечно, дорогой ценой. Не имея точных данных, историки, тем не менее, уверены: на этих работах зэки умирали во множестве. Но прямо в дорогу, вопреки расхожему мнению, их не закапывали. Хоронили, говорит А. Навасардов, вполне по-человечески — на кладбищах, которые имелись на каждой лагерной командировке. Поэтому и ставший уже устойчивым оборот „трасса на костях“ если и уместно использовать, то исключительно как метафору.»
ссылкассылка

О костях можно судить по таким категориям:
1) «было» (несомненно, соответствует действительности, подтверждается личными наблюдениями автора, сторонними свидетельствами и историческими фактами;
2) «могло быть» (утвердительная вероятность, диктуемая художественной интуицией автора;
3) «было не так», «не совсем так» или «не было» (вымысел или ошибка памяти автора, требующие выяснения мотиваций, дополнительных исследований и реального комментария).

Ответить#
+1

впв фыаыц.
Троль кострюлеголовый, читаем текст, про то куда деньги ушли. как вижу в психушке к выходным дают инет, и орда кремлеботов на работу выходит:)) . Старайтесь — солнце еще не село :)) Работать не уставать _)) РАБ !!!

Ответить#
-14

Уха-ха, портки надень, гейропеец хренов)). Что, никому не нужен там оказался? Не ассимилировался? Сидишь теперь тут вечерами, тоскуешь. НЕгражданин, никто не виноват кроме тебя в твоих проблемах, никто. И никому твоё мнение здесь не интересно, ты просто утиль, и кусок овна, за бортом.

Ответить#
+8

Золото кончилось, ЗЕКА так далеко теперь не возят, климат для жилья не пригоден, народ уехал на «материк», а на кой ляд нужна эта трасса? Только для отчаянных «джиперов» на Шкодах Етить на лево.

Ответить#
0

Ой, а у нас же уже год как «Платон», а федеральная дорога до сих пор в состоянии «дрова»... и реконструкция не планируется. Куда же делись деньги?
Недоумеваю...

Ответить#
-13

Вся суть в одном ответе.
ссылкассылка

Ответить#
-16

Вечная мерзлота и проблемы строительства в условиях крайнего севера не существует! Какие еще открытия ждет нас от бла Каплана?

Ответить#
+4

Путриот Lumi страдает склерозом, и, видимо, не помнит, что БАМ в свое время построили-таки. Вопрос желания и наличия денег.
Так где же деньги от «Платона»? Все ушли обратно в «Платон» и проплату «правильного» мнения путриота Lumi?;)

Ответить#
-5

И? Его построили за 3 рубля и за 2 дня? Нет, строили его с 38-го по 84-й года! А деньги там не сосчитать, т.к. многое измерялось бесплатным человеческим ресурсом.

Ответить#
+1

Ответ в статье.

Уже давно существует проект 19‑километрового моста через Лену. Поговаривают, что даже деньги на его строительство в бюджет закладывали… Но случился Крым — и все силы и средства бросили на строительство другого моста.

Ответить#
-14

И где то я читал, что это был бы первый стационарный мост через Лену.

Ответить#
+1

Какое дело беглому белорусу из Литвы до российского Крыма?
Мне интересно, что такое с тобой там сделали, что ты несёшь постоянный бред на российском ресурсе? Шпротов переел или наоборот с голодухи?
На тебе, изучай, куда бросили средства ссылкассылка
И вот ещё ссылкассылка

Умойся.

Ответить#
+8

Интересная статья. А впечатления тягостные — в основном не от прошлого, а от настоящего. За освоение края заплачена неимоверная цена — человеческие жизни — а до него видимо Кремлю дела нет. Пафосные акции с крымскими мостами им выгоднее насущных проблем людей, и без того живущих в жёстких природных условиях.

Ответить#
-10

Поменьше пафоса, переигрываешь. Для тебя тоже выше ссылки выложил.

Ответить#
+6