Подтяните часовые пояса

ПОДТЯНИТЕ ЧАСОВЫЕ ПОЯСА

]

Любер:

Мы, десятеро взрослых, состоявшихся мужчин, не только хотели, но и могли поехать на байк-шоу в Японию. А раз решили, то мыслями уже были в дороге. Но порыв фантазий остудил консульский отдел посольства Японии в Москве — потребовал предъявить приглашения и проплатить забронированные места в гостиницах по пути следования группы… Легендарная осакская банда байкеров Black Jack, с которыми мы обо всем договаривались еще раньше, пригласить-то пригласили, но официально оформить приглашения им интеллекта не хватило. Пришлось обращаться за помощью к одному из немногих существующих в Москве туроператоров, специализирующихся по путешествиям по Японии. Спасибо — помогли.

Если кому-то шарахнет в голову попутешествовать по японским островам, то учтите не только этот наш урок, но и другое: вы не одни такие фантазеры. Когда в середине сентября мы подали заявку на приобретение авиабилетов на 6–7 октября — почти за месяц! — то обнаружилось, что билетов нет. Во всяком случае, для всех сразу. Пришлось разделиться на группы: первая из четырех человек вылетала 7-го октября Аэрофлотом, вторая — пятеро наших — на следующий день японской авиакомпанией, наконец, самый занятой по прозвищу Дядя собирался прибыть 10-го прямо в Хиросиму, где, собственно, и проходило байк-шоу… Я — в группе авангарда.

К отлету, как ни странно, никто не опоздал. Но вот другая странность нашего путешествия осталась непостижимой: разница во времени между Токио и Москвой — пять часов. Чего, по идее, быть не может: широта японской столицы вполне сахалинская, а между тем разница во времени между Москвой и Сахалином, как известно, составляет 9 часов.

Что делает наш человек в полете десять часов кряду? Правильно… Пиво-водка-коньяк-виски не оставили ни единого шанса «на поспать». К тому же часть пассажиров в салоне — россияне, многие из которых совсем не прочь поболтать. Особую пикантность придавало наличие в спитой русскоязычной «диаспоре» на борту 6–7 девчонок, летящих в Японию то ли танцевать в каком-то стрип-клубе, то ли заниматься консумацией — самым распространенным ремеслом, укрепляющим в нынешний исторический период российско-японские отношения. Девчонки летят за деньгами, повезет — за японскими мужьями, которые, как они считают, лучше наших. Как окажется позже, это утверждение весьма спорно: принцы японских императорских кровей давно поделены и разобраны, и без наших девчонок там есть кому на них охотиться.

Березовский
Березовский

Дядя
Дядя

Дипломат
Дипломат

Эдсон
Эдсон

Дебошъ
Дебошъ

Djin
Djin

Свердловский Толик
Свердловский Толик

Любер
Любер

Японист
Японист

Риьуальщик
Риьуальщик

ФРАНКЛИН НА ЗЕЛЕНИ

Djin:

Япония встречает поклонами. Для любого русского, привыкшего к обычному панибратскому рукопожатию, беспрестанные поклоны всех, к кому обращаешься, вызывают легкий шок. Первое, что пришло на ум: ты попал в страну вечно улыбающихся кланяющихся гномов. Впоследствии стало понятно, что улыбка — не более, чем ширма расчетливого человека, а поклон — всего лишь ритуал.

Любер:

Аэропорт Нарита в Токио единственный, а посему он весьма и весьма велик. Четыре его терминала расположены на огромных этажах, каждый со своими стоянками автобусов и такси. От самолета в терминал прибытия ведет монорельсовая дорога. Чудно: поезд по ней едет без машиниста. Это несколько обеспокоило.

Обменяли деньги (в аэропорту это сделать гораздо проще, чем в городе), взяли напрокат мобильники (в Японии свой сотовый стандарт): предоплата за каждый — по 30 000 иен ($290). Отправились в город на такси. Путешествие обошлось без малого в 300 американских рублей. Тревожный, знаете ли, звоночек. Но мы это проглотили...

Дебошъ:

Токио поразил бестолковостью архитектуры и местных жителей. Бессистемное нагромождение зданий и сооружений — уродство в превосходной степени! Складывается впечатление, что в Японии не ведают о таком понятии, как архитектурный ансамбль. И ни намека на декоративную подсветку: с наступлением темноты город погружается в серую муть, и порою кажется, что вы попали на съемочную площадку фильма «Терминатор», где разыгрывают сцену «Земля после ядерной войны». Самой большой неожиданностью стали две неприятные вещи: отсутствие какого-либо освещения на территории Императорского дворца (ночью его просто невозможно рассмотреть), а также полнейший географический кретинизм жителей Токио. Ни один, включая таксистов(!), не ориентируется в собственном городе. Зато мы теперь отлично знаем Токио.

Любер:

Когда добрались до Shindshiku New City Hotel, встретились с мистером Сином. В его задачу входило найти для нас мотоциклы и автофургон сопровождения.

Djin:

После переговоров мы уяснили, что до байк-шоу мы поедем в лучшем случае на велосипедах — на них не нужны никакие, даже внутренние «русские» права. После второго этапа переговоров — что наши «родные» «права» мы можем засунуть в задние кофры своих байков и никому их больше на японской чужбине не показывать. Как оказалось, Россия и Япония подписали разные международные конвенции о водительских удостоверениях. Мало того, что «права» были «не такими», так еще и просроченными: по японским законам, водители пересдают экзамены на «права» ежегодно.

Любер: Весь день мы только тем и занимались, что шлялись по полицейским управлениям, муниципалитетам, добиваясь признания наших навыков вождения, добрались даже до российского генконсула, но он подтвердил: придется пересдавать — и ничего не попишешь. Только у Лехи Дипломата «корочки» были легитимными — он получал их в Шри-Ланке.

Мы что, приперлись сюда, чтобы за свои же кровные кого-то убеждать в том, что умеем обращаться с мотоциклом? Щасс!

Уже к вечеру в многомиллионном городе все японцы-прокатчики знали, что горстка безумных русских байкеров во что бы то ни стало хочет заполучить аппараты для поездки на тусовку Wibesmeeting в Хиросиму. Появилась надежда, что какой-нибудь да «нарисуется» с блюдечком с голубой каемочкой, на котором — моцики.

Djin:

Предложенный нами двойной тариф арендной стоимости мотоцикла заставил поверить одного из законопослушных японцев-прокатчиков, что ездить можно и без «прав». Но просветил: при контактах с дорожной полицией «обложка» международных «прав» должна быть зеленого цвета и с изображением президента США (желательно, Франклина).

ЗАКОРЮЧКА, ГАЛОЧКА, ПАЛОЧКА

Любер:

Прилетели еще пятеро — Ритуальщик, Дебошъ, Березовский, Эдсон и Толик Свердловский, их встречал некий господин Кимура, туристический агент. Он содрал за трансфер $800, привез ребят в контору проката, в которой накануне нам отказали в мотоциклах. Отдав на заклание собственную репутацию, брат Кимура помог взять в аренду пять моциков. Если нам прокат обошелся в две цены, то им в три тарифа, а именно: $180/сутки + залог $1000 за каждый + залог в виде обратных авиабилетов.

Дебошъ:

Мне было проще всех — у меня документы вообще без категории «А» — не успел ее восстановить после потери «прав». Оставалось уповать только на удачу. Благодаря развитой жестикуляции Ритуальщика и Жеки Березовского, а также их широко открытым честным глазам все же удалось донести до непонятливых японцев, что отсутствие категории «А» — не изъян, если есть «В», а она дает мне право на управление мотоциклами высшей степени «заряженности». Таким образом, если кто-то отважится предложить мне что-либо, кроме Suzuki Hayabusa, это будет расценено как страшное оскорбление, грозящее международным скандалом… И я получил аппарат!

