Трудный, трудный путь к "стакану"

ТРУДНЫЙ, ТРУДНЫЙ ПУТЬ К «СТАКАНУ»

МЫ И АВТОМОБИЛЬ

/РЕЙД ЗР 

ТРУДНЫЙ, ТРУДНЫЙ ПУТЬ К «СТАКАНУ»

КАК МЫ «СПАСАЛИСЬ ОТ ПОЖАРА» В ТОННЕЛЯХ И НА МОСТАХ

ТЕКСТ / АНДРЕЙ БОЙКО, ИРИНА СУВОРОВА

ФОТО / ГЕОРГИЙ САДКОВ, КОНСТАНТИН ЯКУБОВ

За последние годы мир не раз содрогался от страшных катастроф. Несколько из них произошло в крупных тоннелях и на мостах. Суперсовременные технические конструкции стали причиной гибели людей. Мы писали об этом (ЗР, 2000, № 11; 2001, № 12), а еще и о том, какие выводы сделали на Западе и в России после трагических событий. Сделали ли? Несколько месяцев назад в столице чуть было не случилась беда — из-за пожара в коммерческих киосках на грани обрушения оказался новенький мост. Что говорить, движение по скоростной дороге в городе, конечно, замечательно, но вот насколько безопасно, если она проложена под землей или взлетает в небо?

В Москве каждый день случаются серьезные аварии, и какая-то часть из них (увы!) завершается пожаром. На открытой местности объехать горящий автомобиль не так уж и сложно. А если он перекрыл движение в тоннеле — куда бежать от огня? Ясно, в сторону выхода. Но ведь тоннель быстро заполняется ядовитым дымом... Отправимся на поиски аварийного выхода.

Путепровод под площадью Гагарина на третьем транспортном кольце сдан в эксплуатацию около года назад. Чуть не круглые сутки движение очень плотное. Пробираемся в тоннель по кромке вдоль съезда с Ленинского проспекта. Пешком, естественно. Строительство развязки здесь еще не окончено: островки строительного мусора, сложенные стопкой ремонтные оградки... На серых стенах тоннеля алеют пожарные витрины, но вот за стеклами ни огнетушителей, ни пожарных рукавов. Как ни странно, открыты «аварийные» двери. Заглядываем внутрь — увы и ах! — кроме сплетения труб непонятного нам назначения ничего другого. А камера слежения, закрепленная под потолком, явно не работает. Одним словом — заходи и делай, что хочешь.

Что ж, отправимся искать аварийный выход в более «благоустроенные» отсеки.

ВХОД ВЫХОДУ НЕ ТОВАРИЩ

Вообще-то подземная часть развязки к пешим прогулкам не располагает: для этого отведен узкий (примерно 40 см) парапет, а рядом на огромной скорости летят автомобили. Пыль, гарь... Правда, в этом отсеке в витринах увидели уже огнетушители, рукава и багры. К аварийным выходам нас провожал молодой человек в спецовке с надписью «Гормост». Студент-вечерник Алексей объяснил, что зеленые двери — это вообще-то «аварийный вход», а к выходу (над площадью Гагарина таких двенадцать) ведет долгий и трудный путь.

В обычных условиях двери в тоннелях закрыты (так что дергали бы мы их напрасно), но при пожаре автоматически открываются, чтобы можно было перебраться из горящего отсека в тот, который пламя не затронуло. Вентиляционное оборудование при этом работает в аварийном режиме. Идти до ближайших дверей пришлось долго; по пути миновали пять или шесть «неаварийных», вентиляционных входов (именно в такие мы и заглядывали в первом тоннеле!). А «правильную» дверь можно определить по табличке с зеленым человечком, вбегающим в распахнутую створку. Над остальными «человечка» нет.

За дверью обнаружился узкий, неосвещенный коридор с обильно посыпанными бетонной пылью полом и стенами. Дальше — больше: через пару метров выяснилось, что выбраться на поверхность можно, только... спустившись сначала еще глубже под землю. Кстати, выходы — это железные застекленные каркасы красного цвета, очень похожие на огромные стаканы вверх дном.

Не станем в деталях расписывать, как под возгласы Алексея: «Только держитесь вместе, без меня не выберетесь», пробирались мы к аварийному выходу, как пролезали в люки, миновали дверные проемы, снова поднимались вверх. Скажем о другом. Когда прошла первая радость от того, что выбрались из «подземелья», в голову полезли невеселые мысли.

ЛЕСТНИЦА В НЕБО

Хотя информация для водителей в тоннелях под площадью Гагарина поставлена на широкую ногу (таблички со стрелочками и бегущими человечками по стенам развешаны густо) и спасительных зеленых дверок вроде бы предостаточно (говорят, все по ГОСТу), но вряд ли это очень поможет.

К аварийному выходу ведут только «правильные» двери. При небольшом пожаре можно, конечно, через вентиляционные ретироваться в безопасный отсек. А если полыхнет всерьез? Сможет ли в этом случае рядовой автомобилист в стрессовом состоянии (а пожар в тоннеле — это, согласитесь, нешуточный стресс) отличить нужную дверь от «ненужной»? А если начнется паника? Вызывает сомнение и автоматическая разблокировка дверей. Оказывается, «автоматически» открывать двери при пожаре будут люди, сидящие где-то за пультом и наблюдающие за обстановкой в тоннеле по мониторам (камеры слежения, если помните, не работали). По идее, включить их должны в декабре-январе — вместе со всей аварийной системой, когда развязку окончательно сдадут (правда, рассеиватели воды еще не монтировали). Ну, а пока что?

Допустим, «правильная» дверь обнаружена и даже открыта. А дальше железная лестница (через некоторое время она чертовски нагреется!) — хлипкая, узкая и неудобная. При массовом скоплении народа жертв здесь едва ли избежать. Да и потом: выйти из тоннеля наверх, даже если по стенам развесят указатели, — задача не из легких. Не говоря уже о том, что на это требуется куда больше времени, чем обычно отводится на аварийную эвакуацию.

Но главное: движение по тоннелям открыто уже давно, а противопожарную систему сдадут только через несколько месяцев! Да и то не в полном объеме. А если беда (тьфу-тьфу-тьфу!) случится раньше?

Что же до столичных мостов, эстакад и путепроводов, то, как выяснилось, все они делятся на два типа: с пешеходными дорожками и без. Допускается строительство как одних, так и других. И действительно, что делать пешеходу на скоростных участках того же третьего кольца? Сдуру еще начнет перебегать трассу... А вот о безопасности водителей, если, не дай бог, что-нибудь случится, не подумали, кажется, ни мостостроители, ни авторы принятых десятилетия назад ГОСТов и СНИПов. Ну не предусмотрены на большинстве новых мостов и путепроводов специальные лестницы! Об аварийных выходах можно и не говорить, как и о противопожарных щитах... Однако пожар под Лужнецкой эстакадой стал тревожным сигналом: если бы не четкие действия столичной ГАИ, сотрудники которой сверхоперативно перекрыли движение по мосту и «растащили» пробку, последствия могли быть куда печальнее. Только представьте себе: мост под воздействием огня прогибается все сильнее, автомобили прибывают и прибывают, а водителям куда бежать?

Со всеми нашими соображениями мы обратились к руководителям столичного ГУП «Гормост», которое, если следовать логике, отвечает за содержание путепроводов и тоннелей. К нашему удивлению, они... отказались от комментариев. Все чиновники, с которыми мы пытались общаться, были непреклонны: «Мы такой информации не даем».

Дорога к спасительному красному «стакану» сегодня оказывается не только трудной, но и секретной. Как партизанская тропа.

Мы продолжим тему в одном из будущих номеров, а заодно постараемся узнать о причинах упорного молчания руководителей «Гормоста».

СОВЕТЫ АВТОЛЮБИТЕЛЯМ

от московского управления Государственной противопожарной службы:

1. Обнаружив источник огня на трассе, остановите автомобиль и немедленно позвоните «01» или в службу спасения.

2. Возите с собой огнетушитель, причем не распространенной модели «лишь бы гаишники отвязались», а порошковый. Позаботьтесь, чтобы он был непросроченный, не поленитесь изучить инструкцию по его применению. Необходимый минимум знаний лучше получить до пожара — больше будет шансов спасти машину и собственную жизнь.

3. По столичному нормативу, пожарная машина должна прибыть к месту ЧП уже через 4–5 минут. Так что большая просьба от ГПC ко всем московским водителям: уступайте дорогу спецтранспорту! Не дай бог, завтра в беде окажется ваша машина...

Пожарные щиты пока пустуют.

Вот он какой непростой — аварийный выход.

Тоннель под Ленинским проспектом. Скорость — 100 км/ч.

Киевский путепровод.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии