Акция ЗР: Подъем с глубины

21 июня, за день до трагической даты начала Отечественной войны, сотрудники редакции «За рулем» при содействии Минтранса России подняли со дна Ладожского озера два автомобиля. Они пролежали под водой почти 70 лет! Зачем мы потревожили машины-ветераны?

0

0

Невозможно описать словами те чувства, которые возникли у всех без исключения, когда из-под толщи воды медленно появилась ржавая рама, затем двигатель, колеса, остатки кузова. Ну какая красота в этом наборе железа, дерева и резины? Но все, кто присутствовал при подъеме — не важно, двадцати лет от роду или восьмидесяти, — взорвались аплодисментами. Некоторые плакали. А когда находку, в которой с трудом уже узнавались очертания полуторки, выгрузили на землю, каждый подошел, чтобы прикоснуться к мокрому холодному металлу. Наверное, только так можно почувствовать связь времен — ту ниточку, что не оборвалась в сорок первом.

МУЗЕЙНАЯ РЕДКОСТЬ

Пять лет назад на Ладожском озере мы познакомились с людьми, которые пытались, практически на голом энтузиазме, сохранить живую память о прошедшей войне, о тех, кто спас миллионный город во время блокады. В поселке Осиновец им удалось даже организовать маленький музей «Дорога жизни». Каждое лето мы вместе с директором музея Александром Войцеховским, отставным майором Константином Овчинниковым и его друзьями-водолазами погружались в холодную воду Ладоги в поисках погибших когда-то машин. И находили их — за эти годы описали свыше 60 автомобилей, железнодорожных платформ, самолетов… Военной техникой, как оказалась, дно озера усеяно густо! Разбитая полуторка или фюзеляж от Ил-2 в ладожской воде могут сохраняться очень, очень долго.

Глубина 7 метров. Похоже, машина неплохо сохранилась.

Глубина 7 метров. Похоже, машина неплохо сохранилась.Глубина 7 метров. Похоже, машина неплохо сохранилась.
Глубина 7 метров. Похоже, машина неплохо сохранилась.

Летопись наших находок все удлинялась, а вот поднять на берег даже хорошо сохранившиеся объекты не удавалось. Ладога неспокойна, и шквал может налететь в любую минуту. Один раз мы уже подняли было раму от ЗИС-5 на пластиковых поплавках, но сильнейший порыв ветра выбросил ее на мелководье. Стащить ее оттуда так и не удалось.

ЖИЗНЕННО ВАЖНО

Дорога жизни (официально — военно-автомобильная дорога № 101») — единственная транспортная магистраль, которая во время Великой Отечественной войны через Ладожское озеро связывала блокадный Ленинград со всей страной. Проходила в периоды навигации по воде, зимой — по льду. В первую блокадную зиму ледовая дорога открылась 19 ноября и действовала до 24 апреля 1942-го (152 дня!); последний рейс машины делали уже по ступицы в воде, местами их приходилось разгружать и переносить грузы вручную. Работа водителей здесь была очень опасной: трасса находилась под постоянным обстрелом и бомбежкой немецкой артиллерии и авиации. Ушла под лед примерно каждая четвертая из 4 тысяч машин, ходивших по трассе. Тем не менее каждый день по дороге перевозили в оба конца до 6 тысяч тонн грузов. Обслуживали Дорогу жизни свыше 20 тысяч человек — водители, механики, зенитчики, строители, дорожники и т. д. Одних только девушек-регулировщиц на льду работало до 700 человек!

Общее количество грузов, доставленных в Ленинград по Дороге жизни за два с половиной года, составило свыше 1,6 млн. тонн; за это же время из города было эвакуировано около 1,4 млн. человек.

НА ПОВЕРХНОСТИ

На поиски выдвинулась целая флотилия.

На поиски выдвинулась целая флотилия.На поиски выдвинулась целая флотилия.
На поиски выдвинулась целая флотилия.

В этом году к нашим водным приключениям подключился Минтранс. Стало понятно: машины мы поднимем, иначе просто быть не должно! Помогали все: дорожники — транспортом и деньгами, речники — те и вовсе в самый сложный момент прислали паром «Норильск» с опытной командой. Когда мы уже нашли и освободили от покрова песка на 7-метровой глубине неплохо сохранившуюся полуторку, нам осталось лишь завести тросы — и мощный кран легко выдернул со дна лежавшую там с 1942 года машину.

Часть хорошо сохранившейся рамы другой машины мы поднимали сами и, закрепив на надувных понтонах, отбуксировали к причалу. А затем обычным краном перегружали на КамАЗ, чтобы доставить в музей. Вся работа заняла каких-то два дня, но потребовала многих месяцев подготовки.

Но дело того стоило! Потому что потом был праздник и десятки ветеранов увидели, почувствовали, что их подвиг помнят, а их победа — это еще и наша общая победа. Вспоминал о незаметной, но такой важной работе и мужестве военных автомобилистов заместитель министра транспорта Николай Асаул.

Директор музея «Дорога жизни» А. Войцеховский демонстрирует только что поднятую полуторку и восстановленную несколько лет назад машину.

Директор музея «Дорога жизни» А. Войцеховский демонстрирует только что поднятую полуторку и восстановленную несколько лет назад машину.Директор музея «Дорога жизни» А. Войцеховский демонстрирует только что поднятую полуторку и восстановленную несколько лет назад машину.
Директор музея «Дорога жизни» А. Войцеховский демонстрирует только что поднятую полуторку и восстановленную несколько лет назад машину.

Ветераны говорили о своих товарищах — тех, кого сегодня уже нет; слушали военные песни и даже танцевали. И время от времени каждый подходил к «нашим» машинам — чтобы прикоснуться к ним, сфотографироваться рядом, восхититься, что шины некоторые еще держат воздух, а аккумулятор — заряжен… По внешнему виду рамы ЗИС-5 решили, что за грузовиком гнался самолет и авиационный снаряд перерубил машину почти надвое. Догадку подтвердили водолазы. «Снаряд ударил где-то в районе кузова, около кабины. Разворотило переднюю часть сильно. Двигатель лежал отдельно, передний мост — метрах в десяти от него. А задний мост и часть рамы — то, что мы на берег притащили, — они более-менее сохранились», — рассказывал К. Овчинников.

Но главным героем праздника, конечно же, стала полуторка. Мы нашли ее в районе островов Зеленец, примерно посередине трассы. От кабины почти ничего не осталось, но любой ветеран сразу узнавал легендарный ГАЗ-АА. Кажется, он стал одним из символов победы — для ленинградцев, может быть, даже более значимым, чем легендарный Т-34!

Задний мост ЗИС-5 поднимали уже в присутствии ветеранов и руководителей Минтранса РФ.

Задний мост ЗИС-5 поднимали уже в присутствии ветеранов и руководителей Минтранса РФ.Задний мост ЗИС-5 поднимали уже в присутствии ветеранов и руководителей Минтранса РФ.
Задний мост ЗИС-5 поднимали уже в присутствии ветеранов и руководителей Минтранса РФ.

В реальной истории той войны очень мало красивостей, зато в избытке крови, лишений, голода, холода, боли. К Ленинграду, который провел в блокаде 900 дней, все это относится сполна. Но человеческая память избирательна, и Вера Рябинина, 17 лет от роду отправленная работать грузчиком (!) в порт Кобона, чаще сегодня вспоминает не безмерно тяжелую работу по 12–14 часов в сутки, не голодные ночи в ледяном бараке, а то, как они с подружками собрались на танцы. Впервые в жизни.

И я прикасаюсь к холодному и еще влажному металлу рамы старой полуторки и надеюсь, что водитель ее обязательно выжил, выпрыгнул в последнее мгновение из резко наклонившегося грузовика. Что его подобрали товарищи, а уже через день он снова вез в Ленинград продукты, а оттуда — жителей. А после войны у него родились дети. И может быть, я даже знаком с его внуком. Ведь ниточка, связывающая времена, не прервалась!

Мы попытаемся узнать, какой части принадлежали поднятые со дна Ладоги грузовики, а также фамилии их водителей. Машины мы решили не реставрировать, а, изучив, законсервировать и в таком виде передать музею «Дорога жизни».

БОЕВЫЕ ИСТОРИИ

Вера Ивановна Рогова, регулировщик на Дороге жизни.

Вера Ивановна Рогова, регулировщик на Дороге жизни.Вера Ивановна Рогова, регулировщик на Дороге жизни.
Вера Ивановна Рогова, регулировщик на Дороге жизни.

Вера Рогова, в годы войны — регулировщица на Дороге жизни:

— У наших грузовиков дверки кабины были всегда открыты или сняты, чтобы водитель мог выскочить. Запомнился молодой водитель полуторки: не знаю, почему он не спрыгнул, но машина пошла под лед — и он вместе с ней. А фары очень долго еще горели под водой… Мы, регулировщицы, иной раз бежали наперерез и не пускали вперед отчаянных водителей, когда видели, что впереди возникла полынья.

Вера Ивановна Рябинина загружала автомобили продовольствием для блокадного Ленинграда.

Вера Ивановна Рябинина загружала автомобили продовольствием для блокадного Ленинграда.Вера Ивановна Рябинина загружала автомобили продовольствием для блокадного Ленинграда.
Вера Ивановна Рябинина загружала автомобили продовольствием для блокадного Ленинграда.

Вера Рябинина, в годы войны — боец трудового фронта на Ладоге:

— Мне было 17 лет, когда я стала грузчиком в Кобоне. Летом мы загружали баржи, зимой — машины. Однажды прямо на моих глазах немецкие самолеты потопили только что загруженную баржу с мукой для Ленинграда. Мы рыдали, видя, как наш труд идет ко дну. Но сразу же стали грузить следующий корабль. А зимой было очень холодно, шоферы меня жалели — в перерыве между погрузками усаживали на передок машины, поближе к горячему радиатору, где можно было хоть немножко согреться.

Благодарим за помощь в организации этой акции Министерство транспорта РФ

и государственную компанию «Автодор».

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые