"сибал". год на газе

«СИБАЛ». ГОД НА ГАЗЕ

]

КОМПАНИИ И РЫНКИ

/АВТОПРОМ

«СИБАЛ». ГОД НА ГАЗЕ

ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ХОРОШИЙ АВТОМОБИЛЬ, ЗАВОДУ ПОТРЕБУЕТСЯ ПЯТЬ-СЕМЬ ЛЕТ, СЧИТАЕТ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ВИКТОР БЕЛЯЕВ

...ВСЯ ПЛАНИРУЕМАЯ

ПРОДУКЦИЯ ЗАВОДА

ЗАКАЗАНА НА ТРИ

МЕСЯЦА ВПЕРEД...

ЗА ВОСЕМЬ

МЕСЯЦЕВ

НЫНЕШНЕГО

ГОДА МЫ 

СОКРАТИЛИ

УБЫТКИ

В 15 РАЗ.

— Часто в разного рода «годовых отчетах» можно услышать: достигнуты такие-то показатели, завод отказался от бартера... Но людей куда больше интересует то, что касается их непосредственно: лучше ли стали автомобили? Какие новые модели появятся, что изменится в нынешних?..

— Начнем с того, что мы изменили принципы в подходе к качеству продукции, создали около 180 групп качества на заводе. Это не просто контроль на выходе, выискивание брака и т. п. Задача — проанализировать соответствие нашей заводской документации технологии, оборудованию, оснастке и, соответственно, исполнению работ. Те неполадки, которые можно устранить, устраняются сразу же, если нет — разрабатываем программу. В первый месяц работы групп с первого предъявления сдали всего 10–15% продукции! Сейчас мы избавились от дефектов исполнительского характера, на автомобиле, сошедшем с конвейера, можно ехать.

— Серьезное достижение!

— Ирония, конечно, уместна, но совсем еще недавно наши автомобили требовалось дорабатывать, прежде чем «выпустить» к потребителю.

Еще интересная информация: вышел на проектную мощность окрасочный комплекс «Хайден». Красим машины в 11 цветов, причем все цвета — по заказу покупателей.

За год ощутимо улучшили сервисное обслуживание: еще год назад производили собственных запчастей на 25–30 млн. рублей в месяц и на 10–15 млн. брали у смежников. Теперь сами выпускаем на 250 млн. рублей — в десять раз больше! В том же духе можно продолжить и дальше.

Команда менеджеров целенаправленно делает все, что было продекларировано с нашим приходом на ГАЗ. Сказали: будем оптимизировать численность работающих — и достигли этого, причем не сокращая людей. Чтобы предприятие развивалось, нужны молодые кадры. Мы приняли выпускников вузов — они сначала даже не верили, что будут здесь работать, шли слухи о массовых увольнениях. Сейчас молодежи на предприятии становится все больше.

— Это заметно и в цехах: очень много молодых лиц.

— У нас появилась своя товаропроводящая сеть, а ведь год назад мы вообще не контролировали рынок! Дилеры в открытую говорили: Беляев еще придет к нам, встанет на колени — попросит, чтобы мы покупали его автомобили. Надо было в короткий срок научиться цивилизованно продавать свою продукцию. Не предоставлять какие-то льготы, давая одному «солянку», другому «эксклюзив», третьему — одну определенную модель. Да, этим нужно было переболеть, да, было очень тяжело — доходило до того, что скапливалось 20 тыс. автомобилей на складе, а это 100 млн. долларов! Сейчас у нас вся планируемая продукция завода заказана на три месяца вперед, а дилеры стоят в очереди, чтобы аттестоваться на ГАЗе, потому что мы ведем цивилизованный бизнес.

— Или потому, что удалось выкрутить руки дилерам, когда ГАЗ после прихода «Сибала» резко снизил отпускные цены...

— Тут не было никакой игры. Просто год назад отпускные цены ГАЗа были на 40% выше рыночных! «Волгу» завод отпускал за 130 тысяч рублей, а у дилеров она стоила 98 тысяч, разница складывалась из всякого бартера, векселей и прочей ерунды. Завод терпел убытки, надо было менять ситуацию... Вот видите, не обошлось без разговора о нелюбимом вами бартере.

Когда «Сибал» пришел на ГАЗ, все ждали какой-то сенсации. Ее не произошло. Идет планомерная работа.

— А результат? Стало ли производство более рентабельным, например?

— Сейчас мы выходим на затраты 96–98 копеек на рубль товарной продукции. Если за прошлый год убытки были 5146 млн. рублей, то за восемь месяцев нынешнего года они чуть больше 300 миллионов — сократили в 15 раз!

— Показатель, конечно, впечатляющий, но хотелось бы слышать не столько о погашении долгов, сколько о развитии. Чего нам ждать от ГАЗа?

— Первоочередная задача, как я уже сказал, повысить качество (в эту программу до конца 2002 года будет вложено 25 млн. долларов), сократить затраты, расплатиться с кредиторами.

Потом — второй этап: улучшение, модернизация действующего модельного ряда. Рестайлинг «Газели» и «Соболя» — изменения внешние, панели приборов, обивки — на это будет направлено около 8 млн. долларов. Потом последует решение по дизельному двигателю. Не обязательно это будет «Штайр», хотя уже сейчас мы готовы выпускать 1000 таких двигателей в месяц — потребность должен определить рынок. У ЗМЗ есть разработки дизеля, он находится у нас на испытании.

И, наконец, третий этап — создание нового автомобиля.

— А что будет с новой «Волгой»? Пока при нынешней цене ее покупают очень вяло — несколько десятков штук в месяц. А производственных площадей, оборудования под нее задействовано много. Не проще ли отказаться от проекта вообще, ведь в таком виде он явно убыточен?

— А в цехе делать горшки, например... Конечно, автомобиль пока сырой. Но мы занялись этим проектом вплотную. Даже если рынок не примет новую «Волгу» и она не заменит одну из существующих моделей, то все равно в мелкосерийном исполнении модель останется востребована. У нее и тогда будет высокая, как сейчас, цена (а если выпускать по 500 штук в месяц, то снизится до 12 тыс. долларов, по 1000 штук — до 8–9 тысяч), зато и качество будет очень хорошим, как и подобает штучному производству. Сейчас занимаемся доводкой, продаем GAZ 3111 только фирмам, с которыми у нас договор об эксплуатационных испытаниях, выясняем и устраняем недостатки модели. Вообще, я считаю этот проект перспективным.

— А СП «Нижегород моторс»? Что-то давно о нем ничего не слышно.

— Сотрудничество с ФИАТом продолжается. Существует ряд совместных проектов вне СП «Нижегород моторс»: это, например, партнерство в производстве коммерческих грузовиков, поскольку «Газель» в общем-то дополняет модельный ряд ИВЕКО. Или перспектива выпуска двигателя «Софим», который адаптирован к нашему модельному ряду — подходит и «Волге», и «Газели». Что касается совместной сборки иностранного автомобиля, ей тоже придет черед. Мы никуда от этого не денемся, хотя бы потому, что это дает шанс модернизировать собственное производство, используя мировой опыт.

— И тогда ваши автомобили не будут отставать от иностранных...

— Мне часто задают вопрос: а можете сделать машину, как «Мерседес»? Конечно, могу. Но цена ее будет 120 тыс. долларов. Потому что все комплектующие надо будет закупить за границей, растаможить, везти сюда и штучно собирать. У нас же сегодня мало компонентов, удовлетворяющих современным требованиям.

— Где же выход?

— Я хочу видеть в поставщиках надежных партнеров, но чтобы при этом они поняли простую истину: или многое им надо менять, улучшать работу, или от их услуг мы откажемся. Чтобы выводить производство на более современный уровень, нужно интегрироваться, создавать глобальные, с единой стратегией, предприятия или вступать в долговременные партнерские отношения.

— И все-таки, можно ли сказать: когда автомобили Горьковского автозавода приблизятся к мировому уровню, пусть не «догонят и перегонят», а будут хорошего качества хотя бы?

— Для этого требуется, прежде всего, системный подход со стороны властей, правительства. В последнее время удалось возбудить интерес к автомобильной промышленности, есть надежда, что состояние дел в отрасли сдвинется с мертвой точки и она начнет развиваться. Предприятия «очистятся», их финансовая деятельность станет прозрачной, производство избавится от всего лишнего. И тогда можно рассчитывать, что через пять-семь лет...

— Остается только пожелать, чтобы ваши прогнозы осуществились.

БЕСЕДУ ВЕЛА ЕЛЕНА ВАРШАВСКАЯ

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии