Первое китайское предупреждение

Первое китайское предупреждение

Китайские автомобили — тема долгоиграющая. В любой аудитории немедленно отыщутся как ярые приверженцы, так и категоричные оппоненты этих восточных пришельцев — сравнительно дешевых и странным образом что-то напоминающих. Еще буквально вчера Запад не воспринимал их всерьез — да и мы тоже. Но китайцы умеют удивлять.

— Всем, чего добились, мы обязаны в первую очередь вашей стране!

Удивили? Да, бесспорно! Редкий собеседник — тем более представитель зарубежного автопрома — начинает беседу с искренних похвал в адрес… советско-российской автомобильной промышленности! Однако не похоже, что г-н Тун-Яо, президент одной из крупнейших автомобильных компаний Китая, лукавит — просто восточные люди иначе относятся к своей истории, нежели мы с вами. И он знает, что полвека назад именно советские специалисты тогдашнего ЗИСа фактически породили китайский автопром. А раз так, то и нынешний успех его компании — лишь эхо того знаменательного события.

Китайский бизнесмен многократно усиливает свою мысль: мол, мы для него — «учителя», «профессионалы», «специалисты». Да, его компании каких-то 10 лет, но это ничего не меняет! И не случайно все его вузовские преподаватели свободно владели русским. И он очень рад, что имеет возможность пообщаться с представителями такого журнала, как наш! Действительно, Восток воспитан иначе — и мыслит по-своему...

Переводчик — как натянутая струна: он давно усвоил, что работать надо много, а переводить — правильно. Каждое слово босса фиксируется в блокноте, особенно когда тот переходит к цифрам. Фирма родилась в 1997 году, а с 2001-го стала продавать свои машины. Сначала — совсем немножко: 2800 штук, но уже в 2002-м — 50 тысяч, а в 2003-м — 90 тысяч. Кратковременный спад был вызван новой экономической политикой правительства: в 2004 году «Чери» продала только 83 000 автомобилей. Однако потом быстро пошла в гору: 2005 г. — 180 тыс. машин, 2006 г. — 300 тысяч.

— В этом году будет 450 тысяч, — переводчик, боясь перепутать число, ловит утвердительный кивок президента, — а в 2008-м — 700 тысяч!

«Чери» лихо несется по миру — продает машины, подписывает договоры и протоколы. Чего стоит один лишь контракт с «Крайслером»! Американцы изучили семь различных моделей «Чери» — новенькие машинки, произведенные на совместном предприятии, с 2008 года будут продавать в Америке: причем не как «Чери», а как «Додж»! Ни больше ни меньше...

— Они к нам приезжали! — невозмутимо поблескивает очками г-н Тун-Яо. — И все сами видели. Исследовали что хотели. Будем делать машины, вести совместные научные разработки.

Сотрудничать с «Чери» рассчитывают не только американцы, но и итальянцы. Совместное предприятие в Китае займется выпуском «Альфа-Ромео» и ФИАТов для местного рынка. Более того: «Чери» будет поставлять ФИАТу двигатели, не менее 100 тыс. штук в год — объемом 1,6 и 1,8 л. На какие модели? Ответ — ожидаемый: мол, работаем в этом направлении. Появятся ли китайские моторы на российских ФИАТах от «Северсталь-Авто»? Скорее всего нет — по крайней мере, в обозримом будущем. И все же, что это за двигатели?

— Мы очень обеспокоены ухудшением экологии — как во всем мире, так и в Китае! Поэтому хотим выпускать моторы нового поколения. Возможно, для этого «Чери „приобретет акции одного из профильных предприятий — этот вопрос прорабатывается.

Рассчитывать на полную откровенность бизнесмена (тем более восточного), конечно же, наивно. Но Тун-Яо располагает к общению — искренне радуется удачным шуткам и совсем не похож на «акулу капитализма». Да и капитализм в Китае особенный — мы же отмечали, что они уважают собственную историю и не шарахаются из крайности в крайность. Управленцев его уровня там начали готовить давно — четверть века назад. Сегодня видно — получилось! Кстати, Тун-Яо назван в Китае «Человеком года» в области экономики.

Интересно, а насколько он волен в своих решениях? Коммунизм, партия — нам-то все это знакомо! Скажем, что он будет делать, если завтра ему позвонят «сверху» и предложат некую административную работу? Оставит «Чери» и подастся в чиновники?

Вопрос пришлось повторить трижды — похоже, президент просто обдумывал ответ под прикрытием возможной неточности перевода. На переводчика жалко смотреть. Наконец выясняется, что в чиновники бизнесмена уже приглашали, но он... отказался. Звучит неожиданно: разве в коммунистическом Китае можно отказываться?

Но президент уже выстроил политически верный ответ.

— Я — инженер! — поясняет он. — Чиновничий труд — не для меня: я там буду не на месте. Люблю разработки, проектирование…

Хорошо — зададим совсем уж необычный вопрос. «Чери» несется вперед, наращивая присутствие на рынке — а наш ВАЗ его столь же быстро теряет. Если пофантазировать: смог бы он возглавить предприятие типа АВТОВАЗа, поступи к нему такое предложение?

Вопроса с ходу не поняли ни переводчик, ни президент. Как это так — возглавить ВАЗ? ВАЗ — это учитель: его нельзя возглавить.

— Я даже в Китае не пошел в чиновники! — Тун-Яо искренно удивлен необычным вопросом. — А ваш автопром сегодня лучше китайского! И я мечтаю о том, чтобы «Чери» стала частью именно российского автопрома!

Наша очередь удивляться — это чем же российский автопром лучше? В ответ — очередной пример уважения к своей стране.

— Российский автопром лучше китайского! — повторяет довольный бизнесмен, видя наше удивление. — Национальный автопром — это серьезные заводы: у вас они есть, а у нас — сплошная «мелочевка», если не брать в расчет грузовики, которые вы помогли нам освоить! Да, количество фирм велико, но объемы производства у большинства крошечные. Поэтому в ближайшее время многие компании просто исчезнут — в этом не стоит сомневаться!

Что ж — перейдем к России. Мечта Тун-Яо — строительство собственного завода в нашей стране: он неоднократно об этом упоминал. Так будет он его строить или не будет?

Тут президент решил пошутить. Дескать, его «Чери» — это как красивая девушка: все хотят с ней познакомиться! Поэтому приходится вести бесчисленные переговоры, в том числе и с «Автотором». Географически его там все устраивает, а остальное… А остальное — обсуждается!

Как в Китае дела с налогами? Как и всюду — плохо: «Чери» не имеет никаких налоговых преимуществ по сравнению с многочисленными СП — у тех сплошная выгода и по срокам, и по процентам. И российское правительство, по мнению президента, опять-таки ведет себя правильнее, поскольку поддерживает своих. Правда, с 1 января следующего года налоговое законодательство Китая должно измениться, а потому налогообложение выровняется.

Сегодня, как известно, «Автотор» собирает в Калининграде три модели автомобилей «Чери». Тун-Яо отмечает: список расширится — подробности будут объявлены на ближайших выставках. В этом году фирма рассчитывает продать здесь 40 тыс. своих машин. И уже известно, что совместно с «Автотором» компания «Чери» намерена производить не только автомобили, но и двигатели, а также коробки передач!

— Очередь за нашими машинами сегодня растягивается на полгода, — констатирует президент. — Не готов сказать, хорошо это для нашего имиджа или плохо. Знаю, что многие китайские компании умышленно создают подобные ситуации, дабы подогреть интерес к своей продукции на волне искусственного дефицита. Я — противник подобных действий.

Хорошо. Но что уважаемый бизнесмен скажет о других «умышленных действиях» его сограждан — откровенном плагиате, свойственном китайскому автопрому вообще и «Чери» в частности? Взять, к примеру, ту же «кукушку» (Сhery QQ) и ее «крестного отца» — «Матиз»… 

— Нам всего десять лет! — удивление Тун-Яо выглядит неподдельным. — И у нас нет такого богатого опыта, как у вас, — ни в проектировании, ни в дизайне. Думаю, в таких условиях влияние чужих замыслов неизбежно. Да, были некоторые проблемы с «кукушкой», но сейчас все улажено. И в дальнейшем ничего подобного не будет.

Да, у «Чери» есть и новые разработки. И президент радостно сообщает — мол, перед пекинской Олимпиадой у нас будет выставка: приезжайте и оцените все сами. Не только автомобили, но и двигатели — в частности, есть серьезные намерения по разработке гибридных силовых установок.

Распорядок дня у президента довольно обычный. В 7.30 уходит из дому, с 8.00 приступает к работе — мэйлы, факсы, аудит, техдокументация, кадры. И так — примерно до 22.00. Помогают ему два секретаря — они работают поочередно. На конвейерах «Чери» трудится примерно 12 тысяч человек. Зарплата рабочего в пересчете на доллары — примерно 250 в месяц. Но сверх того фирма расходует еще около 500 — оплачивает страховку, обед, налоги и т.п.

— Речь идет в основном о неопытных и молодых ребятах, — поясняет Тун-Яо. — Считаю, что для них такая зарплата — нормальная.

Любимый вопрос наших читателей — а на чем, мол, ездит этот начальник? — на сей раз вызвал некоторое удивление. Как на чем — на «Чери», естественно! На какой модели? Да на всех по очереди — это же своего рода испытания! Как еще президенту оценить уровень собственной продукции без «испорченного телефона»? Какие автомобили из зарубежных ему нравятся? Пожалуй, европейские: «Альфа-Ромео» — за дизайн и еще «Ауди» — за «технику исполнения». Есть ли у него хобби? Нет — ни хобби, ни семьи: все время занимает работа...

Кстати, а откуда вообще взялось это странное имя — «Чери»? На китайское не похоже, на европейские языки не переводится… Президент оживляется — он явно ждал этого вопроса! Ну как же — на то и расчет, что и не китайское, и не европейское! Ведь очень много слов имеет близкое звучание, а потому каждый клиент может услышать в нем что-то свое! Скажем, cheerful — это бодрый, веселый, а cheer — значит, ура! А cherry- это вишня, а cherish — нежно любить… По-китайски же — это нечто вроде «особого благословения».

Так что же несет в Россию «Чери» — особое благословение или, как некогда говорили, последнее китайское предупреждение? Пожалуй, ни то ни другое, а просто констатирует факт: китайцы уже пришли в Россию! Бизнесмен Тун-Яо, конечно же, опять улыбается — мол, «все хорошо». Вы — учителя, мы — ученики... И никакое это не «последнее предупреждение», а скорее — первое: ведь по объемам продаж «Чери» занимает именно это место! Как в Китае (среди национальных марок), так и в России — среди китайских брендов.

ИНЬ ТУН-ЯО

Родился 6 октября 1962 года. С 1984 по 1989 г. — инженер компании Hongqi Auto, входящей в FAW Group. First Automobile Works объединяет 35 автозаводов по всей стране, 11 дочерних компаний, 12 холдингов и 14 СП. Самым известным из последних стало СП с Volkswagen. С 1989 по 1991 г. совершает по заданию компании FAW-VW деловые поездки в Германию и США. С 1991-го по 1996-й занимается логистикой и производством на FAW-VW. С 1996 по 2004 г. — заместитель генерального менеджера фирмы Chery Automobile. C марта 2004-го по настоящее время — президент и генеральный менеджер этой фирмы.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии