В поисках грааля — журнал За рулем

В поисках грааля

В ПОИСКАХ ГРААЛЯ

АВТОКЛУБ

ПУТЕШЕСТВИЕ: БЛИЖНИЙ ВОСТОК

В ПОИСКАХ ГРААЛЯ

ИВАН ГУСЕВ, МОСКВА. ФОТО АВТОРА

БЛИЗКИЙ БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Идея путешествия на Ближний Восток возникла сразу после поездки в Европу пару лет назад — войдя в ритм большой дороги, я уже не мог остановиться, каждый уголок мира стал для меня доступным. Вслед за Индианой Джонсом я решил ни много ни мало найти древнюю и таинственную реликвию — чашу Грааля. Предварительные изыскания помогли очертить район ее вероятного местонахождения — один из христианских храмов где-то в Сирии, Иордании или Ливане. Расплывчато? Конечно. Но для меня важен не столько результат, сколько процесс поиска, приключения и вкус дороги.

Ехать собрался напрямик через Турцию, а затем продолжить путь по Северной Африке и вернуться в Европу из Туниса, ведь второй район, где может находиться Грааль — южная Франция. По расчетам получалось, что от Москвы до первого города на настоящей арабской земле — Алеппо (на некоторых российских картах —Халеб) в Сирии всего 2800 километров. То есть до Ближнего Востока в буквальном смысле недалеко. Война в Ираке внесла некоторое смятение, но решимость довести дело до конца все-таки возобладала.

ПРОПУСК К ГРААЛЮ

Действующая шенгенская мультивиза и гринкарты (страховка автогражданской ответственности) для европейской части поездки у меня уже были. Потратив день и 475 рублей, получил в дополнение к обычному водительскому удостоверению «международные» права — подумал, что на Востоке они не помешают, поскольку там есть перевод на арабский. Визы хотел оформлять через туристическое агентство, но справился сам. Работники консульств хорошо говорят по-русски, визы дают с достаточно большими сроками действия. Правда, разброс цен велик — от $16 и 35 в Иорданию и Ливан до $80 за многократную транзитную в Сирию. Попутно выяснились обстоятельства, закрывшие путь в Африку и вынудившие возвращаться также через Турцию: оказалось, Египет практически не пропускает туристов-«самоходов», а сумму залога за пересечение границы на автомобиле не смог назвать даже консул.

Сомнений в выборе транспортного средства не было: «восьмерка» 1987 года выпуска многократно проверена в деле, надежна и хорошо оборудована: вместо карбюратора установлена система впрыска, есть кондиционер, холодильник, две (!) системы спутниковой навигации и многое другое, необходимое для дальних путешествий.

НАД ВСЕМ ВОСТОКОМ БЕЗОБЛАЧНОЕ НЕБО

Это магическое заклинание я произнес в начале поездки — и небо над Востоком оказалось действительно солнечным. Путь до Новороссийска уже привычен, там погрузка на паром ($350 за машину с водителем), а спустя 36 часов высадка в Самсуне. Уже на пароме оказался пленником турецкого дружелюбия. Каждый из турок-дальнобойщиков, заслышав, что я еду в Сирию, считал своим долгом показать на карте дорогу и не успокаивался, пока я не записывал ее на бумаге. Остановившись на трассе Кайсери-Антакья около заброшенной «локанты» (что-то вроде придорожного буфета-трактира), где обедали дорожные рабочие, я получил бесплатный обед. Даже попадая в гостиницы, заставляющие вспомнить фильм «От заката до рассвета», тревоги не испытываешь. С этим настроением проехал весь Ближний Восток, разумеется, не забывая старинную поговорку «На Аллаха надейся, но верблюда привязывай!».

С пограничного перехода в районе Алеппо начался арабский Восток. Отношение сирийских таможенников и пограничников сродни российско-советскому, в этом смысле чувствовал себя как дома. Здесь слова «Руссия» и «Даймлер-Крайслер» (автор работает в российском представительстве компании — ред.) открывали мне все двери.

Переночевав в отеле и оставив на его стоянке машину, наутро пешком отправился осматривать город и древнюю цитадель. Многоликий Восток на каждом шагу давал понять, что мои представления о нем устарели — в кафе, например, можно запросто увидеть бедуинов, потягивающих из банок кока-колу. Но как, вероятно, и сотню лет назад, по улицам бродят разносчики кофе с привязанными за спиной кувшинами и оповещают о себе громким стуком жестяных тарелочек — над Алеппо витают ароматы кофе, кардамона и печеного хлеба. Дорожное движение изобилует звуковыми сигналами разной длительности и тональности — только так и еще знаками из открытых окон здесь принято оповещать других водителей. Мне показалось, что именно из-за нежелания поднимать стекла здесь отсутствуют кондиционеры в автомобилях размером меньше «Сабербана» или рейсового автобуса. Движение кажется беспорядочным, тем не менее, пробок нет, возможно, благодаря многочисленным полицейским на перекрестках — непременно в белых перчатках.

На следующий день отправился в незапланированную поездку в Пальмиру (по-арабски Тадмор), которая оказалась неподалеку. В Пальмире нанял проводника — владельца собственного сада, который он с гордостью показывал, постоянно повторяя «Велкам!». Сопровождение обошлось в $300 за два дня, но стоило того: мы побывали в крепости крестоносцев Крак-де-Шевалье (здесь говорят Куалат-Аль-Хишн), где снимали российский фильм «Баязет», нашли мастерскую и салон ВАЗа в Дамаске (сирийцы называют его Димашк-аш-Шаме). Но самое замечательное — Мохамед довел меня до Маалюли, христианского поселения недалеко от Дамаска, где в горном монастыре святого Сергия (арабы говорят Сергиоса) под флагом с его изображением стоит потемневшая от времени серебряная чаша. Неужели Грааль?

Один из древнейших христианских храмов в мире возведен еще на фундаменте храма Аполлона, сохранил внутренние колонны дохристианской эпохи и даже языческий алтарь с жертвенным отверстием. В окрестностях говорят не на арабском, а на арамейском — языке Иисуса Христа. Священник, удивленный и обрадованный визитом гостя из России, угостил кагором. Здесь нередки паломники, передо мной был какой-то дипломат со свитой. В свое время храм имел довольно весомое политическое значение, стоит упомянуть лишь, что первый его настоятель принимал участие в Никейском соборе. Сейчас храм относится к христианской церкви Антиохии, впрочем, могу и ошибиться. На вопрос, знает ли он что-либо о Граале, священник отрицательно покачал головой...

ТОЛЬКО ДЛЯ ВАС ПО СПЕЦИАЛЬНОЙ ЦЕНЕ!

За всю поездку на Восток я нигде не стоял в долгой изнурительной очереди, вроде тех, что на новых европейских границах. Самое большое — полчаса, пока таможенники проставят печати пассажирам нескольких автобусов. Секрет открыл сирийский пограничник, немного говоривший по-русски: «Дело в том, брат, что если мой начальник увидит очередь, то он скажет — а что это вы так плохо работаете? И накажет. Если начальник не увидит очереди — скажет, что мы совсем не работаем: тоже плохо. Поэтому пусть очередь будет, но маленькая...»

Распрощавшись с сирийцами, направился дальше на юг в сторону Иордании и древнего скального поселения в Аль-Батре — здесь Спилберг снимал своего «Индиану Джонса…», а роль таинственного храма в фильме играл... Центральный городской банк.

Приехав на Восток, надо забыть оружие, в любом смысле этого слова, и научиться пользоваться деньгами. Помните у Бернарда Шоу: на базаре Цезарь проложил себе путь к Птолемею, сыпанув в толпу монетами. Деньги в быту арабов — еще и средство получить удовольствие от торговли. Оттачивая раз за разом это умение, в Аль-Батре в пятизвездочном отеле «Мевинпик» я скинул «десятку» с объявленных $70 за номер — это вам не по ценнику платить!

После Иордании поехал в Ливан через долину Бекаа, по Ливанским и Антиливанским горам. Здесь пришлось пару раз останавливаться, чтобы остудить разгоряченный мотор — тяжело ему было в жару тащить меня и кондиционер. Наконец, Бейрут. Оживающий Париж Ближнего Востока почти залечил раны гражданской войны, однако следы от пуль остались на каждом доме. Несмотря на мощную «навигацию», в какой-то момент я заблудился — выручил полицейский на мотоцикле, с мигалкой сопроводив меня до гостиницы «Ле Меридиен Коммодор» и подтвердив славу ливанского гостеприимства.

Я вернулся в Москву спустя почти полтора месяца, в день своего рождения. Позади остались 15 207 километров с троянским холмом Гиссарлык, ворами и мошенниками в Европе, загадочным замком Монсегюр и очарованием дорог среди холмов южной Франции, осенним Парижем и привалом у моего друга в немецком Ольденбурге, польским транзитом и многим прочим. Все это я буду вспоминать вместе с ярким солнцем сирийской пустыни, камнями Петры, «корнишем» (набережной) Бейрута и серебряной чашей в Маалюле — моим Граалем, вера в который помогла мне все это увидеть.

Маалюля — христианский храм святого Сергиоса, один из древнейших в мире.

ДАННЫЕ О ПУТЕШЕСТВИИ

Протяженность — 15 207 км, продолжительность — 44 дня, автомобиль —

VAZ 2108, экипаж — один человек.

Затраты: таможенные и другие сборы — $518; бензин — $860; запчасти,

ремонт — $281; паромы, автобусы — $432; жилье — $1736; питание — $593; экскурсии — $359; покупки — $243.

Итого: $5022.

Алеппо — разносчик кофе с большим кувшином за плечами.

Аль-Батр — здесь, по Спилбергу, прошел к Граалю Индиана Джонс.

Храм в Баальбеке (Ливан) не затронула гражданская война.

Мастерская «Лады» в Стамбуле.

Крепость Куалат-Аль-Хишн — здесь снимали фильм «Баязет».

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые
Загрузка...