С колес — в небо

С колес — в небо

ПЕРВЫЙ ПОЛЕТ

Прыгаем в автомобиль — и через десять минут мы на аэродроме. Сюда со всех концов Великих Лук уже стягиваются машины с пилотами, наблюдателями, обслуживающим персоналом и просто любопытствующими. Исполненные значительности, прибывают автомобили с воздушными шарами, ведь здесь все сегодня крутится ради них и их хозяев… Причем машины самые разные — от народных «буханок» и «газелей» до франтоватых японских и американских вседорожников.

Пока техники готовят аэростаты, а пилоты проходят инструктаж и получают задания, потенциальные пассажиры пытаются напроситься в полет. Директор соревнований Валера Латыпов сегодня добрый (наконец-то летная погода установилась!) и всех без исключения счастливчиков, исхитрившихся оказаться на поле, распределяет по корзинам. Воистину, «кто рано встает, тому... тому и в полет», вот!

Сегодня пилотам предстоит выполнить три задачи: пролететь за отведенное время минимальное расстояние, потом сделать в воздухе крутой поворот на 90 градусов, а затем «промчаться» (средняя скорость 5–7 км/ч) еще несколько километров до выбранной цели. Сделать это непросто, ведь тепловой аэростат формально — неуправляемый летательный аппарат; пилот может лишь поднимать его или опускаться ниже в поисках попутного ветра…

Но это все теория. На практике же я с большим трудом забираюсь в плетеную открытую корзину размером метр на метр; кроме пилота Анатолия Щугорева, в ней как-то поместились еще его сын Коля, пилот-стажер и четыре немаленьких баллона с газом. Взлетели и довольно быстро поднимаемся вверх. Рядом потрескивает циферками какой-то прибор: ого, а высота, оказывается, уже больше 500 метров! Внизу медленно проплывают дома, петляет быстрая речка Ловать, а рядом повисли еще три десятка разноцветных шаров!

Хочется петь что-то про русское раздолье или просто кричать на всю Ивановскую, но помешаешь пилоту — выполнение каждой задачи он должен отметить маркером (бросить в условное место цветную ленту с грузиком). После приземления все ленты придется собрать, чтобы предъявить судье — наблюдателю. Для экипажа аэростата «Татнефть» я оказался не слишком счастливым талисманом — первый маркер угодил в болото, второй — в речку, а третий завис на верхушке высоченной сосны…

Два часа управляемого полета — и воздушный шар плавно приземляется в назначенном месте. Изумрудно-зеленое поле, если смотреть на него с высоты, расчерчено странными узорами, кругами и линиями. А вот вблизи оказывается, что после нескольких дней непрерывных дождей оно превратилось в сущее болото! Но мы мужественно выпрыгиваем в высокую мокрую траву и тащим подвисшую в воздухе корзину к краю поля — куда может проехать наша «Газель». Тем, у кого полноприводные машины, легче, но в этом сезоне и они, бывает, садятся на брюхо; чтобы их вытаскивать, в аэропорту под парами стоит гусеничный тягач…

Потом оболочку кладут на бок — она долго колышется, напоминая огромного дышащего кита, вдруг задумавшего вылезти на сушу. Еще полчаса — шар сложен по всем правилам науки и вместе с корзиной и прочим оборудованием занял свое место в кузове «Газели». А мы вместе с наблюдателем отправляемся на сбор маркеров. Первый в течение получаса пришлось сбивать с ветки палками, за вторым — нырять в холодную грязную речку (увы, его так и не нашли), а третий искали в болоте, перескакивая с кочки на кочку. Но все-таки команда уложилась в отведенное время (на поиски маркеров отводится пять часов), и даже осталось еще на обед и короткий сон. Ведь в семь вечера надо быть снова в аэропорту — всех собирают на брифинг перед вечерними полетами. На сон остается совсем мало — два-три часа, и снова в воздух… И так все десять дней, пока в Великих Луках проходит ежегодная международная встреча воздухоплавателей (она же — открытый российский чемпионат).

ДОРОГОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ

Между прочим, воздухоплавание сегодня — один из самых модных видов спорта во всех развитых странах. И при этом — массовый! В США, к примеру, зарегистрировано около 100 тысяч аэростатов, на соревнования собирается одновременно до 2 тысяч участников! (Можно только представить, какая это красота — одновременный старт такого множества шаров!) У нас на всю необъятную страну — 50 воздушных шаров и человек сто лицензированных пилотов. Почему так мало — долго объяснять не надо. Аэростат со всем необходимым оборудованием (корзина, газовая горелка с баллонами, система навигации и т.д.) стоит примерно 20 тыс. долл.. Для его перевозки надо, естественно, иметь подходящее транспортное средство. Многие компании, учитывая моду на воздухоплавание, предлагают специальные модификации автомобилей — с грузовым отсеком, двойной кабиной и полным приводом. Ведь шар может приземлиться где угодно (в наших условиях — норовит непременно в болоте). Мечта любого отечественного воздухоплавателя — свой пикап. Увы, и это удовольствие недешевое: на 30 участников в Великих Луках был один такой — «Додж Дакота» у московской команды «Ярило». Остальные приспосабливали все, чем богаты — от «просто джипов» до «Газели» с двойной пассажирской кабиной. Но в крайнем случае тот, кто сумел добраться до Великих Лук, мог в местном аэропорту арендовать для соревнований специально оборудованный «уазик-буханку».

В силу финансовых причин большая часть шаров принадлежит в России крупным компаниям, которые содержат команды в рекламных целях. Не менее сложно получить разрешение на полеты. К примеру, в тех же Великих Луках утренние полеты должны были обязательно заканчиваться к девяти часам — потом, может быть, над нефтепроводом начнет работать вертолет… А, может, и не начнет, но полеты шаров лучше запретить. И лицензию пилота получить непросто — в России это возможно только с 18 лет. А во многих странах возрастной ценз куда мягче, там летать можно уже в 14. Недоверие разных органов отражается и на количестве иностранцев: в Луках, к примеру, их было всего трое — американец, голландец и венгр.

Но несмотря на все проблемы и препоны, шары летают уже в Москве и Сыктывкаре, Перми и Пскове, Татарстане…

АЭРОНАВТАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ

Бывший военный летчик, а ныне энергетик из Альметьевска Анатолий Щугорев пытался сначала летать на спортивных самолетах, потом переключился на аэростат. Благо спонсор нашелся — компания «Татнефть». Правда, всех расходов по участию в соревнованиях она не покрывает (спасибо, хоть часть оплачивает!), приходится выкраивать из собственных средств, но небо того стоит…

А Виктор Горобец из Москвы, несмотря на возраст (ему немного за 50), — самый молодой по стажу пилот: меньше сотни часов налета. Как-то раз увидел полет воздушных шаров, сам поднялся в небо на аэростате — и все. Благо денег он уже успел заработать, поэтому решил — пора их тратить. Заказал воздушный шар, прошел семь кругов ада по его оформлению, окончил курсы подготовки — и теперь знай себе «оттопыривается по полной программе» (выражение самого пилота). У 20-летнего американца Ника Доннера таких проблем, видимо, не было — он уже налетал под тысячу часов, завоевал у себя на родине чемпионский титул да и разъезжает по соревнованиям! В Россию? Классно!..

Иностранцы в Великих Луках — редкие птицы. Но если уж залетают сюда, то прикипают душой. Бывший пилот «Люфтганзы», а ныне один из самых именитых в мире аэронавтов голландец Матайс де Брюин впервые попал сюда лет десять назад. Мудрому голландцу очень нравятся русские люди, их простота и скромность, женщины, одетые в юбки, а не джинсы…

— Однажды перед штабом соревнований пилот и спортивный наблюдатель (судья — И.М.) громко спорили, — вспоминает де Брюин. — Я заволновался и спросил, не должны ли мы вмешаться. Мой друг ответил: «Не беспокойтесь, они либо убьют друг друга, либо пойдут и выпьют водки. Последнее более вероятно». Он оказался прав…

…Я не знаю, придется ли мне еще раз когда-нибудь подняться в небо на воздушном шаре. Но даже смотреть на их полет с земли можно бесконечно. И — мечтать...

Автоновости на нашем канале в Яндекс.Дзен

Автоновости на нашем канале в  Яндекс Дзен

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые