Караванный синдром — журнал За рулем

Караванный синдром

КАРАВАННЫЙ СИНДРОМ

Какого черта нас занесло за полторы тысячи километров от домашнего уюта и всех благ цивилизации?

ЭЛИТАРНАЯ ТУСОВКА

Вряд ли в 1996 году кто-либо из журналистов «Мото», отправившихся в пробег по пустыне, мог предположить, что дело на годы обретет верных поклонников и последователей. Ведь настоящих пустынь у нас не стало — Каракумы и Кызылкумы теперь за границей, и попасть в них не проще, чем в Сахару. А «мотопутевка», скажем, в Тунис обойдется в 3–4 «штуки» евро.

Но есть еще одна пустыня на самом юге России, в Астраханской области. Имя ее — Прикаспийская низменность: 250 на 350 километров сплошных барханных песков. Они способны остудить самые горячие головы. Половина этих песков лежит на территории России, до ближайшей точки — всего полторы тысячи километров из Москвы. К тому же есть возможность разбить базовый лагерь на берегу полноводной и рыбоносной реки Большой Кигач, крайнего рукава Волги. Так Прикаспийская низменность стала своего рода учебным полигоном и в то же время местом ежегодных встреч «караванщиков». За 11 лет здесь побывали сотни авто- и мототуристов.

Уникальность «Караванов» в том, что это — единственная, по крайней мере на территории России, тусовка, главный элемент которой — реальный экшн по пескам. И самый уважаемый здесь не тот, кто выпьет больше пива, а кто дольше будет биться с пустыней и меньше торчать в базовом лагере.

ЛИХА БЕДА НАЧАЛО… 

Российские мотоциклы приказали долго жить, но древко «на лету» подхватили производители из Китая. Поэтому для путешествия мы выбрали три машины из Поднебесной. Самый пафосный квадроцикл рабочим объемом 500 см3 (у обычных «китайцев» он не превышает 250 «кубов»), к тому же с полным приводом, да еще и двухместный; эндуро тоже с необычно большой кубатурой 4-тактного мотора — 300 см3; 200-кубовый кроссовый, который за внешний вид нарекли «Коньком-Горбунком».

Не надо быть Пифагором, чтобы рассчитать: на 800 км «автономки» нужно везти, как минимум, по «двадцатке» бензина на каждый мотоцикл. А еще — провизия, спальные принадлежности... На этот раз образовалось три технички: «буханка», ГАЗ-69 и «Нива». Мотоциклистов набралось 15 человек, поэтому для мобильности разбились на две группы. Цель — пересечь пустыню и омочить колеса в далекой реке Урал. И, конечно, вернуться.

Поскольку большая часть маршрута пролегает по Казахстану, въезжаем через таможенный переход. Шутка ли — за пребывание в Казахстане без «бумаг» могут посадить на пять лет в тюрьму. Нашу малую группу с китайской техникой подзадержали — надеемся догнать основную команду на маршруте.

ПРОЩАНИЕ С ОБЫДЕННОСТЬЮ

Сворачиваем влево — в пески. У железнодорожного переезда последний кусок твердой дороги — истертые временем бетонные плиты. Больше дорог на нашем почти тысячекилометровом маршруте не предвидится — теперь только вперед!

Чтобы не плутать зигзагами, решаем держаться верного ориентира — насыпи нефтепровода. Движемся по километровым картам Генерального штаба 1954 года, скачанным из интернета. Других нет, да с тех пор, кстати, мало что изменилось... Нет на картах ракетного полигона «Ашулук» и ядерного «Азгир», возникших в 60-х годах ХХ века. Но мы за предыдущие «Караваны» изучили их вдоль и поперек.

Трасса нефтепровода пересекает «Казанку» — старую караванную дорогу, которой прошла не одна тысяча верблюдов. Ярко выраженная полоса, шириной метров 10–15, провалилась ниже уровня окружающего рельефа на 2–3 метра. Накатанная автомобильная колея занимает лишь третью часть старой верблюжьей дороги. В наше время здесь ездят мало, предпочитая объезжать пустыню по ее периметру, где асфальтированная трасса. Здесь же можно встретить лишь «уазики» местных жителей да редкие машины контрабандистов, везущие в обход таможни фрукты из Средней Азии и дешевые китайские товары. Дорога невольно пробуждает в каждом водителе гонщика: плотные и ровные участки длиной метров по двести-триста, на которых удается как следует разогнаться, чередуются с песчаными трамплинами. Адреналин буквально капает из ушей!

Горы песка и утлые, наполовину занесенные песком дома — бывший поселок Приозерный: семьи чабанов недавно выселили, причем против их воли. «Казанка» уходит на север по приграничной российской территории, мы же сворачиваем на восток — в Казахстан. Здесь угадать границу можно только по GPS-навигатору и карте.

СКУЧНО ЖИТЬ НЕ ЗАПРЕТИШЬ

Чем дальше на север, тем чаще видим обломки ракет и самолетов. Эту часть полигона окрестили «Ракетной долиной» — сюда чаще всего падают сбитые на учениях ракеты. Недалеко в пустыне ракетный полигон, который обозначен на карте как овцетоварная ферма. С одного места запускают самолет-мишень, с другого — ракету-перехватчик. Как рассказали пастухи, испытания происходят каждый четверг. Раньше людей на этот день эвакуировали — сейчас на это нет денег.

Еще совсем недавно каждая чабанская стоянка изобиловала мотоциклами — все мужчины ездили не хуже заправских гонщиков. Сейчас исправных аппаратов не встретишь, но при виде мотоциклов в глазах появляется блеск: «Дайте прокатиться!». Мы не отказываем. Китайская техника нравится, главным образом, из-за цены: ее тут же предлагают поменять на… верблюда.

В пустыне — естественные ценности, а самая большая из них — вода. На каждой стоянке минимум два колодца — один с водой «технической» (она немного соленая), ею поят животных, и другой — с питьевой для людей.

ПУСТЫННЫЙ СЮРРЕАЛИЗМ

Выскакиваем к старой стоянке у шести колодцев Бияштерек, путь к которой знает каждый казах в пустыне. Все вокруг смахивает на декорации к фантастическому фильму: крыши загонов для овец сделаны из самолетных крыльев, душ — из топливных баков, поилки для скота — из футляров от ракет, а стоят они на ракетах типа «воздух-земля». В качестве столбов загона для скота использованы корпуса ракет. Около сараюшек самого плачевного вида — горы цветного металла. Если в городах Центральной России взламывают дачные домики, чтобы вынести алюминиевые ложки и вилки, то здесь курочат остатки ракет: извлекают радиодетали с золотом, платиной, на худой конец — с серебром.

Вдалеке, словно мираж, показался бархан Кюгат — песчаный исполин размером с пятиэтажный дом. Тут уж каждый остался наедине со своей ручкой газа.

ЗАНАВЕС

Бензина уже катастрофически не хватает — даже по астрономической цене его не найти. Настроение у всех подавленное: топлива хватит, только если ехать прямиком к базовому лагерю. Выходит, смыть пыль в реке Урал нам не суждено — пусть это удастся следующему «Каравану».

Выезжаем на накатанную трассу, соединяющую село Ганюшкино, что на автодороге

Е-40 Астрахань-Атырау, с приграничным селом Балкудук. Отличают эту магистраль от грунтовой дороги только ширина и редкие километровые столбы. За полдня нам встретилась лишь группа казахов на двух «уазиках» и колонна из трех новеньких «ленд-крузеров». Неужто контрабандисты?

Еще один казахский поселок на древнем караванном пути — Карагайлы. Поселок — это громко сказано, один капитальный дом и несколько соломенно-глиняных хибар, разбросанных на удалении. Ночуем неподалеку. Пожилая казашка угощает чалом — кислым верблюжьим молоком. Это наша последняя ночевка — бензин почти кончился, продукты на исходе. Неожиданная сложность трассы сократила маршрут, однако впечатлений — более чем достаточно. А что наши «китайцы»? Они хотя и вызывали нарекания на свои жесткие и короткоходные подвески, тем не менее позволили нам «оторваться по полной программе» на песках, увидеть суровый и малопонятный городскому человеку мир пустыни.

Итак, очередной «Караван» завершен. Мы стерли белое пятно на карте, получили представление, на что годится техника и мы сами. Провели шесть дней вдали от привычного мира и окунулись в мир вечных ценностей. Где над тобой — только небо, под ногами — песок, а рядом — крепкие руки таких же, как ты. Мы дышим воздухом свободы, скорости, риска, любви к приключениям. В этом, наверное, и проявляется караванный синдром.

ЖУРНАЛУ «МОТО» — 15 ЛЕТ! «ЗАРУЛЕВЦЫ» ИСКРЕННЕ ПОЗДРАВЛЯЮТ СВОИХ

ДРУЗЕЙ И КОЛЛЕГ С СОЛИДНОЙ ДЛЯ МОЛОДОГО ИЗДАНИЯ ДАТОЙ! А В ПОДАРОК — САМОЕ ДОРОГОЕ, ЧТО У НАС ЕСТЬ — НАШИ ЖУРНАЛЬНЫЕ ПОЛОСЫ…

ОЦЕНИТЕ, КАК УМЕЮТ ПИСАТЬ И СНИМАТЬ «МОТОВЦЫ».

ПУТЕШЕСТВЕННИКУ НА ЗАМЕТКУ

Единственная «серьезная» пустыня в России — пески Прикаспийской низменности. Большая ее часть лежит на территории Казахстана. Въезжать в эту страну можно без визы, с российским паспортом, но при въезде следует пройти таможенный и пограничный контроль. Если планируется заезд в Казахстан, рубли стоит обменять заранее в обменных пунктах в Астрахани, Харабали или Красном Яре.

Для отдыха не стоит забираться в пески — лучше всего разбить лагерь на берегу одного из многочисленных рукавов нижнего течения Волги. Обстановка в Нижнем Поволжье — спокойная, явного криминала нет, но лучше не распивать с местными и не лезть на рожон. Пустынные экстремалы должны запастись подробными картами, прибором космической навигации (GPS) или, на худой конец, компасом, а также достаточным запасом воды, провизии и бензина. Запас воды можно пополнить на стоянках пастухов (они располагаются в песках в среднем через каждые 30–50 км), у них же в крайнем случае разжиться молоком и лепешками. А вот горючего здесь не найти, как и не на кого надеяться, если понадобится помощь в ремонте или эвакуации техники. Так что лучше ехать подготовленной группой в сопровождении машины-технички повышенной проходимости.

Путешествовать по пустыне можно с конца апреля и до конца сентября, благоприятное время — с середины августа до начала сентября, когда в дельте Волги созревают овощи и фрукты, гарантирована теплая (но не такая жаркая, как в середине лета) погода, а самое главное — исчезают комары и мошка, меньше змей и прочих ползающих гадов.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые