Галопом по европам

ГАЛОПОМ ПО ЕВРОПАМ

ИЗ МОСКВЫ.

Но бесцельно кататься неинтересно. Нужен концепт... Идея самостоятельно перемещаться на большие расстояния поместилась в продолжительность отпуска — две недели. Задача проста: за 14 дней объехать 14 столиц. Под рукой — верный Nikon, чтобы запечатлеть города такими, какими они меня встретят, а не прилизанными, как в путеводителях. Маршрут проложил по кольцу: Москва-Киев-Бухарест-София-Афины-Рим-Париж-Брюссель-Амстердам-Берлин-Копенгаген-Стокгольм-Хельсинки-Санкт-Петербург (а как же — «северная столица») — и домой, в Москву.

Любимая жена Кека помогла оформить визы (в Болгарию, Румынию и в страны Шенгена), купить билеты на паромы, заказала гостиницы на всем пути в 9000 км, чтобы я не ночевал под открытым небом, снабдила схемами проезда...

В КИЕВ.

Скромный скарб поместился в рюкзак, который в дороге служил багажником, в пеших прогулках — вместилищем фототехники, пива и разной мелочи. В пять утра закрепил его на моцике. В дорогу со мной отправился дождь.

При дальних переездах главное — набраться терпения. Особенно на таких сложных перегонах, как Москва-Киев (900 км). Дождь лил, но терпимо. Нормальная дорога оборвалась на краю Московской области. И началось! Местами тащился на 80 км/ч. В какой-то момент на мокрой и разбитой трассе байк пошел юзом. Нет, это еще не путешествие, а только дорога к нему!

Ближе к Украине стало теплее, светлее и ровнее. На границе сперва приставали с расспросами дальнобойщики, потом пограничники и таможенники. Дивились, завидовали... В паспорте проставили штампики — теперь газу! Влетел в Киев под 270 — и прямиком на городской пляж. Первый этап пройден: тело ноет от усталости, но хоть техника не подвела. После пары заплывов двинул в гостиницу, она напротив УВД. Значит, можно оставить байк у крыльца и не париться с парковкой. Ан нет! Пока переодевался в номере, в дверь постучалась консьержка и давай гутарить: «Там нашi хлопцi все разглядають, руками мацають i зараз на ваш мотоцикл сядуть...» Ладно, убрал для общего спокойствия с глаз долой.

В Киеве я бывал неоднократно, так что прогулку по украинской столице сократил до минимума: пара кадров Днепра, Национального музея истории Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. И отдыхать!

В БУХАРЕСТ.

Снова пришлось отмахать 900 км за день. После где-то «своего» Киева впереди настоящая заграница. Но до Румынии еще пол-Украины, Приднестровье, Молдоваѕ Утренний Киев проспал мой старт второго этапа. По правой полосе тащились сонные «копейки» сельчан. Трасса Е-93 стала полосой разгона в старушку-Европу. Жаль, что коротка: через 300 км уже поворот направо, на Молдову.

И понеслась: украинская граница: «У вас неправильно поставлена въездная виза — вы вчера въехали, а сегодня выезжаете. Значит, тут должно стоять слово „транзит“. Не можем выпустить». — «?!?!?»... Дело уладили гривны, доллары, евро, рубли — в ход пошло все, что было... Еще полчаса тряски — граница с Приднестровьем. Я как-то о ней и забыл. Ладно, прошел. Еще чуток пожарился в комбезе под жарким южным солнцем — а вот и граница с Молдовойѕ Дорогу вокруг Кишинева на Румынию ремонтировали, так что тащился еле-еле, еще и спутник-дождь закапал. Наконец граница с Румынией: тут, что ли, Бендера обидели?

И вот уже услышал, как Европа зашаркала тапками в дальних комнатах, готовясь меня встречать. В «прихожей», однако, у нее все «по-домашнему»: румыны не обременили себя строительством автобанов в нужном мне направлении. Дорога в Бухарест петляла мимо деревенек и городков. Вдруг — полиция: остановили. Повертели документы, попросили (на английском) не гнать. Я торжественно обещал постараться...

Бухарестский МКАД, т.е. БКАД, — это такая, бкад, дорожка в две полосы, забитая фурами, которые едут со скоростью 12 км/чѕ Душ в гостиничном номере вернул силы и силу духа, и вечером я отправился в центр, гулять. Вволю насладиться красотами очередной столицы помешал мой спутник-дождь (когда ж ты от меня отстанешь!..). По пути назад, в гостиницу, на светофоре тормознул румынского брата-байкера, уточнил, куда мне двигаться. Он предусмотрительно предложил следовать за ним. Общались на всех последующих «красных» светофорах, разговаривали на английском (учите язык, братцы!): он расспрашивал, кто я и откуда, я охотно отвечал...

В СОФИЮ.

Болгарские таможенники попросили проехать через дезинсекционную ванну — это такая глубокая лужа... Поначалу двигался по узкой пустой трассе, а за 60 км от столицы дорога перешла в магисталь с отличным

покрытием.

София — город простой и близкий нам, русским. На английском здесь говорить не пришлось — незачем, все понимают и отвечают по-русски. «Направо» — значит, «прямо», головой кивают — значит, «нет». Кругом русские буквы, афиши группы «Любэ»... Оставил байк на обочине в самом центре и отправился пешком смотреть храм Александра Невского. Охватывает чувство гордости, когда на стене читаешь надпись о том, что храм возведен в знак «братской любви и глубокой признательности к великому русскому народу за освобождение Болгарии в 1878».

В АФИНЫ.

Проснулся в три часа ночи (утра?). Не от шума или боли, а от готовности двигаться дальше. Впереди — Евросоюз. На заправке поболтал с продавцом в магазинчике, рассказал ему про свой маршрут. Добросердечный болгарин добродушно сунул мне в руку яблоко и «сникерс»...

До границы шел в темноте. Кругом ни души, только полная луна в небе. Не удержался — выключил свет. Вокруг чернели Балканы, под колесами блестела лента дороги... На рассвете подкатил к шлагбауму, за которым меня ждала Греция. Пограничник указал, что моей шенгенской визе осталось «жить» два дня. «Да мне туда и обратно!» — нагло соврал я. А что делать? Лучше потом просить прощения, чем разрешения.

С этого момента говорить о дорогах больше не буду — началась одна, высочайшего качества, с отличной инфраструктурой, под названием «европейская автомагистраль», или «автобан», или «А вот в Европе дорожки-то!..» Тянулась она с перерывами на паромные переправы до самой границы с Россией у Выборга.

На очередную заправку вместе со мной завернул... моторный катер! На прицепе, конечно. Греция ж у моря, если кто не помнит, так что здесь катера, шастающие по дорогам, — норма. Кстати, о воде: надо бы отмыть мотоцикл после славянско-мадьярских дождиков. Грек Деметрос охотно взялся за работу, плата — разговор (оказалось, что его предки родом из России) и 10 евро. Я проверил натяжение цепи, смазал ее после мойки.

Афины — эдакая огромная древняя деревенька на берегу замусоренной бухты с величественным храмом, фото которого каждый из нас впервые увидел еще в учебнике истории для пятого класса... Будете в Афинах, не упустите возможность поужинать на холме недалеко от Акрополя, под звездами, с видом на восходящую Луну и засыпающий город...

В РИМ.

Первый и единственный мотобросок в этот день длился 45 минут: за это время преодолел 200 км от Афин до Патраса (Патры), откуда уходил первый на моем маршруте паром. В Италию!

Паром — отдельная история. На этой штуке хоть раз в жизни надо сплавать. При слове «паром» воображение рисует разваливающуюся ржавую посудину? А вот и нет. Это белоснежный корабль, величиной с десятиэтажный дом (если не больше), который за ночь перенес меня через Ионическое море в итальянский городок Бари. Сосед по каюте (неужто специально так поселили?) — байкер из Италии. Он промчал на чоппере Yamaha от Неаполя до Москвы, оттуда в Тбилиси, а потом через Туретчину в Грецию. И сейчас, покрытый азиатскими загаром и пылью, он молча возвращался домой. Я не мешалѕ На причале в Бари два старичка весело и наперебой отгадывали, откуда я еду. Мой ответ: «Ruso, solo!» восприняли как откровение.

В Италии и затем во Франции у дороги появилась дополнительная особенность: она платная. Но плата весьма умеренная. И есть за что платить.

В Риме суровый полицейский чуть не отнял байк: «No casco — no motocycletta» (типа, нет шлема — отдавай мотик). И тон суровый такой... Понятно, денег не возьмет. А дело в том, что я, видите ли, решил не ходить по Риму, а ездить налегке, взял с собой только фотоаппарат. Видать, Бог меня наказал: на первом же перекрестке путь преградил полицейский (замечу, что вообще-то в городе их нигде не видел). Опять пришлось сочинять, что как раз еду на парковку (стыдно-то как!..). Долго не отступал от меня страж порядка. Пришлось умолять и «делать» очень виноватое лицо... До парковки мотоцикл я толкал.

В ПАРИЖ.

Изначально планировал проехать из Рима в Париж через Женеву и таким образом разделить бросок на два этапа. Но поскольку Швейцария не в Шенгене и на оформление дополнительной визы надо тратить время, пришлось обогнуть страну сыров, часов, шоколада и денег... Это потом, уже дома, друг Колька сказал, что швейцарцы искренне не понимают, почему проезжающие из Франции в Германию останавливаются и настойчиво демонстрируют швейцарскую визу. Там нет условностей — свобода там!

От Рима до Парижа почти 1700 км. По России за день я проходил и 2000. Но тут попал в «пробку выходного дня» — это когда французы едут в Сан-Ремо, а итальянцы — в Ниццу. Пробка тянется на сотни километров. Пришлось заночевать в маленьком городке по пути, куда добрался обходными путями. Встречные мотоциклисты приветственно взмахивали рукой. У нас, к сожалению, этого все меньше.

Опять пристал этот зануда-дождь! А километров за двести до Парижа так полил, что захотелось к маме, на дачу, поближе к печке. Температура резко упала до 12о, ледяной ливень пролез в перчатки, за воротник и в боты. Останавливаться и надевать дождевик — не мой стиль. Тяну до заправки, там быстро в WC — и руки под горячую воду. Сравниваю: а ведь на наших заправках горячей воды нет — хорошо, если есть холодная. Кофе, чай, сухие носки — и снова в дорогу. Еще через 20 минут дождь остался позади. А впереди — столица Европы. Прямо, прямо — и уперся в Т-образный перекресток. На угловом доме висит указатель «Boulevard Saint-Germain». Ба! Да это улица Сен-Жермен! Так я ночую в самом сердце столицы Франции — на известной набережной Орфев, возле Дворца правосудия!

В АМСТЕРДАМ.

Пробки в Европе — признак не только курортных городов, но и административных центров, особенно они плотные ранним утром (где-то я это уже видел...) Так и в Амстердаме. И в таких-то пробках водятся полицейские! На подъезде к городу, ускоряясь между рядами, я повысил среднюю скорость. В какой-то момент за мной нарисовалась полицейская машина. Впереди — метров 100 пустоты. Я газанул. Тут же сзади услышал сирену. Меня догнали — я перестроился правее. Поравнявшись со мной, полицейский, высунувшись из окна, мимикой и жестами выразительно объяснил мне, что такие финты довольно дорого стоят. Понял, больше не буду. Машина тут же исчезла...

Как я потом убедился, голландцы вообще очень милые люди, включая блюстителей порядка. В поисках сервиса, чтобы проверить цепь и посоветоваться на предмет изношенности резины, я обратился именно к полицейскому. В ответ он не просто подсказал дорогу, но и позвонил в мастерскую — уточнил, смогут ли они обслужить русского байкера на «Дрозде», у которого такие-то проблемы. Вот это внимание! С цепью оказалось все в порядке (не зря я заботливо спрыскивал ее специальным маслом), а вот колесо порекомендовали поменять (к тому моменту аппарат отмахал 5740 км). Бюджет позволял, так что теперь могу сказать: «В Амстердаме я поменял колесо». Ремонтник, попыхивая травкой, выспрашивал, что да как, за какую, мол, идею. Я отвечал (немного перефразировав) как Форрест Гамп в одноименном фильме: «I just feel like riding» — «Просто еду».

В БЕРЛИН.

Выехал утром в сторону Германии и сразу заплутал. Остановились двое старичков-голландцев на мини-вэне, попросил подсказать. Втроем расшифровывали электронную карту в моем ноутбукеѕ Когда въехал в Германию, сразу про себя отметил, что немцы по своим автобанам гоняют с превышением скорости на 50–70 км/ч. В других странах превышают максимум на «двадцатку». Но, как и во всей Европе, здесь все смотрят в зеркала — байкеров отслеживают, не занимают левую полосу.

В КОПЕНГАГЕН.

Дорога проходила через Гамбург, а значит, я снова двигался на запад. То ли указателей на объезд не было, то ли дорогу ремонтировали — я проехал через весь город. Но довольно быстро. Самое впечатляющее сооружение в Дании — мост через Балтику на остров Сьяланд.

В СТОКГОЛЬМ.

Обещал, что больше ни слова о дорогах. Беру слова назад, поскольку дороги в Швеции, а именно трасса Е4, — воплощение совершенства дорожного покрытия. Чтобы хоть как-то передать, что это такое, представьте ощущения при взлете самолета. Вот он разбегается по полосе, пассажиров слегка потряхивает в креслах, а потом вдруг все замирает и остается только шум: шасси оторвались от земли, и лишь воздух обтекает фюзеляж железной птицы... Вот такие же ощущения — после отрыва — я испытал, выехав из тоннеля под Балтийским морем на территорию Шведского королевства.

В ХЕЛЬСИНКИ.

Паром должен был доставить меня в финский город Турку. Пока дожидался, когда он отчалит, мило поболтал с двумя немцами — они рассказывали, как катались на мотоциклах по Прибалтике.

Финны ездят строго по правилам. Еще бы, их штраф — не фиксированная сумма, а определенный процент от дохода проштрафившегося, который полицейский узнает, связавшись с фискальным центром информации. Пришлось сдерживаться, дабы не выглядеть наглецом на фоне финской добропорядочности.

В ПИТЕР.

А вот и Родина. Здравствуй!

В МОСКВУ. Этой трассы я, честно говоря, боялся: длинно, плотно, ухабисто и все по деревням. Потому и стартовал через юг. Но опасения оказались напрасными. И все-таки этот участок осложнен — дорога наводнена знаками ограничения скорости, автоинспекторами (за две недели два штрафа, и оба — тут) и «попутчиками». «И дым отечества нам сладок и приятен»?

ЭПИЛОГ.

График движения по трассам примитивный: пролетел 200 км — заправка, еще 200 — опять заправка, ещеѕ Э нет, уже на месте!

На спортбайке здорово устаешь. На нем ведь не сидишь толком, а больше лежишь, прячась от встречного потока. Через 300–350 км понемногу начинает поднывать, простите, зад. А от тряски на отечественных дорогах болит еще и грудная клетка — ею упираешься в бензобак, и все тычки принимаешь на ребра. Поэтому через 500–600 км хочется уже лечь на спину. Заправки хоть и снижают скорость прохождения участка маршрута, зато дают возможность размяться. На сложных перегонах ноют запястья и голеностопы. Но, бывало, скинешь «доспехи», защиту спины, перчатки и боты, окунешься в Днепр — все моментально проходит, и снова готов идти еще хоть 1000 км.

Звание спорт-туриста «Дрозд» оправдал на все сто. Приличный вес мотоцикла снимает тревоги типа «А если на дороге камень или яма?!»: байк шел как влитой. Не самый приятный момент: средний расход топлива — девять литров на «сотню», а на 270–300 км/ч доходил до 12. При том что бак рассчитан на 24 литра: горючего хватало лишь на 2–2,5 часа езды.

Перед стартом рассчитал бюджет путешествия — получилось 5000 у.е. (Европа дорогая) — это на все, включая подготовку в дорогу. Израсходовал около 3000. Сэкономил на штрафах, не случилось и затратного форс-мажора. Ну и, конечно, я перестраховывался: заначка на всякий случай нужна. Оставшиеся деньги истратил на курсы прыжков с парашютом...

Теперь, узнав на что способен, строю амбициозные планы. Юго-Восточная Азия (в команде) по джунглям на внедорожниках; Южная Америка на Gold Wing (с Кекой); ну и Северная Америка с Африкой. Надо подумать насчет по Антарктиде на снегоходе. Где там у них заправляются?..

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии