Кольцо имени Гагарина

Кольцо имени Гагарина

А получилось как всегда. Хотела обкатать перед походом мотоцикл, но перестаралась — угробила его в болотах Вологодщины. Три недели ждала запчасти, а после ремонта долго разбиралась, почему так страшно грохочет нутро. Успокоила себя мыслью: «Хонды» не ломаются. И маршрут не поменяла: из Питера — на плато Устюрт (это между Узбекистаном и Казахстаном) — озеро Иссык-Куль (уже в Киргизии) — Онежское озеро в Карелии. А еще нужно было придумать «красивую» сопроводительную бумажку — она жизненно необходима мотопутешественнику. Всяким чиновникам и постовым (встречи с ними неизбежны) до крайности важно, чтобы бумага была солидной, с «красивыми» словами и печатями. Тогда сопроводительный документ превращает ваше путешествие из обычного мотодальнобоя в исторической значимости экспедицию.

Повертев ее в руках, людей при госдолжности наполняет чувство сопричастности к вечному — и они уже не смеют вас задерживать. А вот и тема для текста: я посвящаю пробег 45-летию полета Юрия Гагарина в космос*. Гагарин — имя повсюду известное, магическое!

Настал день, когда мы с «Вжиком» покинули славный град на Неве. «Вжик» — надежный спутник, это Honda XR250. Из Питера — в Тихвин: не могла же проскочить его и не переночевать у родителей! Собиралась поутру рвануть в Ярославль на фестиваль «Медвежий угол», но «накрылся» подшипник заднего колеса — пришлось подзадержаться. Родители и тому радехоньки. А я — их радости.

По дороге в Ярославль «Вжик» все погрохатывал (снова тот же подшипник?), а перед Улеймой начал «постреливать» глушитель. Выхлоп — ерунда, а вот звук двигателя тревожил. Никакая отвратительная дорога так не выматывает, как мысль «доеду-не доеду»... Добралась-таки. А здесь знакомые все лица, при въезде в лагерь — рюмка самогона, душевный отдых у «Медведей»

В Москве все-таки разобрала движок, но что стучит, так и не обнаружила. Специалисты успокаивали: пройдет еще тысяч двадцать. Главное, грамотно себя обмануть: раз знатоки так считают, то — смело вперед. И я поспешила: под Тулой уже дожидался мой друг Вадик Малой на своей «Туле». За автобанами Московской области пошла дорога, обрамленная пряничными лотками. А вот и Вадик «загорает» на обочине. Такие встречи всегда в радость! Ну, поехали!..

Чем южнее, тем горячее воздух. После Волгограда пошли степи. Глаз скользил по сочно-зеленой глади — зацепиться не за что. А сколько здесь мошки-кровососов! Еще одна напасть — черепахи: перебегают дорогу где им вздумается! Аки юные натуралисты, мы останавливались, помогали медлительным земноводным пересечь дорогу. Увлекательнейшее, скажу вам, занятие — возиться с дикими животными (если это не шакалы или кобры)! Я готова была всех черепах хоть окольцевать! Если бы знала, что из этого будет толк...

Красный Яр Омской области, последняя «наша» заправка — и на Казахстан! Российская погранзастава видна издалека: никакой очереди, и нам сразу же открыли ворота. Казахская таможня далась кровью: здесь царит заскорузлая тягомотина. Впрочем, прочитав сопроводительную бумагу, таможенники быстро свернули расспросы и подняли шлагбаум.

Пересекли границу — и сразу все по-другому. Люди от мала до велика приветственно махали нам руками, встречные машины бибикали и мигали фарами. Деревни здесь стоят друг от друга далеко, все расположены на небольших возвышениях. Дома и сараи (не всегда отличишь одно от другого) — низкие мазанки, рядом с ними горы кизяка — сушеного навоза. Местные почти не разводят коров — здесь лошади домашние животные, они более практичны в степных краях. Нет традиционных российских «картофельных шести соток», жители почти не сажают деревьев. А дороги настолько «убитые», что если сравнивать с российскими, то мы, считай, ездим по взлетным полосам. Мне на эндурике ехать было терпимо, Вадику — тяжко: все чаще и длиннее становились наши объезды ужасающих колдобин. В страшной пыли добрались до Атырау (в недавнем прошлом — Гурьев): большой город миражом вырос из пыльной завесы.

Жара крепчала, а «Тула» тянула все хуже. Как Вадик ни старался ехать поаккуратнее, ямы добили тульские амортизаторы, и скорость движения сильно упалаѕ Ненавижу ситуации, в которых каждому понятно, что дальше двигаться вместе нельзя, но ни у кого не хватает духа сказать об этом вслух. Надо было либо поворачивать на городок Бейнеу (и идти по степи), либо кочевряжиться хоть по битому, но асфальту, однако на 200 км больше. Увы, первый вариант «Туле» был не под силуѕ Простились, и я свернула в степь. По песочку ехать ровнее и мягче, цель все ближе — Устюрт, загадочное пустынное плато. С каждым часом пекло все более ожесточенно, и мой организм северянки, для которого плюс 30°С предельно выносимая температура, застонал. К полудню стало просто невыносимо. У каждой кошары останавливалась в полуобморочном состоянии, обливалась, наливала в шлем воды. Легчало, и можно было двигать дальше. Через десяток километров влага в шлеме и намоченная рубашка высыхали — и вновь солнце испепеляло.

Расплавленная, доползла до Бейнеу. Это крупный железнодорожный узел, в нем две бензозаправки, пост ГАИ, автомастерская и (о, чудо!) нормальный асфальт. Правда, где ни попадя бродили верблюды и не собирались уступать машинамѕ Я залила горючкой полный бак, посидела в тенечке и свернула на запад, к восточному берегу Каспия.

А вот и Устюрт — уже в сумерках выехала на его чинк (местные так называют край, оконечность чего-то). «Здесь словно с небом сходится земля, как челюсти огромных сковородокѕ» Бело-красные скалы и низина тонули в закатных лучах — красота!.. Разбила лагерь у подножья плато, спряталась от посторонних взоров за одинокой белой скалой. Но, оказалось, это снаружи горная порода белая (но не мел), а внутри она туманно-прозрачно-розовая.

Чем южнее, тем легче дышать, запахло морем: Каспия еще не видела, но чуяла, что он недалеко. В стороне пронесся табун диких лошадей и поднял столбовое облако пыли. Вы хоть раз в жизни видели вот так, собственными глазами, вольных животных, не знавших седла и уздечки?.. А вот и море: бирюзово-изумрудная вода, небольшая песчаная бухта. Перегретый организм затребовал окунальных процедур. Ух, как холодно! Это как после парилки прыгнуть в прорубь. Наплескавшись, спряталась в тени нависавшей скалы и отдалась наслаждению покоем.

Вокруг мотоцикла нарезал круги розовый фламинго. В моей душе взбунтовался фотограф: «Такие кадры пропускаешь!» Попыталась ползком, без резких движений подкрасться к камереѕ Партизан из меня никудышный — птах партизана обнаружил. А это что за звук? Ого! В полуметре от «моего» тенька скалилась и исходила шипением большая змеюка. Ее поцелуев мне только не хватало! И я отправилась прогуляться по скалам. Только полезла вверх, камни ожили: пауки, ящерицы, варанчики выскакивали из-под ног, отползали на безопасную дистанцию и испуганно-удивленно пялились на меня: ты кто? Век не встречала такого обилия ползающей живности!

Вволю пофотографировала фауну — собралась в Актау, что на полуострове Мангышлак. Это большой портовый город Прикаспия, оазис цивилизации в пустыне. Значит, смогу найти моторное масло? А то ведь по жаре у «Вжика» на него проснулся дикий аппетит. Но в магазинах один разговор:

— Вот, бери специальное для двухтактников.

— Мне бы четырехтактное...

— Мотоциклы четырехтактными не бывают! Не пудри мозги!

К счастью, набрела на магазин Shell — в нем купила то, что нужно.

После целого дня в седле наконец-то остановила себя на ночлег, в низинке. Стала распаковывать вещи. Отстегнула сетку — бутылки с водой и бензином «разбежались» и свалились. А одна грохнулась точно в палец ноги. Буквально на глазах он распух и почти перестал сгибаться в суставах. Ушиб? Перелом?.. Ладно, утро покажет.

Проснулась от дроби дождя по палатке. Не может быть! Откуда здесь дождь? И тут же перестала изумляться метаморфозам погоды — все мысли отшибла боль в раненом пальце. Он распух и посинел — похоже, все-таки перелом или трещина. Из пластиковой бутылки вырезала что-то похожее на фиксирующую шину, приклеила этот самопал пластырем к пальцу, с трудом натянула ботинок. Ходить больно!!! Но ехать можно

Выглянула из палатки на свет божийѕ Батюшки святы! Где свет-то? Со стороны Каспия по небу накатывалось что-то страшное. А палатка-то стоит в русле высохшего ручья! Акробатический номер «молниеносное складывание походного жилья», исполненный на одной ноге, удался на славу. Аплодисменты! Овации!.. Они последовали — грохотом лавины капель по палатке

Закончился Бейнеу — закончился асфальт. Широкий грейдер уходил в сторону Узбекистана. Издалека дорога казалась ровной и гладкой, а выехала на нее — пошла вытрясавшая душу мелкая рябь. Пейзаж «за бортом» становился все более пустынным. Добралась до границы Узбекистана с Казахстаном. Там, где расположилась таможня, на карте был обозначен поселок Оазис. Но его не существовало. Тем более я не увидела ни малейшего признака оазиса. Карта коварно, цинично, издевательски лгала.

Во всех предыдущих контактах записанные в моей подорожной бумаге слова «мотопробег» и «Гагарин» воздействовали на таможенников безотказно. На казахской заставе она — филькина грамота:

— Ты едешь за героином! — в интонации ни намека на вопрос — обвинение.

— Да вы что! Мотопробег посвящен

— Да ладно тебеѕ Признайся, ты ведь за героином едешь?

— Какой героин? Я мототурист, участвую в международномѕ посвященномѕ полету Гагарина

— А после Ташкента — в Ферганскую долину? Тогда точно за героином!..

С узбеками проще. Да, беготня, суета с оформлением бумажек, но все — строго по инструкции. Правда, в одном из ларьков на границе настаивали на том, что я обязана «купить экологию» — заплатить экологический налог. Враки! Эко-бумажку в дальнейшем пути никто ни разу не спросил! А мне она стоила 900 рублей!.. Но уже хорошо, что прорвалась. Здравствуй, Узбекистан!

Взяла курс на Арал. По моим расчетам, отсюда до восточного чинка Устюрта около 200 км. И на всем отрезке ни одного населенного пункта! Запаса воды — на два дня, бензина — на 500–600 км езды по твердому покрытию. Ехала тяжело: глубокий рыхлый песок, температура — не меньше 60°С! Ветер не приносил облегчения, наоборот — обжигалѕ Случилось то, чего боялась: на карте обозначена одна дорога, а на деле их тьма! По какой направиться? По компасу старалась держать общее направление на восток, но этот прямик постоянно выводил к солончакам, а их нужно объезжать. Вы пробовали увязать в солончаке? То-то же. В конце концов, я окончательно потеряла привязку к карте. Учитесь на ошибках других те, кто собрался сюда: не катайтесь по пустыням без GPS!

Проехала остатки кошары. Когда-то здесь был колодец, обитали люди, растили детейѕ Колодец высох — и люди ушли. Все, что было ими нажито, безвозвратно погреб под собою песок.

Вдруг резко потемнело, крепчал ветер. Почуяла недоброе. Стала вспоминать: что читала про песчаные бури? Но одно дело читать, другое — попасть в нее. Спрятаться и переждать негде, ехать — невозможноѕ Буря налетела с дикой скоростью — только и успела уложить «Вжика». Темнота, гул, свист сильнейшего ветра, дышать невыносимо тяжело, и с каждым вздохом во рту прибавляется песка. Он везде — в глазах, во рту, ушах!.. Стихла буря так же внезапно, как и началась — и наступила странная и страшная тишина. Будто я оказалась в другом мире, где звуков вовсе нет.

Странности продолжались. Влажный песок незаметно превращался в засохшую глину. И ехать стало намного легче! Вылила в бак до капли запас горючки — все, резерва бензина больше нет. По одометру я уже прошла по пустыне больше 400 км!.. Свалилась темнота — я установила палатку. Невыносимо хотела пить, а воды мало. Неправильно я рассчитала ее расход: не учла, что много «выпьет» Honda: «Вжик» без «внешнего водяного охлаждения» долго не протянул бы.

Подъем с рассветом, быстрые сборы — и на колеса. Впереди низко-низко висела фиолетово-черная туча. Обрадовалась, ждала, что дождь принесет долгожданную прохладу и свежесть. Не тут-то было! Упали первые капли — а ониѕ горячие, чуть-чуть не кипяток! Знать бы, что такое бывает — горячий дождь! И сразу наступила «баня»: горячей водой небеса «поддавали» на раскаленный грунт — и пошли испарения. Я кинулась было долой из этой величайшей в мире парилки, однако удрать оказалось не так просто: размокшая глина, чавкая, всасывала колеса, не пускала. Хорошо, что зафиксировала в сознании, как пересекла линию газопровода: теперь уж не собьюсь с курса! Но байк скользил по размокшему тракту, управляемость — на нулеѕ Ползла...

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии