Глава АВТОВАЗа: пассажиры, сядьте и смотрите! — журнал За рулем

Глава АВТОВАЗа: пассажиры, сядьте и смотрите!

Прощаясь, Игорь Комаров пошутил: «Даже не знаю, как теперь без вас, — я привык». И то правда, ведь мы провели с президентом АВТОВАЗа июльские сутки практически неразлучно…

Игорь Анатольевич Комаров

Игорь Анатольевич КомаровИгорь Анатольевич Комаров
Игорь Анатольевич Комаров

24 июля, вторник, 12:00–13:00.

Линия В0, совещание по качеству

«Бэ-ноль» — это платформа «Логана», то есть речь о самой новой линии завода, на которой сейчас собирают «Ларгус».

Сегодня говорят о трех уже побежденных единичных дефектах, французы (на линии ВО много специалистов, прибывших с «Рено») докладывают: здесь подвинули электрод, там внесли изменения в технологическую карту. Комаров, не дожидаясь переводчика, уточняет по-английски: «То есть он должен услышать два щелчка?» — «Скорее, почувствовать две фиксации, поскольку в цехе шумно». — «Понятно, дальше», — не дает уйти в рассуждения президент. Эту фразу мы услышим еще неоднократно.

— Неполадок немного, — доволен Комаров. — А главное — они почти все единичные и несерьезные. Без дефектов не обходится ни один старт производства — нигде в мире.

Теперь быстро в президентскую «Приору» — и на покраску ВО: линию сейчас отлаживают, потому здесь одно из самых важных мест на заводе. Первые «ларгусы» красят в цехе «Калины» и «Гранты», поневоле сдерживая их производство… Комаров предельно конкретен: «В чем проблемы? Нужна ли моя помощь? Если что-то сдерживает, требуются люди — сразу обращайтесь». Сроки выхода на плановый объем «Ларгуса» и  дату запуска «Ниссана» президент намерен выдержать; сейчас, когда вы читаете этот материал, они уже совсем близко.

2

2

14:15–15:00.

Разговор о стратегии развития

За большим столом в кабинете главы АВТОВАЗа — директор по стратегическому управлению Ирина Баклашова, директор по внешним связям Игорь Буренков и автор этих строк. Комаров просматривает презентацию.

На графике запусков президент задерживается. Рестайлинг «Калины», универсал «Гранта», проект «4×4», «Лада В» и «Лада С»… Здесь видны все пункты стратегии развития: укрепить позиции лидера, подтвердить конкурентоспособность, выйти в новые сегменты.

4

4

— Двенадцать запусков за пять лет, и это только по марке «Лада», без «Ниссана», «Рено» и моторов. Речь о двигателях Н4, там новое алюминиевое литье…

— Это по лицензии «Рено»?

— Да. Семейство от 1,2 до 1,8 л. У нас останутся нынешние шестнадцатиклапанные, будет наш 1,8 л. А мотор Н4 — примерно для 500 тысяч автомобилей ежегодно, причем какая-то часть выпуска пойдет на «Автофрамос» и, возможно, на питерский завод «Ниссан». Кстати, всего на АВТОВАЗе, на двух собственных площадках в Тольятти и Ижевске, мы будем делать 1,4–1,5 млн. автомобилей.

— Трех марок?

— Да. «Лад» из них около 900 тысяч.

— А сроки?

— 2017 год.

Тут лицо у меня, видимо, несколько переменилось, и Комаров читает на нем: «Охренеть, да?». Кстати, это самое крепкое слово, что мы услышали от президента за сутки.

15:00–16:00.

Согласительная комиссия

5

5

Это встреча работодателя и работника, чтобы решить текущие вопросы. В зале человек пятьдесят: представители трудовых коллективов, профсоюз, руководство АВТОВАЗа. Сначала всё гладко: профсоюз просит увеличить количество машин, выделяемых заводчанам в этом году, до 6,5 тысячи. Принимается.

Затем главный вопрос: в 2011-м по результатам первого полугодия сотрудники получили премиальные, — будут ли дополнительные выплаты теперь, в 2012-м? Тем более что заметно подорожали услуги ЖКХ…

Комаров берет слово:

— Как вы знаете, в этом году у нас два важных события — старт продаж «Гранты», запуск «Ларгуса». Итоги первого полугодия пока официально не утверждены, но цифра есть — 469 млн. рублей убытков. Это первые убытки за последние два-два с половиной года. Их планировали, поскольку и мы, и наши партнеры прекрасно знаем, что запуск новой модели всегда сопряжен с серьезными затратами.

В этой связи опрометчиво и недальновидно обещать премию. Последние два заседания правления мы посвятили этому вопросу: как выйти на прибыль и  сохранить возможность повышения зарплаты? Сейчас я прошу два месяца, чтобы провести все необходимые мероприятия и выделить нужную сумму.

Глава профкома Николай Карагин:

— Конечно, мы не можем не учитывать финансово-экономическое положение. Поработаем с коллективом, готовы отложить решение на два месяца. Но есть еще вопрос о деньгах. В июне-июле были жаркие дни, когда температура на рабочих местах превышала норму. Может, найдем вариант поощрения людей?

Комаров:

— Два года назад, в сильную жару, мы договорились, что надо премировать автовазовцев, которые обеспечили работу завода в экстремальных условиях. Готовьте документ — в течение суток получите резолюцию.

Я видел, как Комаров переживает, отложив полугодовые премии. Вот его слова: «Считаю, что приятные новости за нас всегда объявят. А если неприятные — должен прийти сам руководитель, потеть и краснеть».

6

6

16:00–17:00.

Выезд на КПП

Вице-президент по безопасности и режиму Павел Жукалин показывает рентген-установку на одном из пропускных пунктов. Комаров смотрит на экран с полупрозрачным грузовиком. «Ну, на что здесь обратите внимание?» — спрашивает девушку-оператора. Вот круглые какие-то устройства в дверях, а эти черные прямоугольники — аккумуляторы. «Так в них, — встреваю, — и надо добро вывозить!» Тут Комаров метнул на меня взгляд, пойманный фотографом. Хорошо, не выгнал.

3

3

А Жукалин позже показал мне коллекцию фото — что и как тащат с завода. Бутафорские аккумуляторы там уже были… Служба безопасности работает активно — случаи хищений сократились в разы.

Кстати, президентскую «Приору Премьер» на проходных останавливают так же, как и остальные машины. Досмотра, конечно, нет, но пропуск водитель показывает.

19:30–20:00.

За рулем

Сегодня, признается президент, легкий день — полвосьмого, а он уже едет домой. Обычно на работе до десяти-одиннадцати вечера… Комаров довольно лихо ведет «Гранту» с автоматом по улицам Тольятти, так что на любимый вопрос журналистов: «Какой у вас автомобиль?» — ответ уже частично получен.

— У вас, знаю, еще «Ниссан GT-R» есть. Где катаетесь?

— В Москве. А в Тольятти — «Гранта» спортивная, на базе кубковой сделана, с 200-сильным мотором. Думаем выпускать мелкой серией. Обычно я или на ней, или на «Ларгусе» на работу езжу. Если предстоят деловые встречи извне — за руль не сажусь, чтобы не суетиться в поисках парковки.

20:00–21:00.

Футбол

Раз в неделю Комаров старается играть в футбол; правда, не всегда хватает времени. На работе коллеги, на поле соперники: французы отчаянно бьются с русскими, директора с вице-президентами, технари с экономистами.

— В футболе ваша команда победила. А еще какой спорт уважаете?

— Лыжи. Ски-туринг — видели, наверное, как на специальных лыжах народ в гору поднимается? В Тольятти часто встаю на беговые лыжи, здесь их любят. А футболом я в детстве серьезно занимался и одно время за юношей ЦСКА играл.

— Что насчет «Лады» в автоспорте?

— На следующий год возвращаемся в Мировую серию WTCC. Кубок «Гранты», конечно, поддерживаем. Сейчас обсуждаем с ЛУКОЙЛом проект совместной команды.

7

7

21:00–23:00.

Разговор по душам

В доме Комарова сейчас тихо, дети должны приехать только на следующей неделе. Мы напросились на продолжение интервью в этом, как утверждает «Википедия», приобретенном Комаровым комплексе недвижимости, включающем в себя яхт-клуб, собственный пляж и трехэтажный особняк.

Любопытно, что факт покупки дома заводчане восприняли положительно и вместо того, чтобы обсуждать его цену, сделали верный вывод: значит, останется, — не на короткое время приехал, а для долгой и серьезной работы. Прошлись по участку: залив, мостки, водные мотоциклы наличествуют. В доме, правда, два этажа.

— А где же яхт-клуб?

— Все это строили десять лет назад. Да, когда-то здесь была база водных видов спорта, предприятие, которое владело всем комплексом: бухточкой, эллингом, яхтами.

— Вы говорили, что на прежних местах получали больше...

— Это правда.

 — То есть автомобиль для вас нечто такое, над чем стоит работать и за меньшие деньги?

— В том числе. Я работал в банках, в сырьевом бизнесе: компания показывала 5–6 млрд. долларов чистой прибыли после уплаты налогов — это другое измерение (потому и могу позволить себе такой дом — заработал достаточно). И понимание жизни, конечно. АВТОВАЗ — это вызов, как теперь говорят. И я судьбе за него благодарен.

— Вы можете вспомнить, как прозвучало предложение насчет АВТОВАЗа? Ведь это было ровно три года назад…

— Да, кстати! Я работал в «Ростехнологиях», занимался другими проектами, которые касались горной, металлургической темы. А коллеги вели АВТОВАЗ — такой проблемный актив: завод находился в тяжелом состоянии. И однажды — фактически на слабó — Игорь Завьялов, замдиректора ГК «Ростехнологии», предложил помочь сделать антикризисную программу АВТОВАЗа. Договорились, что это проект на шесть-восемь месяцев, итог которого — утвержденная программа реструктуризации.

— С тех пор эти «шесть-восемь месяцев» всё длятся?

— Буквально за месяц мы разработали программу и в июне 2009-го представили на совет директоров, который проходил в Париже (альянсу «Рено-Ниссан» уже принадлежало 25% акций АВТОВАЗа. — А.Ч.). Она предполагала радикальные меры по изменению численности, по долгам, по социалке… И к августу Сергей Викторович (Чемезов, генеральный директор «Ростехнологий». — А.Ч.) сказал: надо, мол, ее тебе самому и выполнять.

— Значит, из Парижа вы вернулись на коне?

— Там вопрос стоял так: лишь бы нашелся человек, который возьмется отвечать за все это. Мы прямо выложили: по году ожидаем больше 20 млрд. убытков. Машин на складах на четыре-пять месяцев вперед, а мы всё производим. Чтобы заработать, нужно остановиться на два месяца и распродавать автомобили. Социальные программы сжать: мы отдаем 9 млрд., хотя сами в убытке. Персонал сократить на 30%, или 30 тысяч человек!

Когда я всё это сказал, повисла тишина. Гробовая. Потом Гон (президент альянса «Рено-Ниссан». — А.Ч.) сказал: «Я вас поздравляю». «С чем?» — спрашиваю. «Стало понятно, где и насколько глубоко мы находимся, и ясно, в каком направлении выходить».

Мне акционер один в шутку сказал: если, мол, сократишь 30 тысяч человек и реструктурируешь долги, памятник тебе поставим напротив Христа-Спасителя. Даже на коне можем. Одна проблема — он будет без головы…

— Действительно, как вам это удалось?

— Главное — стали честно обсуждать ситуацию с коллективом. Рабочим объяснили: продажи упали, численность персонала избыточная, половину времени мы не работаем, а стоим. Нужно или сокращаться, или не оплачивать вынужденный простой — нечем просто. Надо писать заявления, что вы готовы не получать деньги... Из 102 тысяч только 27 человек не подписали бумаги! Тогда и стало ясно: люди верят, с таким коллективом мы добьемся многого.

Снижение численности: 15 тысяч — это люди пенсионного и предпенсионного возраста, наименее защищенные. Им предложили уйти с выплатой корпоративной пенсии, а это большие суммы — и по 100, и по 200 тысяч. Для остальных семи тысяч человек организовали два дочерних предприятия, которые стали заниматься подготовкой и модернизацией производств, ремонтами. Конечно, изучали зарубежный опыт — что людям предложить, куда перевести, как выплачивать? Огромную помощь оказали правительство РФ и «Ростехнологии».

— Это, видимо, самый тяжелый период за три года?

— Нас «полоскали» тогда все. Уверяли, что ничего не получится, что АВТОВАЗ обанкротится. Мы стали объяснять, представлять программу. Качество? Все понятно, надо улучшать. Кстати, за два года количество дефектов у поставщиков уменьшили в десять раз. Более чем втрое снизили собственные дефекты. АВТОВАЗ недоинвестировали 20 лет. Модели не обновляли. Мы делаем и это (конкретные дела теперь-то видны, не так ли?). Не верите? Тогда, пассажиры, сядьте и смотрите!..

Разные были моменты — эмоциональные, тяжелые дни, но какой-то конкретный самый черный назвать не смогу.

— Может быть, пуск «Гранты», когда она у премьера не завелась?

— Да нет, Владимир Владимирович сам же все и объяснил вашим коллегам: у меня, говорит, «Нива», я привык педалью покачать, а здесь не надо! Наоборот, это очень позитивный момент, я сам из такой ситуации не выбрался бы, не отмылся. Нам потом звонили с «Эха Москвы», спрашивали, как это мы такой хороший пиар-ход придумали.

— А самый светлый день за три года?

— Тоже пуск «Гранты», наверное. Риски большие, сроки кратчайшие, работа с поставщиками сложная, но это машина, сделанная по новым стандартам. Первая машина после кризиса, и моя первая.

25 июля, 10:30–11:30.

Самолет Тольятти — Ижевск

8

8

Сегодня в столице Удмуртии начинают собирать «Гранту». Ижевский автозавод — собственность АВТОВАЗа, и туда отправляется целая делегация из Тольятти.

— Часто летаете?

— Мой рекорд — 11 перелетов за неделю. Казахстан, Ижевск, Украина, Москва.

— Где сейчас проводите больше времени — на заводе или в Москве?

— В основном в Тольятти. Первый год очень много вопросов решалось в правительстве и с акционерами, поэтому часто в Москву летал. Сейчас больше всего волнует запуск новых моделей, модернизация производства, — в Москве бываю раз в неделю, не чаще.

9

9

— Сегодня, очевидно, попрощаемся с «классикой»?

— На АВТОВАЗе мы это сделали год назад, а в Ижевске пока сохранятся небольшие объемы «четверки» (полторы-две тысячи машин в месяц) и фургонов «Иж» (штук триста-четыреста). Это грань окупаемости и эффективности. Так что до конца года, скорее всего, закончим производить «классику» и здесь.

— То есть в дальнейшем Ижевск ограничится одной моделью?

— На каком-то этапе — да. Начинаем с седана «Гранта», в 2014‑м поставим на конвейер хэтчбек, который только там и будем делать. Вообще, за техническую сторону ижевского проекта отвечают специалисты «Ниссана», так что перспективы там большие.

— Кстати, об альянсе: он получит половину акций АВТОВАЗа?

— Пятьдесят процентов плюс одну акцию. Сделка будет заключена в 2014 году. Это необходимое условие дальнейшего развития

— А у АВТОВАЗа будут акции «Рено-Ниссан?»

— Не обязательно обмениваться акциями, чтобы входить в альянс. Кто главный, а кто контролируемая компания — несколько иная сторона дела. Вопрос о центре капитализации и собственности для меня вторичен по отношению к единой маркетинговой и технологической политике. Чем проще и яснее структура, тем проще и яснее ответственность.

12:00–13:00.

Ижевский автозавод

За пять месяцев здесь построена линия сварки «Гранты». А всего от приказа № 741 по организации производства прошло 300 дней (заимствую словцо — охренеть!). Ижевский старт решит вопрос с дефицитом «Гранты». Сохранит работников в Удмуртии. Заложит перспективу на сотрудничество с альянсом. В 2012-м здесь сделают примерно 50 тысяч машин, из них больше половины — на новой линии «Гранты». А впереди-то мощности на 220 тысяч! Начало большого дела, о котором говорил Комаров, перерезая ленточку вместе с президентом Республики Удмуртия Александром Волковым и гендиректором Ижевского автозавода Алексеем Алексеевым:

— Самый тяжелый период у любого завода — выход из кризиса, организация трудоспособного коллектива. Ижевск вместе с АВТОВАЗом делает реальные машины для реальной жизни. Это — философия бренда «Лада». Вместе нам предстоят большие проекты. Успехов, твердости, уверенности, что мы стоим на правильном пути. Поздравляю!

10

10

После митинга задаю последний вопрос:

— Вы по образованию экономист. Затем банки, потом «Норникель»… Когда же учились автомобильному делу?

— Никогда. Есть общее понимание того, как устроен бизнес, как управляют сложными технологическими процессами и большими трудовыми коллективами.

Конечно, автомобильное производство специфично. Вначале приходилось тяжело. Но мне не важно — и не нужно — быть самым лучшим инженером и конструктором. Главное, чтобы у меня трудились лучшие. Работаешь ответственно, понимаешь задачи и цели. И — доверяешь своим людям. И они понимают, что ты от них ждешь.

Это просто.

11

11

Игорь Анатольевич КОМАРОВ

Родился в 1964 году в Энгельсе (Саратовская область). В 1986-м окончил МГУ им. Ломоносова по специальности «экономист» и поступил на работу в Институт экономических проблем развития науки и техники (ВНИИ ЭПРАНТ). С 1987-го по 1992-й проходил службу в вооруженных силах. Затем работал в банковской сфере: первый вице-президент Инкомбанка, Национального резервного банка, заместитель председателя правления Сбербанка. С 2002-го по 2008 год — заместитель генерального директора «Норильского никеля» по экономике и финансам. С октября 2008-го — советник гендиректора корпорации «Ростехнологии», с мая 2009-го — исполнительный вице-президент ОАО «АВТОВАЗ». 29 августа 2009 года назначен президентом ОАО «АВТОВАЗ».

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые
Загрузка...