На крутом повороте

НА КРУТОМ ПОВОРОТЕ

]

МЫ И АВТОМОБИЛЬ

/БЫЛОЕ

НА КРУТОМ ПОВОРОТЕ

ЭМИЛЬ ЛЕВАССОР — ОДИН ИЗ ОТЦОВ АВТОМОБИЛЯ И ЕГО ПЕРВАЯ ЖЕРТВА

ТЕКСТ / СЕРГЕЙ КАНУННИКОВ

Он совсем не был похож на гонщика. Впрочем, в 90-е годы XIX века такой профессии еще не знали. Но и с образом искателя приключений и любителя авантюр внешность солидного, немного тучного бородача в котелке явно не гармонировала. Его можно было принять за преуспевающего адвоката или строгого доктора, но вся Франция уже знала — Эмиль Левассор не только предприниматель, инженер, но и самый быстрый водитель в мире.

Левассор, слывущий замкнутым и нелюдимым, разменявший шестой десяток, с мальчишеским задором спешил в новый век, который позже назовут столетием моторов. Но судьба, не раз помогавшая талантливому инженеру, внезапно круто повернулась. Он скончался 105 лет назад, став первым человеком, пострадавшим в автомобильной аварии...

Левассор заразился моторным вирусом еще в студенческие годы. Вместе с однокашником по инженерному факультету Луи Рене Панаром он мечтал о самобеглой коляске собственной конструкции. В те годы многие их ровесники бредили автомобилями, но жизнь диктовала свои правила. Вместо увлекательной работы над проектом моторного экипажа Левассор поступил на завод Перэна, выпускавший деревообрабатывающие станки. Впрочем, молодой инженер отнесся к работе творчески: его усилиями предприятие расширило номенклатуру и значительно улучшило финансовое положение. Благодарный Перэн даже сделал Левассора своим компаньоном... Тут-то инженер и попытался уговорить Перэна заняться моторными колясками, но последний воспротивился: зачем ввязываться в авантюры, когда дела только-только пошли в гору?

Письмо от Панара, предлагавшего, взяв кредит, осуществить мечту юности, совпало с известием о скоропостижной смерти Перэна. Вскоре над заводом, законным владельцем которого стал Левассор, появилась новая вывеска — «Панар-Левассор». Фирма, возможно, осталась бы неизвестной, не появись еще одно действующее лицо — Гюстав Сарацин.

Этот давний знакомый Левассора к тому времени уже наладил контакты с немецкой фирмой «Дойч» (в другой транскрипции — «Дойц»). И вскоре с его помощью предприятие компаньонов стало понемногу собирать стационарные моторы по немецкой лицензии — тяжелые, тихоходные и, увы, непригодные к установке на экипажи.

Сарацин не имел инженерных талантов, зато предпринимательское чутье — несомненно. Уже в 1887 году, когда в Европе, да и в Германии мало кто знал об экспериментах Даймлера, француз поддерживал с изобретателем близкие отношения в надежде продавать бензиновые двигатели на родине.

Увы — в том же 1887-м Сарацин заболел и слег. По одной из многочисленных легенд, которыми с годами обросла биография Левассора, он завещал последнему свои связи с Даймлером.

Сарацин скончался, а его вдова Луиза продолжила начатые мужем переговоры. Кстати, поговаривали, что успехами в коммерческих делах покойный был во многом обязан обаянию молодой супруги. Так или иначе, но в 1889-м Левассор уже владел патентом на мотор Даймлера, а Луиза стала его женой. Слухи об этом событии ходили разные. Одни приписывали поступок Левассора холодному расчету. Другие говорили, что конструктор был тайно влюблен в супругу приятеля уже несколько лет. Очевидно, никто уже не распутает этот тугой клубок, закрученный более 100 лет назад...

Для нас важнее, что уже в 1890-м глазам дефилирующих в Булонском лесу парижан предстал дымящий экипаж, которым гордо правил еще никому не известный инженер Эмиль Левассор. Через несколько лет ему суждено было стать национальным героем.

Левассор недолго копировал немецкий образец. Уже в 1891-м конструктор построил автомобиль с двигателем (мощность которого он увеличил с 2,5 до 3,5 л. с.), установленным спереди, и приводом на задние колеса — первую в мире машину классической компоновки. Вместо обычных для авто того времени ремней, переставляя которые меняли передаточное отношение, Левассор спроектировал шестеренчатую коробку передач.

Обеспеченные французы заинтересовались машиной, и вскоре первые «панар-левассоры» нашли своих покупателей. Кстати, экземпляр 1891 года, привезенный в Одессу журналистом Василием Васильевичем Навроцким, стал, видимо, первым автомобилем в России.

В 1894-м в пробеге Париж-Руан-Париж — прообразе современных ралли — первое место по совокупности качеств (жюри учитывало вес, надежность, вместительность экипажей, а скорость была задана) первенство поделили «Панар-Левассор» и «Пежо». А в июне следующего года Левассор выиграл первую в истории настоящую гонку Париж-Бордо-Париж, преодолев 1150 км за 48 часов и 48 минут. На финише Левассор произнес фразу, ставшую крылатой: «Это было безумие, я делал до 30 км в час!»

Машина Левассора с собственным именем «Пам-Пам» была двухместной, поэтому первый приз судьи отдали четырехместному «Пежо» (кстати, с мотором «Панар-Левассор»). Однако для публики победителем и кумиром остался Эмиль Левассор.

На банкете по окончанию гонки кто-то из журналистов предложил тост за то, чтобы скоро достичь скорости 80 км/ч. Левассор хмуро возразил: до такого безумия доходить не надо. Конечно, теперь нам кажется, что инженер был излишне наивен. Однако он, как никто другой, чувствовал опасность скорости...

В 1896-м Левассор, вооруженный опытом и прекрасной машиной, был фаворитом гонки Париж-Марсель-Париж. Но где-то под Авиньоном случилась беда. Очевидцы сообщали разное. Одни утверждали, что Левассора ослепило солнце, другие «своими глазами видели», как на дорогу выбежала огромная собака, водитель резко крутанул руль и автомобиль бросило в придорожную канаву.

Поначалу всем показалось, что ничего страшного не произошло. Левассор даже продолжил гонку, правда, уже сидя рядом со своим напарником д'Остингом. Но авария не прошла бесследно, с каждой неделей конструктору становилось все хуже. Он скончался 14 апреля 1897-го. А несколькими месяцами позже Уржиер на «Панар-Левассоре» выиграл гонку Париж-Дьеп.

На барельефе, установленном в Париже в память о талантливом конструкторе и неутомимом гонщике, он запечатлен таким, как его запомнили современники первых моторных экипажей. Эмиль Левассор спешит: к победе в гонке Париж-Бордо-Париж 1895 года и в... столетие моторов, до которого оставалось всего пять лет.

Этот «Панар-Левассор» 1891 года сорок лет прослужил некоему священнику, затем занял достойное место в музее.

Двухместный «Панар-Левассор» с 6-сильным двигателем «Даймлер-Феникс»

достигал 40 км/ч. Это последняя модель, созданная под руководством Левассора.

Модель 1894 года с кузовом тонно и двигателем 3,5 л. с. 

Эмиль Левассор

(1843–1897 гг.)

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии