Эрик Бьюлл: «Bы обо мне еще услышите!»

Решение руководства концерна Harley-Davidson закрыть дочернюю компанию Buell прозвучало как гром среди ясного неба. Но это вовсе не означает, что Эрик Бьюлл больше не будет заниматься мотоциклами.

000_MOTO_1210_046

000_MOTO_1210_046

За 26 лет компания Эрика Бьюлла выпустила 136 923 спортбайка. Можете себе представить, сколько осталось безутешных поклонников этой марки. Спешу успокоить: Эрик не собирается сидеть сложа руки. О своих планах на будущее он рассказал мне в эксклюзивном интервью.

Эрик, давайте вернемся к злосчастному 14 октября прошлого года, когда было объявлено о закрытии компании Buell. Когда вы узнали о таком решении совета директоров? Может быть, президент концерна Кейт Уонделл лично сообщил вам эту весть?

Нет, Уонделл не говорил со мной об этом решении. Я узнал о нем примерно за неделю до того, как об этом было объявлено публично.

Как менеджеры Harley-Davidson объясняли необходимость такого шага?

Наверное, как-то объясняли — со мной они своими соображениями не поделились. Люди из окружения Кейта говорили, что он постоянно повторял: «сфокусироваться на наших традиционных покупателях» — видимо, марка Buell мешала этой фокусировке. Не буду комментировать слухи об «истинных» причинах закрытия — мне они не интересны. Когда я стал тесно работать с Harley-Davidson, то надеялся, что он превратится в мощный многопрофильный концерн — жаль, что этого так и не случилось.

Каковы были показатели компании Buell в последние годы?

Мы делали примерно 8–10 тысяч мотоциклов в год, максимум 12 тысяч. Но 2009 стал для нас плохим годом. Я не могу называть финансовые показатели, но для рынка спортбайков тот год стал провальным — и для нас тоже.

На каких условиях состоялся ваш «развод» с Harley-Davidson?

Первоначально условия контракта предусматривали, что я не буду заниматься мотоциклами — по крайней мере, до февраля 2011 года, — но затем это условие было снято. Ну и права на всю интеллектуальную собственность остались за Harley-Davidson — как всегда, когда сотрудник покидает компанию.

Так что прототипы Buell нового поколения, в том числе и спортбайк B2 Barracuda, остались в собственности Harley-Davidson?

Да, верно — я не имею прав ни на них, ни на марку Buell по окончании этого года. По договору я могу продавать гоночные мотоциклы под маркой Buell лишь до 21 декабря 2010 года.

Я правильно понял — вы не имеете права использовать собственную фамилию как марку ваших мотоциклов?

Совершенно верно — не имею.

Вы сказали, что поначалу не имели права заниматься мотоциклами, но потом этот пункт был отменен. Что изменилось?

На самом деле этот пункт значился в моем первоначальном соглашении с Harley-Davidson — на тот случай, если бы компания Buell продолжала существовать, а я бы, например, решил уйти к Honda. Но, поскольку марка Buell исчезла, то мы договорились считать этот пункт недействительным — так что я имею право заниматься чем угодно, хотя бы и пойти работать в Honda.

Ну, поскольку вы свободны в выборе, чем хотите заниматься? Каковы ваши планы на будущее? Послать все к черту и отдыхать?

Ни в коем случае! Я хочу делать мотоциклы — настоящие современные спортбайки! У меня множество новых идей, и я хочу воплотить их в металле. Конечно, начинать все с нуля нелегко, и без инвестора или компании-партнера не обойтись. Но теперь я буду осторожнее в выборе союзника. Ведь как все хорошо начиналось с Harley-Davidson! А потом пошло: мы не хотим делать гипербайки, мы не хотим делать мотоциклы с обтекателями, мы не хотим напрямую соперничать с японцами, дескать, Buell — это джентльменский спортбайк, с прямой посадкой и минимумом облицовок. В общем, они лучше меня знали, какие мне делать мотоциклы, и последнее слово всегда оставалось за ними.

П равда ли, что когда вы занимались разработкой модели 1125R, то большую часть инвестиций в разработку «жидкостного» мотора Rotax сделали сами — без помощи Harley-Davidson?

Да, действительно — мы получили хорошую прибыль на продаже «воздушников» серии ХВ и решили инвестировать ее в создание новых моделей. Правда, денег все равно не хватило, и пришлось обращаться за содействием к H-D, но на 80% это — наши вложения.

А почему был выбран рабочий объем 1125 см³, а не «полноценные» 1200?

Потому что у V-Rod было 1130 см³.

Но ведь вы использовали не мотор V-Rod?

Такова корпоративная политика.

Но теперь руки у вас развязаны, и вы довели рабочий объем двигателя до 1190 см³. Это проделала компания Rotax или вы сами?

Мы сами.

Правда ли, что когда Harley-Davidson объявил о закрытии компании Buell, концерн Bombardier хотел выкупить права на марку и модель 1125R?

Я в то время был слишком занят организацией Eric Buell Racing, так что у меня не было времени вникать в эти детали. Могу сказать одно: нашлись люди, для которых марка Buell представляла некоторую ценность. Но сделка так и не состоялась.

Двигатель у Buell 1125R был превосходный. Вы договорились с Bombardier о том, чтобы использовать его в будущих моделях Eric Buell Racing?

Да, мы вели переговоры о том, чтобы использовать двигатель или отдельные его детали в будущем.

Если вы не можете использовать бренд Buell, то не хотели бы перейти на марку Can-Am, принадлежащую Bombardier?

Не раньше, чем они выкупят наш бизнес. Они не заинтересованы в том, чтобы передавать лицензию на марку.

Вы вели переговоры о том, чтобы работать на них — возможно, выпускать мотоциклы Can-Am вашей конструкции?

Я пока не могу говорить об этом.

Хорошо, вернемся к Eric Buell Racing. Чем она занимается сейчас?

Моя главная цель — оказать поддержку тем энтузиастам, которые хотят гонять на наших мотоциклах. Ну и, естественно, дать работу людям. У нас сейчас занято 10 человек полный день и двое — частично. Почти все они — из прежней компании Buell. Мы делаем байки для трек-дней. Модель Daytona SportBike — реплика того мотоцикла, на котором Денни Эслик выиграл в прошлом году чемпионат АМА — стоит $15 900. У нее стоковый мотор, но с гоночными выпускной системой и блоком управления, цепная главная передача вместо ременной, тормоза и подвески модифицированы, а обтекатель облегчен. Мы делаем также две модели с более серьезным уровнем доводки. ASB — это 1125R, подготовленный с учетом требований американского Superbike, он стоит $41 900, а 1190RR стоит $44 900. Кроме того, мы можем выполнить любые требования заказчика.

После 2010 года я не смогу сбывать комплектные мотоциклы Buell, но могу продавать детали к ним, поскольку сохранил всю необходимую оснастку. Кроме того, любой может приехать ко мне на Buell 1125R, и мы переделаем его в RR.

Незадолго до объявления о закрытии компании Buell вас заметили на новом прототипе B2 Barracuda. Возможно, именно он станет образцом для вашего будущего спортбайка с мотором Rotax?

Нет, этот мотоцикл я не смогу делать, поскольку он является интеллектуальной собственностью марки Buell, оставшейся во владении Harley-Davidson. Так что нам придется создать нечто другое. Так квалифицированный инженер смотрит на современный мотоцикл и говорит себе: я могу сделать нечто подобное, но по-своему.

Поскольку вы больше не можете использовать имя Buell, под какой маркой будут продаваться ваши будущие стритбайки?

Думаю, под маркой EBR (от Eric Buell Racing). И, кстати, не обязательно только стритбайки. Я энтузиаст и внедорожных мотоциклов — у меня их полный гараж — и когда-то мы едва не запустили в производство эндуро Buell. Для меня мотоцикл — это атлетический снаряд, легкий и подвижный, как бы часть вашего тела. А таким может быть и спортбайк, и эндуро, и электробайк.

Вы упомянули внедорожный мотоцикл марки Buell. Расскажите об этом проекте. Какой у него был двигатель? И почему он так и не попал в производство?