Если вы подумаете, что мой «Сокол» был «задушен», то сильно ошибаетесь! На градуировке спидометра гордо красовалась трехзначная цифра «340».

Любер:

Другие аппараты, надо отдать должное прокатчикам, оказались практически новыми: спортивный Yamaha R1, «классики» Honda CB1300 и Yamaha XJR1300 и «спорт» с V-твином-Suzuki SV1000S.

Могли взять еще два мотоцикла. Но, во-первых, не было требуемых чопперов для Дипломата и Djin, а во-вторых, оставалась надежда взять моцики в культурном центре Японии — городе Киото, лежащем на пути следования нашей группы.

Отъезжали уже вечером, но несмотря на темень и на, прямо скажем, рабочее движение на улицах, R1 унес Березовского на заднем колесе. Что повергло в глубокое уныние служащих мотопроката...

Ехать решили не по платному хайвею, а по «халявной» 246-й трассе (маршрут бесплатных дорог от Токио до Хиросимы любезно предоставил осакский клуб Black Jack). Выехав за околицу, пять двухколесников ушли в точку, и фургон Nissan Caravan догонял их только в придорожных ресторанах, где мы подкреплялись.

Djin:

Следующие два дня мимо нас проносился один огромный город: в стране окончание одного населенного пункта и начало другого отделишь только по указательному знаку. Все надписи на дорогах и в картах сделаны иероглифами, оттого сверка одних с другими занимала много времени. К примеру, увидел над дорогой три закорючки, две галочки и одну палочку. Остановился, достал карту и давай искать в ней такое же хитросплетение знаков… Хорошо, что Хонсю длинный, вытянутый остров — сложно сбиться с направления.

ПОД «ПРЕСС» ИХ!

Любер:

После Осаки, торгового центра страны, выехали на хайвей и покатили со скоростью 150 км/час (при ограничении в 110) по дороге, представлявшей собою скорее бесконечный мост.

Дипломат:

Скоростные платные дороги обошлись в копеечку (точнее — еночку)! Но они того стоят: суперпокрытие трасс буквально впитывает воду — после дождя она высыхает сразу же!

Любер:

По пути мы омочили сапоги в Тихом океане, почувствовали себя великими, но когда заехали в Киото, круто «обломались». Полицейский, к которому мы подкатили вместе с представителем проката, заявил примерно следующее: «Я не знаю, можете ли вы с вашими „правами“ арендовать мотоцикл, но водить его с этими бумажками не можете — однозначно!»

Дебошъ:

Огромную передозировку адреналина мы с Ритуальщиком получили, когда пытались на автобане удрать от полицейского патруля. Ну скажите, откуда простые русские парни могли знать, что мимо беленькой машинки с желтенькой мигалкой нельзя проезжать со скоростью свыше 220 км/ч?! И какое сказочное по красоте зрелище нас ожидало через несколько секунд, когда в зеркало заднего вида я увидел включенную «люстру», сверкающую разноцветными огнями. Хорошо, что Ритуальшик, в отличие от меня, головой думает, а не только в нее ест. Только потом я сообразил, что: 1) на этой трассе нам никуда не деться; 2) у меня нет в «правах» нужной категории; 3) если поймают (а они поймают), — это или огромный штраф (в лучшем случае), или тюрьма с последующей депортацией (через полгода); 4) сирена звучит невероятно громко (у нас — тише); 5) яростно орущие в матюгальник японские полицейские — плохая примета… В общем, две головы — хорошо, а одна думающая — лучше!

Видели бы вы физиономии полицейских, когда Ритуальщик снял шлем и продемонстрировал свою опухшую физиономию (пчелы тут ни причем!). Разрез глаз отдаленно напоминал азиатский, но вот все остальное явно выдавало коренного обитателя российской глубинки. «Гаишники» сперва так и не поняли, как на мотоциклах с токийскими номерами оказались русские парни. Догадываюсь, что именно наших преследователей сразило наповал: не певучая русская речь и слова «ноу спик инглиш, онли раша», а «пресс» толщиной в одну или две «тонны» баксов. Его («пресс», в смысле бабки) живенько достал из кармана догнавший нас Жека Березовский и с вопросом «Штраф? Штраф?» стал любезно и настойчиво тыкать в лицо ближайшему от него полицейскому. Видя размеры, вернее безразмерность нашей щедрости и готовность к сотрудничеству, служивые расплылись в неподражаемых кривозубых улыбках и произнеся: «Более ста — ни-ни!», удалились, в глубине души тая надежду позже снова нас изловить. «Не более ста», оказалось, — не о деньгах, а о скорости. Откуда ж хитрым японским полицейским было знать, что у простых русских парней хватит терпения «тошнить» оставшиеся 400 км с этой самой скоростью «не более ста»!..

Осака — антипод Токио. Это невероятный город — он утопает в неоновом океане! Первое впечатление: именно здесь и снимали «Пятый элемент» — город будущего: совершенно фантастические виды на многоуровневые скоростные трассы, напоминающие вялотекущие огненные реки. Ряды небоскребов и башен, огромные тарелки космической связи... Здесь поражает все! В этот город хочется возвращаться еще и еще...

Любер: В Осаке мы поселились, наверное, в самом крутом — 36-этажном отеле под названием Nankai Swiss Otel, встретились с вождем Black Jack'а по имени Ито. Он предложил выехать в Хиросиму в 6–00 (!) утра следующего дня. Наивный…

ВАЛИ САМУРАЕВ!

Естественно, в назначенное время мы не стартовали, а выдвинулись ближе к полудню. Выезжали из Осаки более трех часов: город наводнен всяческими многоуровневыми развязками — без пол-литры не разберешься (а низзя…), и даже присутствие переводчика ситуацию не спасало: он в поводыри не годился. Через каждые сто метров мы дотошно опрашивали местных жителей, куда сворачивать, на каком светофоре?.. — и они охотно делились соображениями, как бы они сами поехали в Хиросиму. Соображения зачастую противоречили одно другому с точностью до наоборот. Как нам позже объяснили выходцы из России (и здесь мы их повстречали: куда без русских!), у японцев есть такая национальная особенность: никогда не скажут «нет» либо «не знаю». На любой вопрос у них существует сугубо личное мнение.

Выехали-таки на хайвей, двинулись в сторону Хиросимы, время от времени сворачивали на парковки. Они представляют собой огромные автостоянки, поделенные на сектора — отстой для грузовиков, легковых машин, мотоциклов (обязательно под навесом) и автотранспорта, принадлежащего инвалидам (обычно, под тем же навесом). Кроме собственно автостоянки, под общей с нею крышей обязательно располагаются ресторан, супермаркет, автозаправка и гигантский туалет примерно на полсотни «машиномест». Для каждого из полов.

На очередной парковке разговорились с парнями одной из многочисленных мотоциклетных групп. Они поведали о том, что Vibesmeeting, на который мы стремимся, проходит вовсе не в Хиросиме, а в городке под названием Миоси, что в 60 км севернее печально известного города. Срочно связались с той частью наших, которые были уже в Хиросиме (и точно: они тщетно искали Центральный парк). Созвонились и с Дядей, к тому времени он как раз прилетел самолетом в Хиросиму. Его мы очень ждали: он вез набор компакт-дисков российских исполнителей, заказанных уже ностальгирующими байкерами. В их число вошли «Верка Сердючка», «Ария» и необычайно популярные в Японии «Татушки».

Дядя:

Долетел до Хиросимы без осложнений, по дороге подружился с местным пивком «Кирим». Позвонил ребятам. У меня оставалось два часа на поиски rent a bike и дегустацию блюд японской кухни. После принятия пищи во внутрь организма я должен был с газетой «Гудок» в правой руке прибыть в центральный парк Хиросимы на встречу с легендарными Black Jack'ами. В окошке «Информация» аэропорта Хиросимы девушка долго не могла понять, зачем белому человеку в коже с защитными вставками мотоцикл и какое байк-шоу проходит без ее ведома в ее городе. Сделав несколько звонков, успокоилась: в ближайшие годы сборищ байкеров в Хиросиме не предвидится. Однако оно пройдет в Миоси, куда меня и направила. Встретились с Black Jack. Они скорее походили на хакеров, в крайнем случае, на диггеров, но никак не на байкеров — хлипковаты.

Любер:

Отдельное слово о японских фурах-дальнобойщиках: практически все они затюнингованы. Например, едет такое чудо перед нами, и что вы наблюдаете? Весь «перед» никелированный, с выступающим на полтора метра блестящим бампером. «Зад» сверху донизу увешан стоп-сигналами, а если водила нажмет на педаль акселератора, то ваши барабанные перепонки воспримут убийственную частоту прямого выхлопа.

Уже въехав в Миоси, мы объединились с другой частью наших, Дядей и фургоном, переоделись в российские хоккейные футболки, пообвешались флагами и в таком маскарадном прикиде эскортным строем въехали на байк-шоу, оно же Japan Harley Party, оно же Vibesmeeting.

Впечатления — яркие! Это ежегодный всеяпонский слет любителей Harley-Davidson. Проводится каждый год в новом месте, кочуя по просторам Японии. В этом году в Миоси съехалось около 15 000 мотоциклов и примерно 30 000 тусовщиков.

Дебошъ:

Ни одного пьяного японца! (За исключением тех, которых мы напоили до полубессознательного состояния). Тишина… Ее нарушал лишь рокот подъезжающих мотоциклов. Ни музыки, ни песен, ни криков (кроме тех, что издавали глотки нашей сплоченной банды). А вокруг — «Харлеи», «Харлеи», «Харлеи»...

Любер:

99 процентов мототехники — с шильдиками «HD». Из 15 000 тачек я не видел ни одну похожую на другую. Это воистину сборище фанатов тюнинга!

При въезде на территорию нас обилетили (каждого — на 2000 иен, это около $20) и надели на запястья красные пластиковые браслеты (служившие впоследствии пропуском в лагерь). Когда сняли шлемы, услышали от охранников дружное «вау!» — они истосковались по европейским лицам. Нас проводили на стоянку для мотоциклов (стоянки для машин и мотоциклов разделены), отвели в палаточный город, где для нас любезно забронировали площадку наши осакские друзья, прибывшие, конечно же, раньше.

Уже в темноте мы разбили лагерь и, прихватив практически все сохранившиеся запасы «Русского стандарта» и горилки, двинулись в стан Генерала — под шатер местного мотогуру. Там уже собралось десятка три гостей, включая наших Black Jack'ов. Коварно использовав тяжелую наследственность русского организма, с одной стороны, и генетическую неспособность японцев переваривать алкоголь — с другой, с этой горсткой самураев мы расправились довольно быстро. До момента массовой отключки собутыльников общение велось как на ломаном английском, так и через переводчика. В ходе непринужденной беседы японцы довольно правильно выучили и декламировали речевку «Але-але-але-але, Россия, вперед!». Повод поорать был: в это время на другом краю Земли сборная Россия обыгрывала в футбол команду Грузии. Еще один отрадный факт: при прослушивании аудиозаписей российских рок- и поп-групп, оказалось, что практически все современные японцы знают три русских слова: «Нас не догонят!» — это из одноименного творения группы «Та-Ту», которая время от времени наезжает на гастроли в Страну восходящего солнца.

Одно из ярчайших впечатлений той ночи и всего пребывания в стране: ровно в 22.00 японцы все, как один, вылезли из палаток, выстроились в очередь к уличным умывальникам и стали дружно, долго и тщательно чистить зубы. После совершения священнодействия так же дружно уложили себя спать.

ЗЕМЛЯКИ НА ЧУЖБИНЕ

Ровно в шесть утра религиозный обряд с зубными щетками повторился с поразительной точностью, с той лишь разницей, что следом люди не ложились спать, а всячески взбадривали себя, чтобы проснуться. Сильнее всего взбодрил вид группы русских, которые только собирались ложиться.

Японские братья-байкеры наутро чувствовали себя несвежими и клялись, что больше никогда «рашен джус» пить не будут. Ближе к обеду, когда начали просыпаться мы, вокруг нашего лагеря в четыре палатки образовалась «нейтральная» полоса диаметром около 50 метров, на которой все еще лежали трупы героев, рискнувших попробовать «русского саке».

Дядя:

После затянувшегося умывания-отмокания мы двинулись осматривать местные достопримечательности. Мототусовка расположилась предельно просто: слева — оккупированное байками футбольное поле, справа — торговые ряды, по периметру которых шумели закусочные. Разнообразием кухня не баловала: мисо-суп, всевозможные грили, бургеры, пиво, прохладительные напитки. На прилавках торговых палаток поделки из кожи, много всякого для тюнинга, наборы байкерской атрибутики и даже походная мини-баня. В изделиях из кожи поразило сочетание низкого качества и высоких цен. После оттягивающего мисо-супа появился интерес к жизни.

Любер:

Когда мы наконец сбросили остатки сна и пришли в себя, к нашему лагерю подошла женщина европейского вида лет 35 и, кивнув в сторону развевающегося над лагерем триколора, на чистом русском поинтересовалась, не русские ли мы случайно. Врать не стали: да, мы такие. «Итак, она звалась Татьяной…», а вскоре абсолютно все выходцы из бывшего СССР — четыре жительницы Миоси — сбежались под российский стяг. Две из них оказались бывшими москвичками. Они выскочили замуж за японцев и теперь обитают здесь вот уже девять лет. Две другие — из украинского Донецка, тоже замужем за японцами, но здесь они всего два года. Муж одной — якудза, член японской мафии, а посему, объяснила дама, «шаг вправо, шаг влево» для нее карался сипоко (нам более известно другое его название — харакири). Подозреваю, эта жена бандюка сообщила нам о своем опасном родстве, чтобы сразу пресечь поползновения потенциальных ухажеров. Спасибо, что вовремя предупредила.

Все жители 42-тысячного Миоси знают, что в их городе проживают четыре русские женщины. Не все с ними ласковы, не все в них видят женщин. Однажды, рассказала Татьяна, она шла по улице, ее прижал к дому какой-то автомобиль, из него выпрыгнул агрессивно настроенный тип и грозно спросил, когда русские наконец отдадут Курилы… Если бы нам кто-либо задал тот же вопрос в подобной форме, мы знали, что и, главное, как ответим. Спросили бы в деликатной форме — послали бы. В МИД РФ.

Дядя:

Вторая ночь была уже труднопереносимой для всего лагеря. Black'и Jack'и окончательно сдулись и уже не показывались. Зато под российские флаги на шестиметровых удочках вечером подтянулась группа из четырех бывших соотечественников. Незабываемая трогательная сцена — встреча с земляками: с бутылкой водки и банкой тушенки «как раньше». Банка тушенки подверглась тщательному изучению, включая ГОСТ и фабрику-изготовителя. Ночь прошла по образцам российского байк-шоу: лагерь не смог уснуть. На огонек и звуки подошел еще кое-кто, интернациональная тусовка из русских, японцев и американцев бушевала до утренней чистки зубов, изредка прерываясь на купание в отгороженной запрещающей лентой реке. Встречались и не совсем дружественно настроенные люди. Американец, потерявший часть ноги, когда подорвался на противопехотной мине, для проверки нас на прочность плеснул в стопки с водкой немного бензина из емкости для заправки зажигалок «Зиппо».

— Давай — так мы пили во Вьетнаме…

Весь следующий день пришлось сторониться открытого огня и просить поблизости не курить.

Легли спать на рассвете. Поскольку стереоэффект «басовых колонок» с мощными «сабвуферами» Дипломата и Жени не позволял насладиться прелестями тишины японского утра, мне пришлось взять «пенку» и спальник, вылезти из палатки на более свежее и менее шумное место. Бросив уставшее тело на суровую каменистую почву, тут же задремал… Разбудил меня старый американский солдат. Я был спросонья, но понял, что он хочет поиметь наш флаг. После ряда попыток объяснить «руки прочь от святого», он не успокаивался — предложил: флаг в обмен на бутылку текилы. Видимо, сказывалась генетическая память покорителей Дикого Запада. Чтобы отвязался, я сказал ему: «Флаг не мой, а тех парней в палатке», — в надежде, что он не рискнет тревожить спящих и будет снаружи наслаждаться грохотом «битвы при Пирл-Харборе». Но «Капитан-Америка» схватил свою текилу и бросился в берлогу. После минутного затишья появился с довольной физиономией и стал стягивать с мачты флаг. Неужели наши Родину продали?

— Подожди...

Оказалось, получив отрицательный ответ, причем в предельно вежливой форме, он, тем не менее, в худших традициях коварных буржуазных фальсификаторов истории, как ни в чем ни бывало протянул свои ручищи к нашей святыне. На мою просьбу повторить ответ американцу парни откликнулись с большой охотой и орали намного дольше, чем незваный вандал находился у палатки... Несколькими часами позже за «огненную воду» он получил отличную бандану российской ассоциации байкеров.

БЕГСТВО ЯКУДЗЫ

Утром, точнее уже днем, наши японские друзья выглядели совсем уставшими и опять проклинали «рашен джус». Да, это вам не саке — тут байкерская закалка нужна и здоровье!

Понедельник оказался праздничным для японцев днем (честно говоря, не осталось в голове, чем он славен). Запомнился он тем, что в этот день закрывалось байк-шоу. Мы прощались с новыми друзьями — американцем Ларри Бликом, японцами Ито, Маса и многими другими. Кроме американцев и австрийцев здесь были обнаружены канадцы и бразильцы. Приехала компания бывших россияночек с японскими русскоговорящими детьми и эскортом мужей-японцев. Лучшим подарком для них стали российские диски и банка российской тушенки.

Ближе к обеду рванули в горы на термальный источник, по-простому — в баню. Баня оказалась полна японцев — от мала до велика. Запомнились глаза 6-7-летнего пацана: в них высшая степень изумления. Он, наверное, впервые увидел белого человека. К тому же голого.

Баня представляет из себя большое каменное помещение с пятью бассейнами вместимостью 8–10 человек, отдельными помывочными комнатами и парилкой, в которой поддерживается температура 40 градусов (тоже мне — баня!). В каждой ванне разная температура воды.

Djin:

Потом, обсуждая этот день, мы поняли: баня была ошибкой. Первые две минуты купание в природном джакузи с горячей водой интересно, затем все сильней и сильней организм начинает чувствовать усталость предыдущих дней и особенно ночей, далее закрываются глаза и… Я помню, что, практически засыпая, говорил Максу: «Если сейчас же мы это не прекратим, никто не то что более 1000 км не пройдет — мы друг друга до рулей своих не донесем». Японцы в этих источниках релаксируют, а мы по незнанию решили взбодриться.

В одном из бассейнов возлежал якудза, весь растатуированный как... якудза. Это при том, что на входе висит табличка с предупреждением: пьяным и татуированным вход воспрещен!.. Так вот, лежал он в гордом одиночестве — соплеменники не решались его беспокоить… Видели бы вы, как шустро он выпрыгнул из бассейна, когда разгоряченный Эдсон «бомбочкой» рухнул в «неприкосновенный» бассейн.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ НА ХАЙВЕЕ

Путь обратно в Токио по северному хайвею оказался на 200 км короче, дорога буквально парила над горами. Внизу разбросаны домики, сооруженные в национальном стиле, высоченные бамбуковые рощи, плантации риса и чая.

Лил сильный дождь, и наши дождевики промокали, почему-то все — ниже пояса. Ночью меня на SV1000S сфотографировала «гаишная» автоматическая камера (я разогнал аппарат до 197 км/час, пока не сработал ограничитель). Это что-то — типа красной вспышки во все небо. Еще минут пять после этого восстанавливалось зрение. Вспышкой приключения той ночи не закончились — в мотоцикле кончился бензин. Через 20 минут ко мне подъехала машина дорожной службы, вся в мигалках, и обставила место всяческими мигающими треугольничками. И это в два часа ночи!..

Djin:

Звонок на мобильник: «У меня проблема — закончился бензин. Такой-то километр. Тоннель. Возвращайтесь». Чертыхнувшись, мы с Дипломатом начали изучать карту: до одного разворота 40 км, до другого — 80… Когда второй звонок: «Вы где? Приехала полиция, хотят документы». Мои мысли: «Макс без „прав“ — значит, его сейчас загребут, и он в Москву не летит. Тот моцик, что под ним, оформлен на меня — значит, я тоже не лечу домой, потому что мой билет на самолет в залоге».

Однако пока мы ехали, Макс успел продемонстрировать чудеса общения: на протяжении полутора часов жестами давал понять, что он не знает ни одного языка, кроме русского, не понимает, что от него хотят. Только благодаря его обаянию и нелюбви в школе к языкам, наше с ним мотопутешествие не затянулось — полицейским словесный понос надоел, и они уехали прочь.

КАРАОКЕ ПОД ИЕРОГЛИФЫ

Добрались до Токио. Посетили японское метро, знаменитую Токийскую телебашню, поучаствовали в землетрясении силой 4 балла (кого-то оно застигло в метро, кого-то — на 35-м этаже торгового центра, где вырубило свет и повалило шкафы), посидели в ресторане с генконсулом, посмотрели, что из себя представляет консумация (за час выпили по бутылочке пива с соотечественницами и заплатили $800). Скажу вам, караоке с песней «Миллион алых роз» под субтитры из иероглифов — это круто!

УЛЕТЕЛИ. ВСЕ! БАСТА!

Дебошъ:

По остроте впечатлений и полученному кайфу драйв по Японии уверенно ставлю на второе место после... питерского байк-шоу.

Дипломат:

Большой минус мототусовки — почти никакая музыкальная программа, а также отсутствие каких-либо конкурсов и соревнований для участников, чем так богаты байк-шоу в России.

Дебошъ:

Нет, японцам еще расти и расти до уровня нашей «рассейской цивилизации», прежде чем они смогут понять, что такое Настоящая Жизнь Настоящего Мотоциклиста! Но в то же время и мы вряд ли сможем понять суть острой необходимости туалетов с программным управлением. Это ж надо так усложнять себе жизнь! Ну скажите, зачем такое количество кнопок и функций? Ведь к клозету подойти страшно!.. Несмотря даже на то, что страшнее японских девушек (в основной своей массе) трудно найти где-либо в России, одно могу сказать точно: я хочу вернуться сюда еще раз. А Бог даст — то и еще раз. Конечно, все зависит от компании. Должна быть настоящая компания людей, влюбленных в мотоциклы. Всем, кто был рядом, спасибо за этот драйв!

Djin:

Япония как встречала, так и прощалась поклоном. Да и мы с ней — тоже. Ставим галочку на глобусе — здесь были НАШИ. Следующей весной хотелось бы ее поставить в районе Дайтоны.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии