Шелковый путь: «Дакар» отдыхает

Мы дерзнули — и доехали до финиша в Сочи. Журнал «За рулем» выставил на марафон «Шелковый путь» собственный экипаж.

Отчаянная и красивая борьба! Но, в отличие от нашего экипажа, этот до финиша не добрался. В марафоне побеждает тот, кто бережет не только силы, но и машину — «стреляет» только там, где надо.

Отчаянная и красивая борьба! Но, в отличие от нашего экипажа, этот до финиша не добрался. В марафоне побеждает тот, кто бережет не только силы, но и машину — «стреляет» только там, где надо.Отчаянная и красивая борьба! Но, в отличие от нашего экипажа, этот до финиша не добрался. В марафоне побеждает тот, кто бережет не только силы, но и машину — «стреляет» только там, где надо.
Отчаянная и красивая борьба! Но, в отличие от нашего экипажа, этот до финиша не добрался. В марафоне побеждает тот, кто бережет не только силы, но и машину — «стреляет» только там, где надо.

У нас — крепко сбитый «УАЗ-Патриот Карго» от ульяновского ателье УАРЗ (ЗР, 2011, № 8). Есть команда инженеров, механиков с немалым опытом подготовки автомобилей для трофи-рейдов. Опытный штурман Рамиль Замалетдинов. Но самое главное — желание испытать себя, машину и попробовать утереть нос грандам мирового автоспорта.

Из более чем десяти стартовавших УАЗов до финиша добрались четыре. Наш в их числе.

Из более чем десяти стартовавших УАЗов до финиша добрались четыре. Наш в их числе.Из более чем десяти стартовавших УАЗов до финиша добрались четыре. Наш в их числе.
Из более чем десяти стартовавших УАЗов до финиша добрались четыре. Наш в их числе.

ВОДА И ПЕСОК

Суббота, вечер. На Красной площади полторы сотни спортивных автомобилей, рев моторов, вопли клаксонов. Но сама гонка начнется лишь утром. А пока мы участвуем в шоу под названием «Официальный старт».

...Подорвал я, словно ужаленный. Штурман осаживает: это не классическое ралли, а марафон. Зачем нестись как на пожар? Сейчас нужно вкатиться, привыкнуть к машине и легенде. Впереди еще 2500 километров скоростных участков.

Но рассудительность хороша лишь до поры, пока не настигнешь первого соперника. Дальше она отказывает. Обогнать любой ценой, насладиться победой! Первым делом наш УАЗ обошел туркменскую «Ниву», потом чей-то «Ниссан-Патруль». Это было эффектно — в реку, в которую «Патруль» заезжал так аккуратно, будто боялся намочить колеса, мы бухнулись, не разбирая броду. В первый момент, когда волна накрыла ветровое стекло, я отпустил газ, но едва щетки смахнули воду, вновь погнал волну и выскочил на берег.

Грузовику вода нипочем, а у нашего УАЗа в очередной реке залило датчик дросселя. Еле выбрались.

Грузовику вода нипочем, а у нашего УАЗа в очередной реке залило датчик дросселя. Еле выбрались.Грузовику вода нипочем, а у нашего УАЗа в очередной реке залило датчик дросселя. Еле выбрались.
Грузовику вода нипочем, а у нашего УАЗа в очередной реке залило датчик дросселя. Еле выбрались.

Однако это всё семечки. Вот когда на третий день марафона начались пески... Словом, если бы не опытный штурман, сидел бы я на первом же бархане. Но с ним легко обставлял «ленд-роверы», «мицубиси», «тойоты», а порой и настоящие «дакаровские» багги и прототипы. Наша тактика была проста: видя сложный участок, не ленились выйти из машины, осмотреться, наметить путь. Именно тут УАЗ был в своей стихии: у некоторых соперников мы отыгрывали не то что минуты — часы!

В какой-то момент я так уверовал в недюжинные способности машины, что решил слишком дерзко обойти три застрявших экипажа по макушке бархана — наикратчайшему пути. И сразу за это поплатился.

На полном ходу влетаю на песчаный гребень, ныряю в ложбину, забираю левее, включаю все блокировки и ползу вверх по нависающему склону огромного бархана. Мотор надрывается, машина подсаживается, но гребет. Мы почти на самом верху. На изломе надо на миг отпустить газ, оглядеться и правильно пойти вниз, чтобы не перевернуться. А я дрогнул (очень уж высоко, одним переворотом не отделаемся) — и тормознул. Тут же сел на брюхо. Смотреть на штурмана даже неловко. Проговорив: «Не отчаивайся, дело молодое», тот уже отстегивал шанцевый инструмент. Это был единственный раз, когда понадобилась лопата.

Жара за пятьдесят, копать тяжко. Чуть выгреб из-под днища и колес, как ползучий песок вновь стекает под машину! Хоть плачь. Но штурман время не терял, приспустил колеса, подготовил компрессор для подкачки, включил блокировки, ловко рванул машину — и она играючи выскочила из плена. Мастер!

«Фольксваген» ушел, но его машины остались. Теперь они у частных команд и были главными претендентами на победу. Но не сложилось.

«Фольксваген» ушел, но его машины остались. Теперь они у частных команд и были главными претендентами на победу. Но не сложилось.«Фольксваген» ушел, но его машины остались. Теперь они у частных команд и были главными претендентами на победу. Но не сложилось.
«Фольксваген» ушел, но его машины остались. Теперь они у частных команд и были главными претендентами на победу. Но не сложилось.

МЕСТНЫЕ НРАВЫ

К концу гонки мы почти не допускали ошибок и могли на равных бороться за призовые места в своем классе.

Самый протяженный скоростной участок: Астрахань — Ставрополь, 700 км. Песков мало, грязи и бродов вообще нет. Говорят, по ходовым отрезкам лидеры летели за 200 км/ч. У нас — не более 120, бережем мотор, в котором по-прежнему что-то навязчиво постукивает.

Тем не менее обходим пару гоночных грузовиков — МАЗ и МАН, багги, «Тойоту». Наш пикап отлично держится в прыжках, не «козлит», приземляется ровно, на четыре колеса.

Пятый час подряд наслаждаемся гонкой, и тут вспыхнули красные лампы на щитке. «Пропала зарядка», — резюмирует напарник. И сразу же подскочила до 130 ºC температура охлаждающей жидкости. Стоп, машина! Открываем капот. Порвался ремень привода генератора и помпы? Гораздо хуже! Развалился, будь он неладен, ролик натяжителя. Запасного нет. Остается ждать коллег на другом УАЗе, которым мы час назад помогали менять ступицу колеса. Может быть, запасной есть у них?

Тем временем из калмыцкого села, что по соседству, мчит «Калина». Двое местных, Миша и Саша, интересуются, чем помочь.

— «Газели», УАЗы в селе есть?

— Конечно, но все на работе, вернутся к шести.

— Нам сейчас нужно! Можете с ними связаться?

Сломались на этапе в Калмыкии, Астрахань — Ставрополь. Местные Миша и Саша на «Калине» — наши бескорыстные спасители.

Сломались на этапе в Калмыкии, Астрахань — Ставрополь. Местные Миша и Саша на «Калине» — наши бескорыстные спасители.Сломались на этапе в Калмыкии, Астрахань — Ставрополь. Местные Миша и Саша на «Калине» — наши бескорыстные спасители.
Сломались на этапе в Калмыкии, Астрахань — Ставрополь. Местные Миша и Саша на «Калине» — наши бескорыстные спасители.

Парни позвонили. Есть нужный ролик! Денег никто не берет. Я оторопел от такого приема. Дай бог ребятам здоровья.

Двадцать минут на ремонт, и мы снова в седле. Мчимся к очередному финишу. Надеемся на победу. Нам явно везет.

КАК Я ПРОВЕЛ ЭТО ЛЕТО

Итак, мы в Сочи — сорок седьмые из 95 стартовавших легковых машин! Говорят, в зачете чемпионата России, если бы заявились, могли оказаться на третьем месте. Неплохо! Четыре тысячи километров, шесть дней увлекательной гонки по трассам иной раз более сложным, чем на «Дакаре».

Ралли было замечательно организовано: шесть самолетов, восемь вертолетов, размещение огромного каравана техничек и спортивных машин на местных аэродромах. Душ, еда, вода, инструкции — всё в достатке и оперативно. Представляю, сколько это стоило устроителям. Но самое главное — атмосфера расположенности и сплоченности, взаимовыручки. Хотя в ралли ехали звезды мирового автоспорта, организаторы были рады любой команде — вроде нашей, с мизерным бюджетом и одним боевым авто. Если такая дружелюбная атмосфера останется неизменной, «Шелковый путь» в следующий раз привлечет еще больше участников.

Словом, это была моя лучшая поездка в Сочи. Даже несмотря на то, что к теплому морю добирался почти неделю.

Хороши гонщики! Еще не проехали ни одного скоростного участка, а уже устали и спят.

Хороши гонщики! Еще не проехали ни одного скоростного участка, а уже устали и спят.Хороши гонщики! Еще не проехали ни одного скоростного участка, а уже устали и спят.
Хороши гонщики! Еще не проехали ни одного скоростного участка, а уже устали и спят.

ДОРОГА НА ЮГ

Маршрут гонки был чуть короче прошлогоднего — убрали участок от Петербурга до Москвы, который тогда почти весь получился грязевым. Но и сейчас экипажи промчали по всем типам дорог и бездорожья: раскисшие грунтовки, степи, песчаные пустыни, горный гравий. Всего — 2450 км спецучастков (последний, седьмой по счету отменили из-за наводнения, вызванного ливнями).

Порадовал состав участников и массовость: 95 экипажей в зачете автомобилей, 35 грузовиков — это рекорд «Шелкового пути». Даже без прекратившей свое существование заводской команды «Фольксвагена» звезд хватало. Фаворитами считались экипажи немецкой команды Х-Raid (С. Петерансель, К. Холовчик, А. Мироненко) и, конечно же, «КамАЗ-Мастер».

Приключения в группе лидеров начались на первом же участке — между Москвой и Липецком, да и вообще самые быстрые пострадали больше других. Более двух часов на ремонт топливной системы потерял девятикратный победитель «Дакара» Стефан Петерансель.

Девятикратный победитель «Дакара» Стефан Петерансель на заводском прототипе «МИНИ-All4 Рейсинг».

Девятикратный победитель «Дакара» Стефан Петерансель на заводском прототипе «МИНИ-All4 Рейсинг».Девятикратный победитель «Дакара» Стефан Петерансель на заводском прототипе «МИНИ-All4 Рейсинг».
Девятикратный победитель «Дакара» Стефан Петерансель на заводском прототипе «МИНИ-All4 Рейсинг».

Первую позицию довольно неожиданно занял Александр Желудов, экс-чемпион России по классическому ралли. В стане грузовиков отличился прошлогодний победитель «Шелкового пути» Эдуард Николаев, а Ханс Стейси, как выяснилось позже, лишился верного подиума из-за проблем с задним колесом. Он уступил лидеру всего 50 минут.

Второй этап, Липецк — Волгоград, выкосил еще несколько сильных экипажей, в том числе Эдуарда Николаева (поломка компрессора) и чемпиона Европы по бахам Бориса Гадасина (на его прототипе G-Force вышел из строя мотор). Желудов потерял час на ремонт, и гонку возглавил Кшиштоф Холовчик. В грузовом зачете вперед ожидаемо вышел многоопытный Фирдаус Кабиров.

Судя по темпу движения, так он и прибыл бы на финиш победителем. Однако почти в самом конце гонки судьи Кабирова осадили, навесив штрафной час за превышение скорости на выезде из ставропольского бивуака. Жесткость решения многих шокировала, зато в зачете грузовиков «Шелковый путь» впервые выиграли не россияне — экипаж Алеша Лопрайса на «Татре». При том что чех показал лучшее время только на одном СУ, остальные выиграли камазовцы.

Забавная, но быстрая «Татра» Алеша Лопрайса. Он стал победителем зачета грузовиков.

Забавная, но быстрая «Татра» Алеша Лопрайса. Он стал победителем зачета грузовиков.Забавная, но быстрая «Татра» Алеша Лопрайса. Он стал победителем зачета грузовиков.
Забавная, но быстрая «Татра» Алеша Лопрайса. Он стал победителем зачета грузовиков.

Пилоты оценили трассу как сложнейшую. Самый длинный скоростной участок по просьбе пилотов сократили на 68 км, но все равно Петерансель говорил, что два этапа «Шелкового пути» были тяжелее, чем на «Дакаре».

РАЛЛИ-РЕЙД «ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ»-2011

РАЛЛИ-РЕЙД «ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ»-2011
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии