Оскар Ахмедов: меньше думать о русской специфике! — журнал За рулем

Оскар Ахмедов: меньше думать о русской специфике!

Оскар Ахмедов: меньше думать о русской специфике!

Оскар АХМЕДОВ

Родился в 1968 году в Санкт-Петербурге. Учился в Государственном морском университете, получил высшее образование на факультете экономики Государственного политехнического университета в Ганновере. В 1998 году пришел в компанию «Ауди», в отдел продаж по странам Восточной Европы. В том же году назначен руководителем марки «Ауди» в российском представительстве концерна «Фольксваген», с 2001-го возглавлял представительство «Ауди», с 2003-го — вновь созданное подразделение Audi of Russia компании «Фольксваген Груп Рус». С 1 июля 2006 года назначен генеральным директором «Фольксваген Груп Рус».

Он один из немногих топ-менеджеров автомобильных представительств с российским гражданством. Он восемь лет руководил здесь маркой «Ауди» и увеличил продажи в сто раз. Он с 1 июля возглавил компанию-импортер «Фольксваген Груп Рус». Мы беседуем с Оскаром Ахмедовым на третий день после назначения на новую должность.

О КОНЦЕРНЕ

— Новое назначение — это заметный шаг вверх или, скорее, «вбок»?

— Конечно, вверх, потому что подразумевает ответственность за весь бизнес «Фольксвагена» в России — в том, что связано с дистрибуцией (распространением товара — А.Ч.) и продажами. У концерна существуют две дочерние компании в России: импортер «Фольксваген Груп Рус», генеральным директором которого я назначен, и недавно образованная «Фольксваген Рус». Это независимая производственная компания, созданная для наладки и пуска производства в Калуге. Мы, безусловно, взаимодействуем. Как импортеру нам нужно планировать инфраструктуру практически заново, подготовить дилерскую сеть к новым объемам: мощность будущего автосборочного производства — 115 тыс. машин в год.

— При подготовке проекта завода учитывалось мнение российского представительства?

— Безусловно. Первый импульс дают подразделения импортера, отвечающие за конкретные марки, в данном случае — «Фольксваген» и «Шкода». Вообще, марки, которые входят в концерн, ведут абсолютно самостоятельный бизнес и полностью отвечают как за стратегию, так и тактику своего продвижения на российском рынке. Кроме того, у импортера есть отделы, которые обеспечивают жизнедеятельность компании. Это финансовые услуги, бухгалтерия, контроль, логистика, правовая поддержка, технические вопросы, единые для всех марок — сертификация, например. Импортер — это административная надстройка, поставщик услуг для всех марок.

— А если представить себе такую ситуацию: поссорились две марки на российском рынке, «Шкода» и «Фольксваген». Вы будете разрешать конфликт, как представитель концерна?

— Конечно, на практике такая ситуация невозможна. Если ее теоретически предположить — то да, я буду в этом участвовать. Тут надо понимать структуру всего концерна. Ведь административная надстройка существует и в штаб-квартире в Германии. И если говорить о модельной политике, то функция собственно концерна — недопущение прямой конкуренции между марками и потери прибыли. Одна из наших первоочередных задач — воспроизвести здесь идеальную структуру концерна, с таким же взаимодействием составляющих частей, как в Германии.

ОБ АВТОМОБИЛЕ

— Внутри концерна существует иерархия машин, распределение — кто на чем должен ездить?

— Руководитель марки — ее полномочный представитель и должен использовать соответствующий автомобиль. Раньше, будучи главой Audi of Russia, я ездил на А8, потом получил в распоряжение «Audi Q7» из маркетингового парка — мне очень понравилось, хотя ощущения несколько необычные, ведь у «Ауди» это первый внедорожник.

— А сейчас, на новой должности, у вас тоже есть некий выбор? Не придется пересесть на «Фольксваген»?

— Я уже выбрал «Audi S8». Второй машиной будет «Туарег». Мне очень нравится этот автомобиль… просто раньше не мог в этом признаться.

— Это несомненный плюс новой должности? Можно спокойно признаться в любви и к «Фольксвагену», и к «Шкоде»?

— Могу сказать, что первым автомобилем моей жены была «Шкода Фабия», замечательная машина.

— Ваше обычное место в автомобиле?

— За рулем. Очень люблю сам водить. Но в будни пользуюсь услугами водителя, чтобы освободить время.

— Пристегиваетесь?

— Да, всегда.

ОБ «АУДИ»

— Вам не жалко было покидать пост главы Audi of Russia?

— Жалко! Восемь лет я был руководителем марки… Хотя в 98-м руководить особо было нечем — начинали с нуля. Я пришел в Ингольштадт сразу после университета, и для меня все, чему я научился в профессиональном плане, связано с «Ауди».

— Ваше главное достижение на посту главы российского подразделения «Ауди»?

— Удалось создать команду, в которой каждый досконально знает свое направление. Это лучшие люди на рынке! Считаю, что качества руководителя вообще измеряются умением создать команду. Кстати, именно этим я хотел бы когда-нибудь подытожить работу на нынешнем посту.

— Вы откроете своему преемнику какой-нибудь секрет российского рынка?

— Хорошо знаю г-на Браунера, а он хорошо знает российский рынок. Думаю, очень правильно, что сейчас меняется руководитель. За несколько лет, как говорится, глаз уже замыливается. Не хочу давать советы, чтобы г-н Браунер не начал делать вещи, которые делал я. Как раз преимущество нового руководителя в том, что он видит все по-новому, дает новый импульс развитию марки.

— Вы себя считаете успешным руководителем?

— Откровенно — да.

О РОССИЙСКОЙ СПЕЦИФИКЕ

— Вы один из немногих руководителей иностранных представительств с «неиностранной» фамилией и российским гражданством. Это помогает?

— В концерне работают люди самых разных национальностей. Я никогда не ощущал какого-то особого к себе отношения. Я уверен, что это абсолютно логично — ключевые позиции в американских, немецких, британских компаниях в России будут занимать наши граждане. Потому что это общемировая практика. В Англии — британцы, во Франции — французы. А у нас почему нет? В подразделении Audi of Russia сегодня 33 сотрудника — все россияне. От этого мы не стали работать хуже!

— То есть иностранный менеджер — явление временное?

— Менеджер должен понимать бизнес-процессы и традиции компании, а получить эти знания проще всего в штаб-квартире, чтобы быть проводником ее культуры. Особенно когда компания строится.

— А как же российская специфика?

— Знаете, я бы не сказал, что у России какая-то своя специфика. Даже если она есть, надо как можно меньше о ней думать. Не нужно изобретать велосипед! Есть опыт наших коллег, полученный в свое время на разных рынках. Может, просто изучить инструменты, которыми там пользовались, и понять, какой из них здесь и сейчас можно применить? Мы, когда начинали, часто слышали: «Нет, это в России не будет работать, здесь все по-другому». А что по-другому? Все наши особые условия повторяют те или иные стадии развития того же американского или немецкого рынка.

Но самое главное — нужно смотреть в российское будущее на пять, на десять лет вперед — чтобы увидеть, когда достигнем уровня нынешней Германии или Франции…

Интервью подготовил Антон Чуйкин. Фото: Александр Батыру

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые
Загрузка...