Это был реально крутой байк, мы получили на него несколько патентов. В нем стояла специальная версия 450-кубового двигателя Rotax. Мы хотели максимально облегчить аппарат, но при этом повысить его надежность и снизить эксплуатационные расходы. Поэтому мотор был сделан с большим запасом прочности и, соответственно, получился тяжелым, а вот алюминиевая рама (с интегральным бензобаком) — предельно легкой. Увы, они — то есть совет директоров Harley-Davidson — решили, что внедорожные мотоциклы не подходят марке Buell.

А как вам удалось сохранить заводской корпус?

Дело в том, что это здание никогда не принадлежало Harley-Davidson — концерн его арендовал. Так что, когда я основал EBR, то просто возобновил аренду. Сейчас мы, конечно, снимаем не весь корпус, а примерно его четверть — около 1100 м². Но если дело пойдет на лад, арендуем все здание. Не будет проблем и с рабочей силой: у нас работало около 220 человек — людей, которые знают, как делать спортбайки. Сейчас они нашли себе другую работу, но многие из них звонят мне и говорят: мистер Бьюлл, если я понадоблюсь — только дайте знать. И сбыт — не проблема: во всем мире множество дилеров крайне недовольны решением Harley-Davidson, они с удовольствием продавали мотоциклы Buell.

Если вы так и не найдете финансовую поддержку для EBR, и кто-то из крупной мотоциклетной компании предложит работать на них — вы примете предложение?

Возможно. Конечно, я не буду спешить, и я проведу переговоры со многими, но я хочу остаться в мотоциклетной промышленности. У меня много идей, и я хочу их воплотить.

Вы упомянули электробайки. Это одна из идей, заслуживающих воплощения?

Безусловно, да. Признаюсь: я ненавижу шум и не люблю причинять беспокойство окружающим. Конечно, на гоночной трассе — другое дело, там я шум люблю. Но в городских кварталах и на лесных дорожках — нет. Внедорожные электробайки — отличное решение: вы можете носиться по тропинкам, не оглушая любителей природы.

Прошел год без компании Buell. Каково вам сейчас? Лучше, чем год назад?

Я не в обиде на Harley-Davidson, и даже то, что я не могу поставить свое имя на свои мотоциклы — не катастрофа. Что было, то было, и я не оглядываюсь назад. Но я переживаю за своих покупателей, тех парней, что когда-то приобрели мотоциклы Buell и теперь беспокоятся: а не ошиблись ли они? Что будет с обслуживанием и ремонтом? Я хотел бы им помочь.

Сейчас я точно знаю, какие мотоциклы хочу строить. Я знаю, что могу предложить уникальные конструкции, и знаю, что люди хотят их покупать. Остается только воплотить эти замыслы в реальность — этим я и занят все время. Скажите своим читателям, что они обо мне еще услышат — я умею не только играть на гитаре!

001_MOTO_1210_046

001_MOTO_1210_046Вот и еще одно известное имя стало историей — марки Buell больше не существует.
Вот и еще одно известное имя стало историей — марки Buell больше не существует.

002_MOTO_1210_046

002_MOTO_1210_046Этому аппарату не суждено пойти в серию. В истории останется только шпионское фото: Эрик Бьюлл на прототипе B2 Barracuda.
Этому аппарату не суждено пойти в серию. В истории останется только шпионское фото: Эрик Бьюлл на прототипе B2 Barracuda.

003_MOTO_1210_046

003_MOTO_1210_046Самый мощный вариант — Buell 1125RR.
Самый мощный вариант — Buell 1125RR.

004_MOTO_1210_046

004_MOTO_1210_046Двигатель, который компания Rotax разработала специально для Эрика Бьюлла.
Двигатель, который компания Rotax разработала специально для Эрика Бьюлла.

005_MOTO_1210_046

005_MOTO_1210_046

006_MOTO_1210_046

006_MOTO_1210_046

007_MOTO_1210_046

007_MOTO_1210_046

008_MOTO_1210_046

008_MOTO_1210_046Последние мотоциклы марки Buell ждут своих покупателей.
Последние мотоциклы марки Buell ждут своих покупателей.

009_MOTO_1210_046

009_MOTO_1210_046

010_MOTO_1210_046

010_MOTO_1210_046«Алан, это обтекатель того мотоцикла, который ты разбил всмятку. Оставь автограф!»
«Алан, это обтекатель того мотоцикла, который ты разбил всмятку. Оставь автограф!»
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые