Эксперт: есть ли выход из кризиса ОСАГО?

Страховщики, ссылаясь на устаревший тариф, с прошлого года массово покидают регионы, отчего покупка полиса «автогражданки» для многих автовладельцев становится непосильной задачей. В октябре тариф все же немного подняли, но ситуация на рынке не улучшилась: оформить ОСАГО по-прежнему сложно. Свой прогноз о дальнейшем развитии обязательного страхования владельцев транспортных средств дал нашему изданию управляющий партнер Akteon Asset Management Андрей Кинякин.

Ñòðàõîâàíèå àâòîìîáèëåé

Ñòðàõîâàíèå àâòîìîáèëåé

— Андрей, те, кого интересует экономика ОСАГО, казалось бы, только тем и занимаются, что сравнивают объемы собранных страховщиками премий и выплаченных компенсаций и задаются вопросом: почему далеко не все, что страховщики собирают, они выплачивают пострадавшим? Так почему?

andrey_kiniakin_fn

andrey_kiniakin_fn

— На мой взгляд, в большинстве случаев подобного рода заявления говорят о незнании специфики рынка. Появилось много «экспертов». Однако для того, чтобы действительно разобраться в том, как работает страховой бизнес, нужно как минимум уметь проводить актуарные расчеты. Актуарная наука — точная, математическая, здесь не работает правило: «сложил — отнял — а где разница?». Я попробую объяснить простым языком. Когда страховщик собирает страховые премии, львиную долю он отдает на формирование резервных фондов. Из них и производятся выплаты. Если же этого не происходит, то выплаты клиентам производятся из средств новых клиентов, а это схема совершенно нежизнеспособна.

— Принцип пирамиды?

— Именно. Как правило, таким образом поступают ненадежные страховщики. Надежный же страховщик из собранных средств формирует резервы. Из них выплачиваются судебные выплаты по уже произошедшим, но находящимся в производстве страховым случаям. Это то, что выплачивается сейчас и будет выплачиваться, допустим, в ближайший год. Во-вторых, формируется своеобразный фонд «долгих» выплат. Средства отсюда будут выплачиваться на основании судебных листов по истечении года с момента окончания договора со страховщиком. В-третьих, немало закладывается на формирование фонда возврата страховых премий (страховщик вернет премию в случае, например, продажи автомобиля); на погашение задолженностей по каско, ОСАГО (речь идет о ранее невыполненных обязательств). Наконец, в-четвертых, средства резервируются в виде взносов в Российский союз автостраховщиков (РСА), который подстрахует компанию, если у нее вдруг начнутся проблемы. РСА будет сам выплачивать компенсации страхователям. Кстати, суммы, которые резервируются под возможные выплаты, отнюдь не маленькие, а исчисляются миллиардами рублей. Не стоит забывать и об издержках страховых компаний — то есть о расходах на ведение дел, в страховой отрасли заняты 300 тысяч сотрудников, которым нужно платить зарплату, оплачивать содержание офисов и так далее.

— То есть показатели «собрано» - «выплачено» сравнивать все же некорректно?

— Совершенно некорректно и экономически неоправданно. Коэффициент выплат всегда будет — и должен быть — ниже коэффициента убыточности. Например, вы застраховали ОСАГО, заплатили за полис сегодня, но страховые выплаты вы получите значительно позже, даже через три года после того, как прошло ДТП. Обращаться с дополнительными исками в суд можно сколько угодно раз. И эти «будущие» выплаты страховщик не может потратить, он должен держать их в резерве, поэтому такой большой массив денежных средств резервируется под будущие выплаты. Кажется, что он «лежит без дела», но это не так.

— А в целом, в каком состоянии сегодня находится рынок ОСАГО?

— Сегодня ситуация на рынке ОСАГО достаточно сложная. В ряде российских регионов убыточность этого бизнеса еще с 2013 года превышает 100%. ОСАГО сегодня нерентабельно почти в трети субъектов. Ни один бизнес не будет работать в невыгодных для себя условиях, поэтому до последнего времени страховщики (а речь идет, в первую очередь, о надежных компаниях) не стремились развивать свою активность в сегменте ОСАГО, предпочитая, напротив, постепенно сворачивать деятельность. В очевидном проигрыше в данном случае оказывались страхователи — они зачастую не могли рассчитывать, что в случае ДТП им полностью возместят ущерб. Причем речь идет не о полной, а о какой-либо компенсации вообще. То, о чем я уже говорил: стабильные компании, стремясь свернуть бизнес ввиду его нерентабельности, уступают место компаниям-однодневкам.

— Где же выход?

— Выход из ситуации мне видится, в основном, в повышении тарифа. Причем, по моему мнению, новый тариф должен «покрывать» не только увеличение лимитов как «по железу», так и троекратное «по жизни и здоровью», но и накопившуюся за 11 лет инфляцию (ведь тарифы на ОСАГО не пересматривались с 2003 года), удорожание запчастей в связи с девальвацией национальной валюты, утрату товарной стоимости и многое другое. Цифра в 50% кажется мне оптимальной.

— А как автовладельцы отнесутся к такому большому повышению, кто-нибудь спрашивал у них?

— Вы знаете, судя по результатам последних исследований, которые проводили ВЦИОМ, «Ромир», людей гораздо больше волнует объем и своевременность выплат, качество обслуживания, нежели сам тариф. Иными словами, люди предпочли бы заплатить чуть больше, но так, чтобы и выплата покрывала ремонт полностью. Пока такого нет. Буквально на днях ваше издание (журнал «За рулем») провело опрос на своем сайте: так, там более 70% автовладельцев высказались не против роста тарифа — если это обеспечит выплаты и будет привязано к инфляции. На данный момент средняя цена ОСАГО по стране составляет чуть более 3 тысяч рублей. 50% роста — это 1,5 тысячи рублей, пара полных баков бензина. На мой взгляд, для большинства автовладельцев заплатить эту сумму один раз в год не будет суперкритичным. Однако по разным причинам (в основном, политическим) тарифы не приводятся в соответствие с реалиями рынка. В итоге мы имеем то, что имеем.

— С вами согласны другие эксперты рынка?

— Многие эксперты признают, что действующие тарифы ОСАГО уже не отражают реальной ситуации. Кстати, это позиция и регулятора. Центробанк в начале марта объявил, что тариф должен быть повышен более чем на 30% уже в апреле 2015 года. Таким образом планируется компенсировать троекратное увеличение лимитов выплат «по жизни и здоровью», со 160 тыс. до 500 тыс. руб., назначенное на 1 апреля. Насколько мне известно, с подобной оценкой ЦБ согласились и эксперты ряда исследовательских центров, например рейтинговое агентство «Эксперт РА». Ранее Независимый актуарный информационно-аналитический центр, проведя масштабную оценку рынка, называл цифру в 56,7% (близко к моей собственной оценке). Но недавно они заявили, что с учетом девальвации тариф должен быть повышен на 100%. Есть и такие эксперты, которые считают, что если повышать тариф менее чем на 100%, то уже очень скоро придется повышать еще раз — к чему рынок не готов законодательно, а потребители — психологически. Поэтому звучащие цифры в 200–300% мне представляются завышенными. При этом все чаще раздаются призывы сделать тариф и вовсе свободным. На Западе, например, размер тарифа регулируют законы спроса и предложения, конкуренция между страховщиками — жесткая борьба за потребителя и позволяет обеспечивать максимально высокие лимиты выплат, такие, какие нам пока не снилось.

— Как же будет в действительности? Как вы считаете, какое решение примет Центробанк в итоге?

— Пока сказать трудно, сейчас все эксперты очень ждут этого решения, которое, безусловно, повлияет не только на состояние рынка автострахования, но и на многие процессы в стране. Не только на экономические, но и на социальные, а возможно, даже политические.

— Каким образом?

— Ряд исследований, которые проводились летом прошлого года, выявили, что трудности с ОСАГО (низкие лимиты выплат, недоступность в регионах) могут повлиять на настроения в стране, в том числе протестные, на электоральную активность автовладельцев — которые, вообще-то, составляют большую, мобильную и социально активную группу населения.

— Иными словами, от кризиса ничего хорошего рядовым автомобилистам ждать не приходится?

— Всегда стоит помнить: кризис — это не только вызовы, но и возможности. В предыдущий кризис 2008–2010 гг. рынок автострахования уже очистился от самых слабых игроков, консолидировался. И в этот раз, я думаю, произойдет нечто похожее. Я не исключаю, что игроков на рынке станет меньше. Не стоит переживать по этому поводу — уйдут неэффективные. Но мы должны быть готовы к тому, что денег на рынке, по крайней мере в ближайшее время, будет сильно меньше. Финансовый кризис (те же санкции) прежде всего бьет по финансовому сектору, страховщикам в том числе. Его последствия для страхового сектора в виде сокращения прибыльности и «сжатия» (причем, скорее всего, в первую очередь в сегменте ОСАГО) нам еще предстоит увидеть «во всей красе». Не стоит ожидать и существенного притока инвестиций в отрасль на фоне снижения инвестиционной привлекательности и ухудшения макроэкономической ситуации. Почти 80-процентная девальвация курса рубля привела к существенному удорожанию импорта. Учитывая тот факт, что на сегодняшний день доля импортных автомобилей в совокупном российском автопарке превышает 50%, возрастут затраты страховщиков, а также расходы автосервисов на запчасти. В этих условиях нынешний тариф, которого и сейчас уже недостаточно, будет неуместен. Причем в дальнейшем, если не предпринимать никаких решительных мер, ситуация может еще больше усугубиться. Страховщики объективно не смогут удовлетворять все запросы клиентов по возмещению. Последует недовольство страхователей, рост судебных исков. Как следствие — дополнительные расходы для страховщиков, дальнейшее снижение прибыльности и снижение доступности и качестве оказываемых услуг. В итоге — замкнутый круг.

— В чем же выход?

— Во-первых, в корректировке тарифа, о которой мы уже говорили выше. Во-вторых, многое сейчас будет зависеть от регулятора — именно к нему сейчас прикованы все взгляды. Наиболее правильным, на мой взгляд, стало бы дальнейшее «гибкое» регулирование Центробанком страхового рынка, а также развитие механизмов саморегуляции. Возможно, требуется меньший контроль в тарифообразовании. В-третьих: очень нужна саморегулируемая организация, СРО, которая взяла бы на себя часть функций государства (например, выявление недобросовестных компаний-страховщиков) и создавала бы фонд, способный поддержать отрасль и страховщиков в кризисные времена. Это помогло бы поддерживать рынок. СРО способствовала бы выстраиванию конструктивного диалога как между страховщиками и страхователями, так и между страховым сектором и государством.

Фото: Валерий Матыцин/ТАСС
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (21)

Самые новые