Страховщики: франшиза «добьет» рынок ОСАГО

Гендиректор ОСАО «Ингосстрах» Александр Григорьев в своем блоге резко отрицательно оценил инициативу ввести франшизу в практику обязательного страхования автогражданской ответственности, призвав Центробанк «очень внимательно отнестись к подобного рода „предложениям“ и привлечь для их обсуждения настоящих, а не горе-экспертов».

Напомним, с предложением совместить полисы каско и «автогражданки» и ввести франшизу в практику обязательного страхования еще в середине сентября выступила председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Наталья Бурыкина, после чего идею одобрили в Минфине.

Александр Григорьев

Александр Григорьев

«Франшиза по ОСАГО в нынешних условиях неразвитого, несформировавшегося рынка с противоречивой судебной практикой и отсутствием единой базы данных — это либо большое ноу-хау российских законодателей и так называемых экспертов, одобривших это, либо попытка окончательно добить рынок ОСАГО в его нынешнем виде, — утверждает гендиректор „Ингосстраха“. — Когда на цивилизованном страховом рынке гражданин покупает полис с франшизой, он понимает, что платит за страховку меньше, но при этом берет на себя обязательство участвовать в убытке своими деньгами. Страховщики, применяя франшизу, стимулируют клиента более ответственно относиться к своему имуществу, к риску возникновения у него ответственности перед третьими лицами, осуществлять превентивные мероприятия, модернизировать системы защиты имущества и пр. — и тем самым повышать качество своего страхового риска. А за снижение риска клиенту предлагается снижение размера страховой премии».

Исходя из закона об ОСАГО, гражданин покупает полис для защиты своей ответственности в случае, если он будет виновным в ДТП, при этом пострадавший должен получить 100% возмещения. Это значит, что франшиза для невиновного в ДТП лица действовать никак не может: по смыслу закона об ОСАГО он не должен участвовать в возмещении вреда своими деньгами, в отличие от виновника ДТП.

Но как это может происходить? Александр Григорьев предвидит следующие варианты.

1. Расчет на дороге возможен, если мы имеем дело с «хорошим» виновником, который немедленно и добровольно выплачивает пострадавшему франшизу под квитанцию или расписку о получении денег. Сколько это будет занимать времени? Не дольше ли, чем приезд ГИБДД? У всех ли виновников ДТП есть с собой деньги? А если участники ДТП не смогли договориться, кто из них виновен? Очевидно, выплаты здесь не будет. Или вернутся разборки с помощью бит и пневматики?

2. При возобновлении полиса ОСАГО. Виновник ДТП (или трех, пяти, семи ДТП) возмещает своему страховщику франшизу при продлении полиса ОСАГО. А если у этого страхователя нет денег или он придет в другую страховую компанию — т.е. платила за его франшизу одна компания, а пришел на следующий год он в другую — кто-нибудь подумал о технических вопросах при этих взаиморасчетах? Или в законе предусмотрят Осаговое «рабство»: пока не рассчитался с одной компанией — не перейдешь в другую?

3. Взыскание франшизы с виновника ДТП через суд, коллекторов и т.д. — в случае, если виновник отказывается платить добровольно. Вы себе реальное количество судов на 1,5–10 тыс. р. можете представить? И это тогда, когда суды и так завалены страховыми спорами…

Ситуация абсурдна, в том числе с точки зрения страховщика, резюмирует профессионал страхового рынка. Но как при этом изменится тариф?

«Если брать максимальную франшизу — до 30% — это позволит снизить базовый тариф примерно на 1 тыс. руб. При этом объем сборов по ОСАГО по рынку снизится на соответствующие 30 процентов, — пишет Александр Григорьев. — Могу поспорить с кем угодно, что сумма выплат, полученных от виновных страховыми компаниями, не превысит 5–10% от общей суммы возмещения по франшизе. Таким образом, недополучив 30% в тарифе, страховщики „возместят“ себе всего 5–10% объема выплат. В результате убыточность, в целом по рынку, вырастет минимум на 20–25%».

«Если франшиза в ОСАГО будет введена, то мы получим полнейшую разбалансировку рынка. Общественное недовольство, которое есть сейчас из-за недостаточности выплат, усилится невообразимо. И все это — в условиях полной неясности с поправками к закону об ОСАГО и вопросом о повышении тарифов», — подытоживает страховщик, подчеркивая, что «критическое восприятие ОСАГО состоит не в стоимости полиса, а в недостаточных выплатах автовладельцам, в большой бумажной бюрократии при оформлении выплат и в реальном неисполнении страховщиками своих обязательств по выплатам в рамках действующего закона».

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые