SEAT эпохи Эриха Шмитта

SEAT эпохи Эриха Шмитта

На памятном фото в домашнем альбоме — мисс Испания и мисс Германия, рядом ваш покорный слуга — корреспондент ЗР и участник грандиозного праздника, который закатил СЕАТ для журналистов на Франкфуртском автосалоне. Времена, когда компания с размахом вкладывалась в пиар, прошли: сейчас главный приоритет — качество автомобилей. На рекламном ролике, который крутится в холле центрального офиса, красивые люди — испанки и испанцы — собирают красивые автомобили. Актеров на этот фильм не приглашали, снимались только рабочие и служащие компании.

В этой среде инженер-механик Эрих Шмитт — свой человек. Рабочий день он начинает в шесть утра с визита на конвейер, где как раз ночная смена уступает место дневной. По его мнению, в производстве автомобилей первичны те, кто собирает модель. Остальные, начиная с президента компании, им помогают.

Мы — испанки, а значит, очень эмоциональные. Снимайте нас, пока мы в хорошем настроении. Если завтра Испания проиграет в футбол, не советуем к нам подходить.
Мы — испанки, а значит, очень эмоциональные. Снимайте нас, пока мы в хорошем настроении. Если завтра Испания проиграет в футбол, не советуем к нам подходить.

— Когда я в Испании, — говорит Эрих Шмитт, лихо разгоняя засекреченное пока спорткупе вокруг заводской клумбы, — то с шести утра уже на конвейере, беседую с работниками кузовного, окрасочного или других цехов. Это главное, когда рабочие понимают, насколько важно для них качество. Последующая дискуссия с инженерами и дизайнерами становится не теоретической, а практической, поскольку я уже получил первичную информацию. У нас есть красивые рисунки и правильные чертежи, но, правда, не там, а на конвейере.

Производство на СЕАТе работает круглосуточно. А чтобы обеспечить обмен информацией между теми, кто занимается серийным производством и строит прототипы, Эрих Шмитт придумал мастер-боксы. Именно здесь приходит уверенность, что детали, созданные разработчиками, подходят конвейеру, и наоборот, производственники видят идею раньше. Вот, например, мастер-бокс по интерьеру, где доводят ту или иную деталь салона. Сейчас работают над предсерийным образцом новой модели класса В — седаном «Экзео». А на видном месте в зале — серийная «Ауди-А4».

На схеме конвейера в определенных местах приколоты записки — так сотрудники адаптируют теорию к практике. Это — часть структуры, которая готовит прототипы и предсерийные образцы к производству. Ее придумал Эрих Шмитт.
На схеме конвейера в определенных местах приколоты записки — так сотрудники адаптируют теорию к практике. Это — часть структуры, которая готовит прототипы и предсерийные образцы к производству. Ее придумал Эрих Шмитт.

— Ее поставили, — говорит Шмитт, — чтобы сотрудники понимали: любая наша деталь должна быть не хуже. Детали могут быть дешевле, но зазоры между ними не должны возрастать. Мы снизили усилия переключения всех кнопочек и клавиш на 25%, добились, что одна деталь входит в другую плотно и работает без зазоров. Но это не делается за сутки: «Ауди» понадобилось пятнадцать лет. Я буду делать то же самое на СЕАТе. К примеру, когда мы доводили предсерийные образцы новой «Ибицы», то в течение полугода группа из восьмидесяти человек каждое утро собиралась и обсуждала, насколько вовремя, в достаточном количестве и с должным качеством могут работать поставщики, независимо от того, из нашей они группы или нет. Так мы работаем и над новым спорткупе, которое пойдет в серию в конце года. Потом будет «Экзео», далее — по две-три новые модели в год.

«В НАШЕМ ДЕЛЕ НУЖНА СТРАСТЬ»

— В вас, господин Шмитт, то немец берет верх, то испанец.

— Моя задача — использовать здесь все, что имею, для подъема бренда СЕАТ. С первого дня, став президентом компании, я переехал в Испанию и живу вместе с семьей в Барселоне. Семь дней в неделю — на фирме, если нужно: это то, что мне нравится и чем я хочу заниматься. Каждый день я познаю испанскую ментальность, и многое мне нравится больше, чем в Германии. Приятно брать из двух культур лучшее, чтобы соединить. Так я работал и в Китае.

Я не хочу иметь здесь немецкую фирму. Пусть будут определенные немецкие гены, но в испанской фирме с испанскими сотрудниками. В нашем деле нужна страсть. Она — в основе испанского темперамента. К примеру, название седана «Экзео» переводится как «выход вовне». Мы действительно хотим превзойти сегодняшние возможности и сделать что-то новое. Сегодня у нас самые молодые покупатели в группе «Фольксваген». Мы хотим, чтобы они росли с нашими автомобилями. Сегодня делаем восемь разных моделей, дополнительно будет еще восемь. СЕАТ имеет реальные шансы выйти в лидеры по дизайну и качеству, он располагает всем рядом производств — от создания прототипов до сборки. У других брендов в Испании (18 автомобильных заводов. — Ред.) — только сборка. Показатели надежности нашей марки на германском рынке говорят о том, что даже японцы не развивались так хорошо! Мне нравится, с какой страстью сборная России по футболу удивила всех на Еврокубке: в этом смысле наш СЕАТ чем-то похож на вашу команду.

ИСПАНИЯ-РОССИЯ — 3:0

На вопрос, с каким бы счетом сыграли команды российского и испанского автопрома, Эрих Шмитт ответил, что представляет заинтересованную сторону и не может судить; кроме того, он недостаточно знает нашу ситуацию. Для справки: в Испании выпускают в три раза больше автомобилей, чем в России, но тенденции схожи.

Эрих Шмитт уверен, что в России с помощью других компаний возникнет хороший автопром. Он надеется, что в нашей стране появятся классные производители компонентов, которые будут поставлять запчасти и к нему в Барселону. Он знает, как выглядит калужский автозавод, и хорошо представляет, как строит свои конвейеры «Фольксваген». Можно будет адаптировать здесь и другие марки группы: надо понимать, что речь идет о СЕАТе. И для президента особенно важно объяснить российским покупателям, как изменилась его фирма.

— Можно строить автомобили, как чиновник из министерства финансов, — отмечает герр Шмитт, — но я уверен, что директор завода не должен быть чиновником. Он должен знать все детали в автомобиле, который он строит. Я 15 лет работал для «Ауди» в Китае, но российский рынок развивается гораздо быстрее и интереснее китайского. В Китае узкий класс — наверху, а внизу достаточно дешевые автомобили, середины нет. В России люди более ориентированы на Запад, чем китайцы. Здесь люди умеют ценить красивый дизайн спортивных авто и будут уважать СЕАТы. Мы сумели вывести СЕАТ из кризиса, мы делаем отличные автомобили. Теперь надо научиться продавать наше качество. Мы больше концентрировались на Центральной Европе, потом на восточной ее части — теперь идем в Россию.

Название этой главе дал не итог полуфинального матча Еврокубка. Три очка лично от автора этих строк получила Испания, потому что в ней работают такие профессионалы, как Эрих Шмитт. Пусть не обижаются родные менеджеры, но чтобы конкурировать с ним, нужно, как минимум, вкалывать с шести утра, летая из конца в конец Азии и Европы, к которой мы, к счастью, имеем отношение. Уверен: эпоха таких автомобильных менеджеров у нас еще впереди.

Эрих Шмитт: «Мы можем делать многое, но что конкретно, сразу не скажу». Однако же, по сообщениям журнала «Ауто Мотор унд Шпорт», в 2009-м будут запущены «Ибица FR», седан «Экзео» и фейслифтинг получат «Алтеа», «Toледо» и «Леон», появятся «Экзео»-универсал
Эрих Шмитт: «Мы можем делать многое, но что конкретно, сразу не скажу». Однако же, по сообщениям журнала «Ауто Мотор унд Шпорт», в 2009-м будут запущены «Ибица FR», седан «Экзео» и фейслифтинг получат «Алтеа», «Toледо» и «Леон», появятся «Экзео»-универсал

Эрих Шмитт

Родился 31 декабря 1946 года в Гисене (Германия). После окончания факультета машиностроения местного института работал на «Опеле» в Рюссельсхайме инженером по анализу стоимости, затем руководителем отдела.

В 1990-м перешел руководителем по снабжению и менеджером-товароведом на «Воксхолл» в Англию, где, в частности, занимался электрикой и электроникой для европейского отделения «Джи-Эм». В апреле 1992 поступил на «Ауди», где отвечал за приобретение производственных материалов. В ноябре 1992 вошел в Совет директоров как ответственный по закупкам. Одновременно с 1993 года отвечал за активы «Ауди» в Китае, а с 1992 по 1997 год — за финансы и организацию «Ауди».

С октября 2006 по февраль 2007 года — член совета директоров «Ауди» по направлению СЕАТ. В настоящее время — президент СЕАТ и член совета директоров «Фольксвагена».

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии