Семь мостов министра

СЕМЬ МОСТОВ МИНИСТРА

— Игорь Евгеньевич, что из намеченного не получилось в прошедшем году? О чем сожалеете?

— О том, что очень медленно двигаемся в решении многих проблем; надеялся, что дело пойдет гораздо быстрее… Я сейчас говорю и о принятии решений на уровне правительства и Госдумы, и о том, что скорость движения транспорта по стране падает — и на автомобильных, и на железных дорогах. А еще — по-человечески мне безумно жаль тех людей, которых мы потеряли в авиакатастрофах. Есть ощущение вины — что-то мы недоделали, не сумели уберечь от беды…

ПАВШИЕ И ЕЩЕ ЖИВЫЕ

— В этом году очень много говорили о проблемах безопасности, в первую очередь на воздушном транспорте. Страшно, когда разбиваются самолеты, но ведь на дорогах народу гибнет в сотни раз больше! Что вы лично считаете необходимым сделать, чтобы дороги наши стали более безопасными?

— В России за пять лет погибло в воздушных катастрофах 700 человек. Столько же гибнет на наших дорогах за неделю... 13 октября в Ярославле, где проходило заседание президиума Госсовета РФ, посвященное дорожным проблемам, мы продемонстрировали президенту Путину новинку. На одном из участков Минского шоссе установили видеокамеры-радары, а на мониторы в Ярославле выводились картинки в режиме «он-лайн». Так вот, 7 из 10 автомобилей ехали со значительным превышением скорости! Пока мы можем только наблюдать за нарушениями, потому что нельзя наказывать водителей без контакта с сотрудником ГИБДД. Как только соответствующее положение будет принято Думой и внесено в КоАП — сможем значительно сократить число погибших и пострадавших в ДТП из-за превышения скорости. Речь идет, как минимум, о 10 тысячах наших граждан!

Когда во Франции установили такие радары, сумели за год снизить смертность на дорогах на 37%. Думаю, мы непозволительно медлим с решением этого вопроса.

— У нерешительности Думы есть оправдание. Камера механически фиксирует факт нарушения и номер машины, затем автовладельцу отправляется квитанция для уплаты штрафа. А вдруг за рулем в это время был не он, а некто, управлявший по доверенности?

— Еще раз сошлюсь на опыт Франции, где традиции демократии куда прочнее, чем у нас. Когда в свое время там принимали норму по «бесконтактному» штрафу, парламент решил, что отвечать в любом случае придется владельцу машины — источника повышенной опасности. Мы же почему-то боимся сделать такой «недемократический» шаг, а в результате — десятки тысяч погибших.

— Допустим, вы сумеете убедить Госдуму. А готов ли Минтранс взять на себя оснащение всех главных дорог страны видео- и компьютерной техникой?

— Готов! Причем не просим денег из бюджета: у нас есть инвесторы, которые могут в течение двух лет оснастить все федеральные дороги видеокамерами, радарами, компьютерами, завязать все это в единую сеть. Причем эта информация нужна не только для того, чтобы наказывать лихачей, но и чтобы рассчитать эффективность движения на разных трассах. Тогда мы можем заранее информировать водителей о затруднениях, определять варианты объездов и на этой основе строить планы дорожного строительства. Но пока мы к этой работе приступить не можем…

— Нынешний год стал первым, когда действует Федеральная целевая программа по безопасности дорожного движения. Вы удовлетворены тем, как она работает?

— Нет, не удовлетворен. И комиссия по безопасности дорожного движения, возглавляемая вице-премьером Александром Жуковым (в которую я вхожу), пока работает далеко не в полную силу. Она в первую очередь должна координировать усилия многочисленных органов, которые занимаются разными аспектами безопасности. Обидно, но мы не успеваем реагировать на самые острые ситуации…

Вы слышали, конечно, про дикий случай в Рязани, когда пьяный водитель врезался в колонну курсантов военного училища, в результате чего шесть молодых людей погибли, а 20 — оказались в больнице? Я считаю, если ДПС задерживает человека за рулем в состоянии опьянения — его надо судить по уголовной статье! Такой принцип действует, к примеру, в Аргентине. У них была очень серьезная ситуация на дорогах, и они ввели весьма жесткие наказания. А если в ДТП по вине нетрезвого водителя погибал человек — шофера судили за умышленное убийство! Ведь он сел за руль автомобиля, источника повышенной опасности, и должен понимать, что подвергает риску не только свою жизнь!

— МВД предлагает увеличить штрафы. Вы с этим согласны?

— Согласен с тем, что штрафы у нас не соответствуют тяжести нарушений, более того — они развращают и тех, кто нарушает, и тех, кто контролирует. Один думает — «а что мне бояться, все равно наказание смешное», другой даже не обращает внимания на нарушителя.

Но я считаю, нельзя повышать штрафы в отрыве от комплекса других мер. Хотя бы разработать механизм их сбора и расходования! А просто так повышать — толку не будет.

 — Мы говорили о «человеческом факторе», но ведь немалую лепту в аварийность вносят… сами дороги. А тут что-нибудь делается?

— На заседании в Ярославле принят целый ряд решений, которые, надеюсь, позволят снизить долю ДТП по причине неудовлетворительных дорожных условий в 2–2,5 раза. Вот завтра мы с вами будем открывать новый мост через Томь и участок дороги от Кемерова в сторону Ленинска-Кузнецкого. Оба объекта — с современными развязками, хорошим покрытием, разметкой, разделительными барьерами, освещением в темное время… Я ответил на ваш вопрос?

— А что вы считаете самой большой своей удачей за прошедший год?

— Самое главное — «пошли» проекты государственно-частного партнерства (ГЧП). И 90% проектов, в которых соинвестором выступит государство, связано с инфраструктурой, со строительством новых дорог! Так что дорожники в будущем году получат дополнительно 25 млрд. руб. из инвестиционного фонда. Я считаю, это очень большой успех!

Еще горжусь вот чем: мы приняли в 2004 году программу завершения недостроенных мостов. Тогда мы пообещали ввести в строй семь мостов и один тоннель. Все сдали — даже с опережением! Теперь взяли «повышенные обязательства» — к 2010 году достроить все «брошенные» объекты на федеральных трассах, а это еще 19 мостов и тоннелей.

— Остается только радоваться за отрасль, которая наконец-то испытывает такой подъем!

— Бросьте, вы сами ситуацию в отрасли знаете! Сейчас только 37% федеральных и 24% территориальных дорог соответствуют нормативным требованиям. Если ситуация продолжит развиваться в том же направлении, то к 2010 году нормальных дорог останется не больше 15%. Из-за плохого состояния дорожной сети мы сейчас теряем 6% ВВП России.

ДОРОГИ В НИКУДА

— Это мы сами видели: когда ехали в экспедицию «Дороги России», такого насмотрелись… Если в европейской части страны, в Сибири федеральные дороги неплохие, то на Дальнем Востоке, куда начальство из Москвы заезжает редко, — такое… Те, кто по этим «дорогам» ездит, просто совершают ежедневный подвиг!

— Я помню, как провожал вас в пробег до Магадана; знаю, что вы туда не доехали. Видел фотографии… Никто ведь не ожидал, что вас ждут такие испытания! Проблема в том, что строительство в этих районах очень дорогое, и если взяться за трассу «Колыма» серьезно, на нее уйдет большая часть всего дорожного бюджета России! Между тем интенсивность движения там не больше 300–400 автомобилей в сутки! А у нас на некоторых участках уже свыше 40 тысяч машин в день, надо срочно реконструировать такую дорогу, а мы ничего сделать не можем: денег не хватает.

— Но для Якутска, не говоря уже о районах севернее и восточнее, автодорога — единственная связь с Большой землей! Когда мы там были, после дождей трасса превратилась в настоящее болото, единственную взлетную полосу перекрыл застрявший в грязи самолет, и — все. Считайте, весь северо-восток страны оказался отрезанным! Так что дорога, которая могла бы работать круглый год, здесь необходима!

— Будем искать варианты, решать… Без внимания эту дорогу не оставим.

Москва-Кемерово-Москва

МИНТРАНС ПРИНЯЛВ 2004 ГОДУ ПРОГРАММУПО НЕДОСТРОЕННЫМ МОСТАМ, ЧТОБЫ ВВЕСТИВ СТРОЙ СЕМЬ МОСТОВ И ОДИН ТОННЕЛЬ.

ВСЕ СДАЛИ — ДАЖЕ С ОПЕРЕЖЕНИЕМ!

ИЗ-ЗА ПЛОХОГО СОСТОЯНИЯ ДОРОЖНОЙ СЕТИ МЫ СЕЙЧАС ТЕРЯЕМ 6% ВВП РОССИИ.

С Игорем Левитиным, министром транспорта России, мы беседовали ровно год назад (ЗР, 2005, № 12). И тогда, и теперь интервью пришлось брать «в движении»: тогда министр инспектировал работы по строительству новых развязок на Ярославском шоссе, а теперь летел в Кемерово — открыть новый мост через реку Томь. За прошедший год в стране произошло немало событий, как со знаком плюс, так и минус. Причем на долю министра транспорта выпали тяжелые испытания. Поэтому первый вопрос родился сам собой:

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии