Ралли: знаменитости

РАЛЛИ: ЗНАМЕНИТОСТИ

]

СПОРТ И ТЮНИНГ

РАЛЛИ: ЗНАМЕНИТОСТИ

ПЕТЕР СОЛЬБЕРГ: «Я ДОЛЖЕН БЫТЬ ОБРАЗЦОВЫМ ВОДИТЕЛЕМ»

Чемпионат мира по ралли вступил в кульминационную фазу. После двух кряду побед Сольберга на «Субару» (в Японии и Англии) борьба за титул еще больше обострилась. И все же даже в эти напряженные дни действующий чемпион мира норвежец Петер Сольберг нашел время для встречи с главным редактором «За рулем» Петром Меньших.

Начнем с вашего первого помощника, Фила Миллза. Каким должен быть штурман у чемпиона мира?

— Прежде всего он должен обладать умом, хорошей реакцией. И в то же время, как у идеального секретаря, у него все должно быть зафиксировано на бумаге, четко организовано и трижды перепроверено. Самое главное — не ошибиться. У него должна быть уверенность в том, что он делает, не на сто, а на все сто пятьдесят процентов. Не говорю уже о том, что штурман должен быть стройным, по-спортивному легким.

У вас бывает чувство вины перед штурманом?

— Конечно, когда что-то по моей вине идет не так. В эти моменты я очень сержусь на себя и в случае аварии всегда стараюсь сам брать ответственность за риск. Кстати, авария, в которую мы попали в Германии, была очень серьезной. И в ней я, разумеется, виню только себя. Особая опасность тогда угрожала именно штурману. Я испытывал перед ним чувство вины и попросил прощения.

Кстати, со штурманом я провожу больше времени, чем с кем бы то ни было — таково ралли.

А если вас берет досада, по какой части автомобиля вы стучите?

— На самом деле, во время гонок, даже если и ошибаюсь, нет возможности выплескивать гнев наружу. Я не могу это себе позволить: отвлекусь за рулем — потеряю время. Самое главное в таких случаях — уметь сразу же переключиться и мчаться дальше. Гонщики не позволяют себе сильных эмоций на трассе. Сегодня, чтобы быть лучшим, нужно быть перфекционистом, то есть безупречным во всем. Это касается и машины, и штурмана, и водителя.

Одно из суеверий гонщиков: женщина в машине — это неудача. Как вы считаете, почему женщина не может быть штурманом?

— Когда уйду из ралли, захочу, чтобы рядом со мной в машине была женщина, но не сейчас. Не так в общем-то важно, кто штурман — женщина или мужчина, самое главное в этой работе — все делать правильно. На мой взгляд, ралли — это мужской спорт. Правда, моя жена так не считает. Она принимала участие в гонках в Норвегии. И даже дважды становилась чемпионом. Я думаю, моя семья — самая «раллийная» в мире. В гонках участвовали мои родители, жена, братья и даже дяди и тети.

Вас не тошнит от ралли?

— Нет. Я безумно люблю этот вид спорта. Я живу гонками. В десять лет я уже копался в двигателях гоночных автомобилей и ездил по территории, принадлежавшей родителям. Кроме того, в любом спорте, которым я когда-либо занимался, всегда добивался победы и становился лучшим.

Вы один из самых молодых чемпионов мира по ралли. Как долго можно заниматься ралли?

— Я считаю, в ралли можно ездить лет до сорока. При этом хочу заметить, что жизнь гонщика очень тяжелая. Тренировки отнимают массу времени и сил. И это еще не все. Для того чтобы в ралли быть лучшим, не менее важными, чем хорошая физическая подготовка, оказываются опыт и быстрота реакции.

Сегодня моему сыну исполнилось два года, а я большинство дней в году провожу вне дома, так что буду поздравлять его по телефону. Когда уйду из ралли, смогу больше заниматься семьей.

Какой должна быть машина у чемпиона мира?

— Само собой понятно, я — член команды «Субару» (смеется). Но тренировался и на машинах «Форда». Во время тренировок случается всякое, могу сказать лишь одно: автомобиль «Субару» — это то, что нужно для гонок. Из него я могу выжать максимум. Машина легкая, маневренная, с низко расположенным двигателем и, я бы сказал, с максимальной эргономикой. Это следствие и того, что команда «Субару» очень тесно работает с заводами-изготовителями, в отличие, например, от команды «Форда», где такой связи почти нет.

В чемпионате мира принимают участие четыре команды, все на разных марках машин. В этом году он был чрезвычайно интересным. Разница в результатах участников исчислялась несколькими секундами! Когда это две минуты или даже полминуты — уже скучно, а когда всего несколько мгновений — совсем другое дело. В таких случаях, собираясь на гонки, мозги следует оставить дома, а с собой прихватить побольше смелости. В ходе такой напряженной борьбы пилот часто попадает в крайне рискованные ситуации.

Если все-таки отвлечься от того, что вы гонщик «Субару», каким в принципе должен быть автомобиль для ралли? Ближе к серийному или к чему-то уникальному?

— По правилам, в ралли должны быть использованы те же двигатели и карданные передачи, что и в серийном производстве. Просто для соревнований используют более прочные материалы при их изготовлении. Однако все-таки повторю: у «Субару» есть небольшое преимущество — оно в тесной связи с заводами-изготовителями, инженерами.

Я постоянно контактирую с президентом «Субару мотор» г-ном Киоджи Такенака и с другими лицами из высшего руководства компании. Мы работаем как никогда рука об руку и у нас очень хорошие отношения. Уверен — команду ждет большое будущее.

Вам в этом году не везло или дело все-таки в машине?

— Мы — это команда, это одно целое. И любое поражение — это не поражение машины, а наше поражение. В том числе и мое личное.

В этом году в рамках чемпионата мы выступали в Аргентине, Мексике, Турции, на Кипре, в Японии, Германии, Англии и… Финляндии... Как раз здесь я не услышал штурмана, так что поражение — полностью моя ошибка. В Германии слишком поднажал — тоже моя вина. Таким образом, лично сделал две ошибки. В остальных четырех случаях — это наши общие поражения. А вообще, в гонках самое главное — это командный дух. Ни в коем случае нельзя никого и ни в чем винить.

Ваш стиль вождения на трассе и на улице? Как вы стираете покрышки?

— Так случилось, что я оказался кумиром молодых людей и потому должен быть образцовым водителем. Если, скажем, в Швейцарии или Норвегии что-нибудь сделаю не так, то сообщения об этом сразу займут место на первых полосах местных газет. Так что приходится стараться.

А где любят вас больше — в Норвегии или в Монако, где вы сегодня живете?

— Везде, но, наверное, в Норвегии больше. Если я дома пью кофе в каком-нибудь кафе, то немедленно подбегают люди, чтобы попросить автограф.

Желаем вам побольше той любви, что питает героев спортивных трасс.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии