Парк ЗР

Датсун из нашего парка, страдавший от проблем с автоматической коробкой, вылечился и снова в строю.
Мой предыдущий рассказ о Рапиде был опубликован осенью (ЗР, 2016, № 11) и касался, в основном, его эксплуатации в теплое время года. На этот раз поговорим о том, как наш Rapid пережил первую в своей жизни зиму. Причем зиму по-настоящему российскую, суровую, ведь, несмотря на умеренный московский климат, несколько раз приходилось заводить мотор при —25°C.
По итогам зимы оцениваем, насколько хорошо Датсун подготовлен к холодам и как быстро в нем можно согреться.
В прошлом отчете я рассказывал о том, что 1,8‑литровый двигатель очень плохо переваривает 92‑й бензин: теряет в динамике и напрягает детонационными стуками. С окончательным переходом на АИ‑95 неминуемо выросла и стоимость километра пробега.
Ура, заработала! Так искренне радоваться могут только дети. Ну и я. Потому что перед этим почти год обивал пороги дилерских сервисов в попытках победить загадочную неисправность, которая мучила редакционный Chevrolet Aveo.
Мой предыдущий отчет о редакционной Весте (ЗР, 2016, № 7) получился чересчур мрачным. Машина подкидывала сюрпризы и задачки в среднем раз в месяц, чем портила в целом весьма позитивное впечатление о ней. Увы, за второе полугодие совместной жизни количество шероховатостей в наших отношениях не уменьшилось.
К 30-тысячному пробегу у Весты накопилось несколько вопросов к мастеру по гарантии. Пока решены не все.
Имя моего редакционного автомобиля (равно как и название химического элемента кобальт) происходит от немецкого Kobold, что переводится как «домовой». Это мифическое существо охраняет обитателей от всяческих невзгод и помогает поддерживать в порядке быт. И мой Cobalt очень похож на домового.
За отчетный период мы с Ситроеном одолели еще 12 000 км, всласть натыркались по московским пробкам, немного проветрились в командировке. А летом произошло эпохальное событие — кончился гарантийный срок. Автомобиль к этому моменту прошел 60 000 км. Последнее ТО делали уже самостоятельно, потратив лишь 4080 рублей на расходники — масло и фильтры.
Одометр редакционной Весты намотал без малого 30 000 км, и мы отогнали машину к дилеру для проведения планового технического обслуживания.
В нашей редакции лифтбек Skoda Rapid в особой комплектации Hockey Edition появился в середине июля, а в первых числах октября уже отправился на первое ТО. О его результатах чуть позже. А пока расскажу о том, что пережил Rapid за эти месяцы и какие сформировал впечатления.
Всегда грустно, когда какой-то из автомобилей покидает наш автопарк. Особенно грустно, если это хороший автомобиль. Но — надо подводить итоги.
Как трудно в автомобиле яркому дизайну ужиться с практичностью и функциональностью. Первые впечатления от нового компактного кроссовера, который появился в нашем редакционном парке.
Вы будете смеяться, но Веста продолжает досаждать проблемами с роботизированной коробкой передач. Что на сей раз пошло не так?
Первые десять тысяч километров редакционная Lada XRAY с 1,8-литровым мотором разменяла без серьезных проблем. Негативные эмоции вызывала разве что роботизированная коробка передач. Но… стоило цифрам на одометре выстроиться в пятизначное число, XRAY неожиданно разродился неприятным сюрпризом.
О жизни редакционного Датсуна мы повествовали менее полугода назад (ЗР, 2016, № 6). С тех пор он не прошел и десяти тысяч километров, но весомый повод вернуться к разговору нашелся.
По уровню оснащения наш XRAY в комплектации Top Prestige даст прикурить большинству иномарок — соседей по ценовому сегменту. Эх, если бы не одно «но»...

Страницы

← предыдущаяследующая →

123