A1 Grand Prix. Мировая идея

A1 Grand Prix. Мировая идея

Вряд ли. Просто трезво оценил ситуацию, как деловой человек: серию пока что прибыльной не назовешь, дебютный сезон принес около 200 млн. долларов убытка. «Я все равно чрезвычайно рад, что создал автоспортивный Кубок мира, которому нет аналогов, воплотил концепцию состязания людей и стран, а не технологий, как в формуле 1, — заявил шейх. — Его развитием будут и впредь заниматься профессионалы, и я уверен, что серия станет сильнее и лучше».

Высоких технологий в А1 попросту нет. Все пилоты в серии А1 выступают на машинах с одинаковыми шасси «Лола» и 520-сильными 3,4-литровыми двигателями «Зитек V8». Предусмотрена функция Power-Boost, кратковременно повышающая мощность на 30 л.с. — это упрощает обгоны. Команды работают лишь с настройками под конкретную трассу. Конечно, никакого сравнения с высотами формулы 1. 

Во втором сезоне A1 Grand Prix выглядит чуть солиднее: прибавилось и этапов, и команд. Из обоймы ведущих гоночных держав выпала лишь Португалия — в стране не нашлось средств на содержание национальной команды. Все остальные остались в строю: Великобритания, Германия, США, Италия, Франция, Голландия... Обещает вскоре явиться и команда Швеции, размышляют деловые люди в Испании, но пока рост рядов обеспечивали Греция, а также экзотические Пакистан и Сингапур — оказывается, и там есть гонщики!

Россия, чьи пилоты в прошлом сезоне четыре раза выходили на старт, в этом году не представлена вообще. Не слышно даже, что «кто-то хотел, но не сложилось». Гонщики и спонсоры подобающего уровня у нас есть, не хватает менеджеров западного толка: бразильскую команду вывел на трассы Эмерсон Фиттипальди, голландскую — Ян Ламмерс, немецкую — сам Вилли Вебер, личный менеджер Михаэля Шумахера. Создание национальной российской команды — проблема менеджмента.

Безумных страстей у публики серия А1 пока не вызывает, в чем намного уступает той же формуле 1, однако болельщиков на трибунах прибавилось. В некоторых странах, отдаленных от передового гоночного сообщества, наблюдается невиданный ажиотаж. В Новой Зеландии, где за год построили новую трассу специально для домашней гонки, все билеты раскуплены задолго до старта: народ жаждет видеть своих героев воочию. Похожая картина — на третьем этапе в Китае: обочины трассы, проложенной прямо по улицам Пекина, кишели зрителями. Правда, Европа (три из двенадцати этапов проходят в Старом Свете) по-прежнему относится к детищу аль Мактума с некоторой снобистской прохладцей и переполненными трибунами похвастать не может. Избалованные гоночными зрелищами европейцы, видимо, еще не свыклись с тем, что в названии серии не упомянут их континент. Буква «А», по логике шейха, отражает единство Азии во главе с Аравийским полуостровом, Африки, Австралии и обеих Америк. Даже Антарктида, и та подходит…

Но никуда Европа не денется — сядет перед телевизором, благо львиная доля этапов проходит в глухое для Европы кольцевое межсезонье. А по числу команд, представленных в А1, Европа, разумеется, далеко впереди других частей света (10 против 6 азиатских). Другой вопрос, что звезд первой величины в гонках А1 маловато. Интересы наций защищают, как правило, молодые таланты, чьи имена не успели прогреметь: голландец Йероен Блекенмолен, немец Нико Хюлькенберг, южноафриканец Адриан Цаугг, познавшие вкус побед на первых этапах серии. Самые известные из тех, кто выходил на старт минувшей осенью, — малайзиец Алекс Йонг и чех Томаш Энге, некогда стартовавшие в формуле 1. 

Правда, в официальных протоколах А1 GP фамилии по-прежнему надежно спрятаны в малозначимых результатах тренировок, а на первом плане в итогах гонок стоят названия стран. Тем не менее даже не самые удачливые гонщики, такие как ливанец Басиль Шаабан и грек Такис Кайтазис, благодаря А1 становятся национальными любимцами. Похоже, прибыльность и величие Кубка мира — дело времени. А сама идея шейха Мактума, согласитесь, хороша.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии