Улет

Улет

Мы прилетим вечером, и уж будьте любезны — встречайте. Ошибиться невозможно: как только на полосе сверкнет точка Вот Этого Цвета — желтый металлик «Лайм», жмите кнопку у табло «Аплодисменты». Saab 9–3 Aero Convertible. Низкая посадка. Чуть запыленный, он медленно покатится по перронным линиям аэропорта Домодедово в сопровождении белой машины службы безопасности. Минуя заправщиков с авиационным топливом, огибая трапы. Подныривая под серебристые, нацеленные в заоблачную даль носы лайнеров. А над нашими головами в мареве жаркого воздуха проплывут их турбины. Черный капюшон верха надевать не станем, пусть любуются идущие по полю пилоты. На их фуражках эмблемы, очень похожие на ту, что украшает облицовку. Догадаются ли они, что у нас тоже есть турбина?

Мы просто сели, повернули ключ в гнезде на центральном тоннеле и отправились в путешествие... по рядам кнопок и кнопочек. Тщательным ритуалом как бы отдавая дань культуре Saab, настраивая раздельный климат, звучание аудиосистемы, просматривая строки борткомпьютера. Положим, самолет освоить сложнее, но — извольте — молодой штурман ринулся в меню и одним движением (каким, черт возьми?) выключил из игры пульт громкости на руле. За отсутствием инструкции — навсегда. Это и есть система пользовательских настроек Profiler? Ну спасибо... пользователь! Хорошо, хоть водителю нет нужды путаться ни в электрорегулировках сиденья, ни в основных органах управления. No smoking, fasten belts! Видимость по кругу из закрытой машины весьма средняя, в том числе и... вперед, недаром широченный спойлер под бампером уже кем-то истерзан до глубоких царапин.

За спинками передних сидений 9–3 Aero продолжается история кабриостроения Saab. Отсек для хранения мягкой многослойной крыши с полностью автоматическим приводом механизма отхватил место и у двух задних пассажиров, и у багажника. Хотя пассажиры, в общем, не в обиде, да и приглашают их на глубокие сиденья, эффектно и услужливо отодвигая передние кресла с помощью электропривода. Это располагает. Организация аэродинамического и климатического комфорта — ублажает. Присутствие системы DynaCage, выстреливающей защиту при опрокидывании, — обнадеживает. Предусмотрена и защита от смещения багажа в салон.

Объем багажника страдает, только когда крыша сложена, а если поднята — мягкий футляр ее упаковки поднимается вверх, освобождая пространство. Однако крышка открывается с усилием. И через раз закрывается неплотно (звонко хлопать, держась за хвостовой спойлер, как-то жалко), в этом случае Saab напрочь отказывает в операциях со складным верхом.

Вылетали под прикрытием, судя по отсутствию скрипов и шумов, надежно прилегающим. Изгибам мягкой крыши свойственно шкрябать о воздушный поток, но мы с уважением отметили, что Convertible — кабриолет с достойной шумоизоляцией. В этом он напоминает Sport Sedan. И еще — жесткий. Открытые автомобили должны быть прочными, их кузовам непозволительно «плавать» и извиваться. Вдобавок конструкторы переиначили настройку и без того не самой мягкой подвески

9–3 Aero, отчего из салона улетучились последние надежды на сносное прохождение стыков. Душу не вытрясает, но перед каждым мостом с температурными швами мы невольно хмурились. Зато немного изменилась и точность реакции на смену курса: поворачивая руль, не веришь в мгновенный успех, но Convertible с изумительным постоянством его добивается — без затяжного сноса передка. И без каких-либо дискомфортных кренов. Груженый активными системами безопасности, автомобиль несется по магистрали и скрадывает ощущение истинной скорости. Дисплеи светят разрешающим зеленым. Когда до самого горизонта открывается пустой взлетный прямик, спереди раздается восхитительный свист.

Турбина у 9–3 срабатывает так ровно, что не всегда и заметишь. А вот попадания в небольшие «турбоямы» отвлекают, пусть и ненадолго. Набор скорости с нуля происходит на плавном выдохе. Напротив, непостоянный режим набор-сброс-набор напоминает, что тут есть АКП, которая что-то там переключает. Что же? Водитель переводит рычаг в режим ручных переключений и... бросает. Слишком длинный — клавишами на ступице удобнее. И четче, чем в Drive. Не переборщить бы только с оборотами, хотя на пороге красной зоны звук мотора уже слышен за версту. Торможение двигателем проходит менее слаженно: клавиша «минус» срабатывает с задержкой, а после Convertible оседает, как от удара под дых. Лучше уж действовать обычными, мощными, под стать потенциалу тормозами. А не пора ли нам пора?

Пора! Позже мы еще не раз «срывали башню», то есть крышу, но первый раз — всегда самый радостный. Ровно за треть минуты отъехала под углом куда-то назад и затем легла поверх кузова защитная панель, невидимый урчащий рабочий сцены потянул на себя темный «занавес», раздался завершающий процедуру писк — и салон наполнился... летом. Оно очень бережно относится к тем, кто может позволить непосредственное общение: ласкает ветром, захватывает и тотчас отпускает дух и согревает, тогда как климат-контроль уже не дает топить выше 10 градусов. На действительно высокой скорости распахнутый навстречу жизни Saab шел под круиз-контролем все так же тихо. Мы вели разговор, не повышая голоса.

Несколько раз клавиша срабатывала неверно и вместе с опусканием верха вызывала дождь, в чем виноват, конечно, штурман, нарушивший настройки. Спасаясь от капель, не ровна секунда — приотпустишь клавишу. Saab, не желая выглядеть парусником, сразу отправляет полуподнятую крышу назад. И тогда все сначала.

Удовольствие оценили в исходные $56 000 — это вам не игрушки. Но и Saab 9–3 Aero Convertible не игрушка, это почти эксклюзив. На подступах к аэропорту — солидный, тяжелый, мощный, прожорливый и комфортабельный, он подскажет проверить давление в заднем правом колесе, уменьшит громкость синхронно падению стрелки спидометра и внезапно автоматически включит фары.

Так что не забудьте — мы прилетим вечером.

Хотя вы и не узнаете, что мы летали.

Фото автора

Автомобиль предоставлен официальным представительством «General Motors СНГ». Благодарим за помощь пресс-службу компании «ИСТ-ЛАЙН».

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии