Ласковые руки строгого контроля

Ласковые руки строгого контроля

НЕ ПОГЛАДИШЬ — НЕ ЗАМЕТИШЬ

Со стороны кажется, что сборочный конвейер ползет со скоростью гусеницы. Совершенно по-иному начинаешь ощущать темп современного производства, когда сам включаешься в процесс. «Земля», то есть движущаяся лента с только что сваренным кузовом будущей «Спектры», буквально вращается под ногами — ты едва успеваешь выполнить обязательный набор движений. На это отведено 3 минуты, в течение которых «Спектра» проходит 3,5 метра дистанции твоего контрольного участка.

Первым делом контролер должен правильно «собрать» респиратор.
Первым делом контролер должен правильно «собрать» респиратор.

Кажется, все просто: проверить только левую (или правую) половину кузова, выявить дефекты сварки, штамповки, обратить внимание на те, что обнаружены предыдущими постами. Щупами замерить величину зазоров между деталями кузова (двери, багажный отсек). На моем посту выделены две основные задачи. Первая — сверить номер кузова в моторном отсеке и в том месте, которое впоследствии закроет подушка заднего сиденья. Вторая — проконтролировать крепление для ремней безопасности. Именно за эти две позиции я поручусь личным клеймом, оттиснув его в карточке, которая сопровождает каждый автомобиль на конвейере.

— Нежнее гладим крыло, нежнее… — кажется, что начальник участка Сергей «подкалывает». Но он вполне серьезен. Дефекты на корпусе выявляются тактильно, то есть «не погладишь — не заметишь».

Инструктаж контролера-корреспондента (с оранжевым воротником) под руководством директора по качеству А. Евдокимова (второй слева).
Инструктаж контролера-корреспондента (с оранжевым воротником) под руководством директора по качеству А. Евдокимова (второй слева).

Мои руки в перчатках (иначе не избежать порезов и заноз от некрашеного кузова) скользят по серебристым крыльям, по крыше, распахнутым дверцам, по углам багажника. Честно говоря, не чувствую ничего! Кузов гладкий, никаких вмятин или выпуклостей.

Наставник привлекает внимание к очередной крышке багажника: контролер на предыдущем участке обнаружил дефект и обвел его красным фломастером. Пытаюсь оценить «на глазок», что же не так, — тщетно.

Проверяя качество сварки, необходимо «узреть» сквозные прожоги.
Проверяя качество сварки, необходимо «узреть» сквозные прожоги.

— Нет, тут только ладошками, пальчиками… — Сергей терпеливо учит азам технологии контроля. И действительно, с третьего раза пальцы ощущают небольшой бугорок, невидимый под искусственным освещением. Оправдываюсь: мол, с первого раза не почувствовал.

«На глазок дефекты не увидеть: нужно гладить руками!»
«На глазок дефекты не увидеть: нужно гладить руками!»

— За одну смену никто этому не научится — тут важен опыт. Поэтому начинающему контролеру положен наставник. За 3–4 смены сделал бы вас классным контролером, — тон начальника участка вполне серьезен. Он объясняет, куда вносить контрольные записи, куда прикладывать лазерный код, который будет наклеен на кузов после окраски. После того как отмеченные мною и коллегами-контролерами дефекты устранят, будущая «Спектра» «нырнет» в цех окраски. После окраски его вновь встретит контролер на посту. То есть — я. 

Контроль приварных гаек для ремней безопасности — моя основная задача.
Контроль приварных гаек для ремней безопасности — моя основная задача.

РАЗНИЦА В ЦВЕТЕ ВОРОТНИКА

На самом деле мой рабочий день контролера качества на заводе «Иж-Авто» начался с инструктажа. В течение 10 минут звучали уже привычные для меня, ведущего рубрики «Профессия», правила техники безопасности. Затем — специальный инструктаж. Традиционная примерка рабочей формы.

У этой «Спектры» зазор по дверям в пределах нормы.
У этой «Спектры» зазор по дверям в пределах нормы.

Каждый работающий на конвейере «Иж-Авто» получает спецодежду — легкий и прочный костюм светло-бежевого цвета с фирменной символикой завода и компании «Сокиа». Как выясняется сразу, костюм рабочего в цехе сварки отличается от наряда его коллеги на главном сборочном конвейере и от моего, контролерского, лишь... цветом воротничка. У меня, контролера, — оранжевый. У рабочих на конвейере — синий. В цехе сварки — серый и т. д. 

Обнаруженный дефект устранят на следующем участке.
Обнаруженный дефект устранят на следующем участке.

— С самого начала работы над проектом «Спектра» мы уделяли особое внимание дизайну производства: цветовой гамме стен, оборудования, униформы работников, — рассказывает директор по качеству «Иж-Авто» Александр Евдокимов. —По рекомендации специалистов остановились на светлых тонах. Мелочей здесь не бывает — как раз от них во многом зависит рабочее настроение.

VIN кузова должен быть выбит отчетливо.
VIN кузова должен быть выбит отчетливо.

Для современного автопроизводства такой подход к деталям, казалось бы, второстепенным — норма. Но для отечественного завода, согласитесь, почти революционная позиция. Дизайнерские разработки, исследования специалистов стоят денег, которые, по русской традиции, принято экономить.

Но вот я облачился в форму; начальник участка контроля выдает мне набор инструментов:

После окраски кузов кажется безукоризненным — проверим!
После окраски кузов кажется безукоризненным — проверим!

— Красный фломастер — выделять дефекты кузова. Шариковая ручка — для пометок в технологической карте автомобиля. Линейка — для контроля зазоров. И, конечно, — очки, перчатка на одну руку и варежка на другую. А самое главное вот это, — Сергей достает из шкафа толстую папку с инструкциями. Каждая операция контролера прописана здесь до мелочей — настолько подробно, что, кажется, и учиться специально не надо. Но только кажется…..

Каждый сборщик контролирует собственную работу.
Каждый сборщик контролирует собственную работу.

БРАК НЕ ПРИНИМАТЬ, НЕ ДОПУСКАТЬ, НЕ ПЕРЕДАВАТЬ

«Спектра», которую я, контролер, проверял до цеха окраски, благополучно вышла из камеры. Приятный темно-синий цвет, казалось, не таит в себе никаких дефектов. Но строгая наставница (уже на участке контроля окрасочного цеха) показывает, какие именно дефекты я должен уловить. Опять — на ощупь, нежно и быстро. Перчатки я уже поменял на более тонкие. И вновь, как и на предыдущем участке, —полсотни страниц, регламентирующих каждое движение. Наконец в «личном деле» окрашенного кузова появляется очередной штампик контролера, он уходит на линию сборочного конвейера.

К этой машине претензий у контролеров нет.
К этой машине претензий у контролеров нет.

— На самом деле, если бы мы пытались контролировать процесс только силами работников ОТК, то говорить о качественном продукте не пришлось бы, — рассказывает Александр Евдокимов. — Каждый рабочий, по сути, — контролер. Причем не только своей собственной операции, но и предыдущих. «Брак не принимать, не допускать, не передавать» — примерно так звучит наш профессиональный девиз. Каждый рабочий обязан, обнаружив брак, доложить о нем бригадиру. Тот — принять меры к устранению. И никто не вправе ругать рабочего за «излишнюю» бдительность. Взять хотя бы ситуацию с экстренной остановкой конвейера. На больших российских предприятиях рабочий вынужден для этого отойти от своего участка на несколько метров (бывает, и на все 100!). У нас на каждом рабочем месте — шнур, дернув за который, стопоришь весь конвейер.

Такого сильного ливня, как в «дождевой камере», в природе не бывает.
Такого сильного ливня, как в «дождевой камере», в природе не бывает.

Рабочий контроль виден фактически в каждом цеху. В сварочном на специальных столах нет-нет да появляется негодная к сборке деталь. А каждые два часа сварочные точки специально тестируют «на разрыв». На главном конвейере рабочий, завернув гайку, отмечает ее красным маркером. Если впоследствии метки сместятся, это увидит коллега на следующем участке, и неточность сборки будет устранена.

Генеральный директор «Иж-Авто» Михаил Добындо доволен своими специалистами.
Генеральный директор «Иж-Авто» Михаил Добындо доволен своими специалистами.

…Наконец «моя» темно-синяя «Спектра», уже на колесах, подкатывает на последний участок. Под руководством начальника участка Ольги я в очередной раз (но не в последний!) проверяю зазоры, комплектацию, тщательно сверяю номер двигателя, наличие всех 48 (!) контрольных штампиков. Не забыть проверить, есть ли сумочка в багажнике с инструментом, а в сумочке перчатки!

Кажется, больше проверять нечего? Контролеры так не считают. После заправки машины эксплуатационными жидкостями «Спектру» тестируют на стендах. И финал — дождевая камера. После яростного «ливня» вместе со штатным контролером не обнаруживаю ни в салоне, ни в багажнике ни единой капли воды…

— Кроме тех участков, работу на которых вы сегодня осваивали, для контролеров есть еще работа, — рассказывает директор по качеству. — На любом участке качество может проверить контролер-«охотник». А уже после конвейера и «дождя», фактически из цеха готовой продукции, любую машину могут взять на аудиторский контроль. По сути, это ее оценка глазами покупателя в автосалоне. И на этом этапе все расписано до мелочей. Вплоть до того, что первый, визуальный осмотр делается с расстояния 1 метр — так, как это происходит при покупке…

В КОНТРОЛЕРЫ Б Я ПОШЕЛ —ПУСТЬ МЕНЯ НАУЧАТ!

Излишне говорить, что рабочий хлеб не сладок. Смены на «Иж-Авто» две. Либо начинаешь рано — в 7 утра. Либо заканчиваешь в полночь. Правда, и на завод и домой рабочего отвозит автобус. Пусть не прямо до двери — но даже в отдаленные районы немаленького Ижевска. Рабочая смена восьмичасовая, с 40-минутным перерывом на обед и перекурами в конце каждого второго часа. О том, чтобы бросить окурок в цехе, речи быть не может.

В каждом цехе — рабочая столовая, где плотный обед для взрослого мужчины обойдется в 50–70 рублей. Как само собой разумеющееся, медицинская страховка для всех работников.

— Уверен, что вы бывали на других российских предприятиях. Но у «Иж-Авто» свои отличия, — не без гордости говорит генеральный директор предприятия Михаил Добындо. — Скажем, на нашем заводе нет принятой повсеместной премиальной системы. Начинающий рабочий получает около 7 тыс. рублей. Раз в полгода непосредственный начальник — мастер выставляет оценку его квалификации по пятибалльной шкале и по семи параметрам. В случае положительного результата зарплата увеличивается на тысячу рублей. И это не все! Простой рабочий на конвейере может зарабатывать до 12 тысяч рублей в месяц. Для иных регионов России это может показаться небольшой суммой. Но по уровню заработков «Иж-Авто» в первой тройке производств столицы Удмуртии. Выше зарплата только на заводах, связанных с сырьем и переработкой.

Контролер качества, разумеется, получает больше рабочего. Новичку «кладут» 10 000 рублей в месяц и прибавляют, в случае положительной аттестации, каждые полгода.

— Особенность нашего завода — здесь пока нет кадрового голода на рабочие специальности, — отмечает Добындо. — Но эта ситуация может измениться. В Ижевске много высших и средних учебных заведений, в которых готовят нужных заводу специалистов. Мы стараемся помочь рабочим получить образование, расти в своей специальности, осваивать смежные. Но это — наша инициатива, которую мы стимулируем за собственный счет. Конечно, если почувствуем заинтересованность в этом государства — идеологически ли, финансово — работать станет куда легче…..

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии