Как мы Evo, а?

Как мы Evo, а?

]

Сам я могу только присоединиться к его мнению. Но сильнее всего нас обоих удивило то, что удивит сейчас и вас, — это Evo построили тут, в России. На окраине Москвы.

Бюджет превращения просто быстрого Evo в супербегуна составил около 100 тысяч американских долларов. При этом объект — «всего лишь» пятого поколения (хотя тут же, в салоне, стоят «семерки», а в США уже довольно давно представили «восьмерку»). Что делать — понятно, тюнинг — дело затяжное, и если рассказать всю историю...

Не буду, не буду. Опишу только то, чем этот «эволюшн» стал сегодня. Поверьте, узнать стоит.

Московский Evo — автомобиль с рекордно быстрым разгоном до «сотни» — 3,5 секунды, согласно тестам самого «Спортмобиля» на Дмитровском полигоне и замерам наших коллег-автожурналистов. И это с зимними шинами и настройками всех систем! Цифры, будто взятые из каталога «Суперавтомобили Мира», более подходящие карбоновым монстрам ценой от 150 тысяч фунтов. До двух сотен Evo разгоняется за 13 секунд — со своим обвешанным спойлерами и усеянным брешами кузовом и полным приводом. По льду и на тех же шинах. При чем тут 200? А как же без них... Ведь у техники такого уровня — свои законы и мерки.

Рекордный Evo 5 — передвижная лаборатория «Спортмобиля» и японской тюнинговой фирмы HKS, самая скоростная кафедра новых технологий. Хотя с этого, вроде, все начиналось. Ведь изначально в «Спортмобиле» хотели изменить несколько настроек...

Павел Рустанович, водитель-испытатель «Спортмобиля», руководитель тюнингового направления фирмы:

— Новый стандартный Evolution V я купил в 1998 году. Мне очень нужна была крепкая, надежная, полноприводная машина. Все, кроме Evo, подо мной быстро разваливалось. В первую же зиму после покупки я накатал 40 тысяч, причем довольно много — по льду. И понял, что автомобиль нужно адаптировать «под себя». Например, неудобно было переключаться «вниз», форсунки переливали на холостых и недоливали на верхах... Ну и так далее. Так постепенно мы стали переделывать машину. Трудно выделить что-то главное в этом тюнинге. Всем узлам мы уделяли равное и большое внимание.

Нетронутых узлов в Evo почти не осталось. Придется сказать хотя бы пару слов о каждом. Будем считать, что это вам так же интересно, как и нам.

Сердце машины — аналог супермотора HKS Super Engine, точнее — его копия, собранная в России и потому сравнительно дешевая. Super Engine — это шатуны, вырезанные из холодного проката особого состава по технологии Billet, алюминиевые кованые поршни с никелевым покрытием дна, коленчатый вал, высеченный из цельного куска стали подобно тому, как скульптор вырезает из гранита фигуру. Все это хозяйство выдерживает более 8500 оборотов, и все оно — производства HKS. Плод совместной работы «Спортмобиля» и инженера Хиро Тойоды. Адаптированное под «наш» 98-ой бензин.

Мотор получил турбину Garret 3040 с рабочим давлением 1,2 бар. Она отличается увеличенным объемом и «быстрыми» подшипниками, которые позволют крыльчатке раскручиваться почти мнгновенно, что, вообще-то, несвойственно для больших турбин. Перепускной клапан HKS не просто сбрасывает избыток давления в системе, но делает это плавно, стравливая ровно столько, сколько нужно. Его можно настраивать прямо на ходу. Со всеми этими прибамбасами и с тех же 1997 кубов объема, как у стандартного Evo, можно получить 750 сил. Японцы (а теперь и наши) знают, как это сделать. Но «любительский» мотор должен обладать приемлемым ресурсом. Инженеры HKS утверждают, что у Super Engine он по крайней мере не меньше, чем у стандартного лансеровского 4G63. А мощность экземпляра ограничили на уровне 490 л.с. Пока. Может быть, пока не надоест...

Без хороших «мозгов» мотор не носил бы приставку «супер». Австралийский компьютер MoTeC ADL (Advanced Data Logger) — поистине универсальное устройство. Именно он позволил инженерам «Спортмобиля» создать систему SGSM II, назначение которой — согласование работы двигателя и коробки передач.

SGSM II — третья система «Спортмобиля», выполняющая функцию синхронизатора силового агрегата. Необходимость такого устройства очевидна. Многие любители скорости оснащают автомобили кулачковыми коробками, которые позволяют менять передачи быстрее, нежели с обычной «механикой», на полсекунды быстрее при каждом переключении, что, оказывается, очень много. Кулачковые коробки для Evo производит английская фирма Hewland, а продает — спортивно-тюнинговая команда Mitsubishi Ralliart. Естественно, делают их небольшими партиями, стоят они дорого (около 10000 у.е.), а при неумелом обращении (а это обычное явление, так как синхронизаторов нет, и во время каждого переключения нужно делать «перегазовку») очень быстро «летят». Отремонтировать такую КП сложно, а заказывать новую — дорого и утомительно. Все это и привело к идее создать устройство, которое бы избавило водителя от ошибок, а коробку — от поломок.

Принцип работы SGSM II прост: устройство согласовывает обороты двигателя и вторичного вала. Происходит это в тот момент, когда пилот только начинает движение рычагом коробки. Программа выбирает нужные обороты, а дроссельная заслонка откроется ровнехонько на необходимый угол. Все происходит в доли секунды. О ценности разработки говорит и тот факт, что системой заинтересовались в Ralliart и попросили предоставить ее на тест. Так что весьма вероятно, что в скором времени отечественное устройство будет идти нарасхват в Японии и Великобритании, среди любителей тюнинга.

А еще автомобиль оснащен антилагом — как на настоящих раллийных машинах. Если хотите знать, хлопки и пламя из выхлопной трубы — это последствия работы антилага, который подает топливо в турбину во время переключений передач, чтобы не терялись обороты, не возник «турбопровал». Особенно впечатляюще система действует при непрерывном разгоне — двигатель не теряет обороты вовсе, и скорость набирается ненормально ровно, что называется, «в одно дыхание».

Подвеска (по-настоящему жесткая) вселяет чувство вседозволенности. Она заставляет шины цепляться за асфальт намного позже того момента, когда, по мнению Внутреннего Голоса, должно было начаться боковое скольжение. Все восторги приходятся на долю регулируемых амортизаторов Ohlins. Они действительно хороши. Такое поведение машины — заслуга и более жесткого по сравнению со «стандартом» кузова: в салоне стоит мощный каркас из труб, под капотом — растяжка.

Ощущения от езды... Одни эмоции, никакого анализа. Очень громко. Ревет выхлопная система, лязгает и скрежещет кулачковая коробка — передачи переключаются ударами, сотрясая весь корпус машины. Пожалуй, это самый быстрый трактор на свете. Быстро. Кошмарно быстро. Даже по сравнению с мощными иномарками. Надежно. Можно закладывать виражи, в которые поначалу трудно поверить. Управляемость и устойчивость сверхъестественные. Кажется, что сбить его с курса сможет только выстрел из гаубицы. Все остальное позволено. Причем не важно, что под колесами. Первой сдается голова. Потом — руки и ноги. А только потом — сам автомобиль. Но это где-то за гранью. Мы ее не переступали. И... Только тихо... Кажется, нам даже не удалось к этой грани подойти...

...Отстегнув четырехточечные ремни безопасности и перевалившись через трубы каркаса на улицу, хочется протереть глаза и спросить себя: «А так вообще бывает?» Ага, вот эта штука — рядом. Мотор еще рокочет. Павел улыбается. Хорошо покатались. Сэр Харрис, Вы бесконечно правы...

Фото автора

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии