Арас Агаларов: "Мечтаю поездить на "Москвиче"

Арас Агаларов: «Мечтаю поездить на „Москвиче“

Меня интересовали выставочные площади крупнейших европейских автосалонов. Вот они (в кв. метрах): Женева — 102 000, Париж — 180 000, Франкфурт — 215 000. Внушительно! Только наш «Крокус Экспо» к осени 2007-го наберет больше — 225 000 кв. м и станет крупнейшим в мире, составляя при этом часть города, которого до Араса Агаларова на земле не существовало.

Наша встреча началась с вопроса к основателю «Крокуса»:

— Я слышал, у вас в гараже хранится «Москвич-412». Вы забыли о нем или бережете как экспонат для «Крокус Экспо»?

— Это моя первая машина. Мне было двадцать, и когда я в нее садился, испытывал восторг, которого потом не ощущал даже за рулем «Мерседеса» или «Роллс-Ройса». Жалко было расставаться — она стоит в гараже в том виде, в каком с ней попрощался. Отреставрирую и оставлю, как память о моей молодости.

— Сейчас вы много времени проводите в автомобиле?

— Минимум полтора часа в день. На работу и с работы. Я очень люблю автомобиль. Когда раньше ездил сам, мог, сев за руль, по ощущениям определить давление в каждом из колес. Сейчас иногда подсказываю водителю, что, к примеру, левое заднее нужно балансировать.

— Что вас в Москве больше всего раздражает?

— То, что скоро город станет непригоден для обитания. У Москвы с ее радиальной структурой всего три кольца — это крайне мало. В больших городах мира очень большая площадь дорог. В Москве, если все машины выедут на улицы, им скоро просто негде будет разместиться.

— Осенью 2006 года в «Крокус Экспо» пройдет Московский международный автосалон. Приедут мировые производители автомобилей. Как сюда будут добираться? Проблема транспорта может загубить праздник.

— Мы планируем сделать развязку, чтобы к нам можно было заехать со встречного потока. Это будет тоннель под МКАД. Возможно, закончится и строительство тоннеля от Крылатского до МКАД — он, кстати, готов. Со своей стороны мы хотим построить дорогу от Новой Риги к «Крокусу», минуя МКАД.

— Скажите, а каково это за три года создать лучший в Европе выставочный центр и превратить Москву с ее убогими выставочными площадями в столицу мировой, в том числе и автомобильной моды?

— Ну не за три, а за два года.

— Я имею в виду и третий павильон.

— В этом случае будет не за три, а за четыре, поскольку его планируем закончить к сентябрю 2007-го. Ну а по поводу наших масштабов скажу только: все возможно. Надо ставить цель и идти к ней без оглядки. Обидно, что Россия продолжает терять позиции в автомобилестроении, и не только в нем. В авиастроении тоже. Бразилия, которая до последнего времени не знала, что такое самолет, выпускает сегодня аппарат бизнес-класса за 25 млн. долларов, на который записываются. А у нас КБ, авиационные заводы, школа, традиции, и не можем сделать подобного. Очень жаль, что нет в стране сил, которые определяли бы реальную стратегию ее развития. Некому сказать: давайте проложим автомобильную дорогу через всю Россию. Ведь это позор — в XXI веке у нас нет дороги из конца в конец страны. А что такое дорога? Это центр притяжения бизнеса. Построили МКАД, сколько центров возникло вокруг, включая и наш, выставочный.

— Что вы использовали для продвижения и развития своего бизнеса из того, что дано вам, как говорится, от Бога?

— Сознание объективной необходимости. Я давно понял одну простую вещь: есть мировая практика, есть законы развития. В рыночной экономике выставка, а точнее, специализированная выставка — это место, где можно выбрать лучшее сырье, материалы, где можно сверить свой курс деятельности с другими. Появление «Крокуса» было объективно необходимо России, ставшей на рыночный путь.

Во всем мире правительства берут на себя расходы по созданию выставочных комплексов, поскольку это двигатель экономического развития. Я обращался в разные инстанции, чтобы получить хотя бы отсрочку по выплате налогов на период строительства. Ее мне не дали. Это пример того, что у нас до сих пор, даже на самом высоком уровне, нет понимания важности выставочной индустрии для экономики в целом. Если сравнить уровень развития страны и масштабы выставочных площадей, то можно установить прямую пропорциональную зависимость.

Еще мне Бог дал способность завершить то, за что взялся. Чтобы сделать большое дело, нужно все поэтапно продумать и потом отсчитывать время буквально с первого дня. Попутно скажу, чего мне Бог не дал. Способности к кому-то ходить и что-то просить. И еще: совсем не способен пользоваться ситуацией, когда можно что-то хапнуть и присвоить.

О моем выставочном комплексе иностранцы говорят, что я изменил имидж России. В мире выставочных центров такого уровня еще нет. Может быть, только в Гонконге, но там центр построен по другому многоуровневому принципу.

— Значит, можно сказать, что имидж «Крокус Экспо» — это будущее России.

— Наверное, да.

— Вы бизнесмен, житель Москвы, россиянин, как вы смотрите на то, что уходят российские марки машин? Сначала «Москвич», теперь вот ИЖ.

— Мне как-то предложили арендовать производственные площади на АЗЛК, и мы поехали на завод. Увидел хорошо развитую инфраструктуру и пустеющие корпуса. Стало грустно. Цех, который мне предлагали, был с железнодорожной веткой, компьютеризованным складом, с огромными стапельными кранами и ящиками еще не распакованного оборудования. Я не в состоянии понять, как, имея все это, ничего не производить. Это такой капитал! Я-то создавал свой комплекс в чистом поле. У меня ничего не было. Как можно было развалить «Москвич»? Не представляю. Есть кузов, но нет двигателя — купи хороший двигатель. Нет гидроусилителя — купи. Автомобиль — это же конструктор. На современные автосборочные предприятия комплектующие приходят готовыми узлами.

— Я люблю цветок крокус, который вдруг неожиданно по-солнечному засияет среди сугробов, как предвестник перемен. Даже немного опасаешься за него — выживет или нет. Почему вы так назвали свое детище?

— Вы сами и ответили на свой вопрос. Действительно, это цветок, который цветет вопреки.

— На каком автомобиле вы всегда мечтали поездить?

— На «Москвиче».

P. S. Я не стал расспрашивать, как Агаларов представляет «Москвич» в своих новых мечтах, может, как возрожденную марку? В характере этого человека действовать вопреки. Я вспомнил свой «Москвич» 1977 года — тогда на автогонках болел только за эту марку — и, недолго думая, предложил: почему бы вам, господин Агаларов, — главе «Крокус Сити» — не организовать в своем городе автогонки по типу американского NASCAR? Уже сегодня здесь могли бы стартовать автомобили большой русской тройки — «Лада», «Форд», «Рено». В ту же минуту на нашем столе оказался чистый лист бумаги, и вопросы уже стали задавать мне. Не скрою: после этой встречи и у меня появилась маленькая-маленькая надежда, что к этой большой русской тройке когда-нибудь может присоединиться и «Москвич». Вопреки всему. И не обязательно, что возродит его Агаларов. Свой пример для подражения он уже показал.

«Почему бы вам, господин Агаларов, — владельцу „Крокус Сити“ — не организовать в своем городе автогонки по типу американского NASCAR?»

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые