Долгая дорога длинной «нивы» — журнал За рулем

Долгая дорога длинной «нивы»

ДОЛГАЯ ДОРОГА ДЛИННОЙ «НИВЫ»

/ДО ВИНТИКА

ДОЛГАЯ ДОРОГА ДЛИННОЙ «НИВЫ»

РЕДАКЦИОННЫЙ VAZ 2131 С ПРОБЕГОМ 108 000 КМ ДОСКОНАЛЬНО ИССЛЕДОВАЛИ В ТОЛЬЯТТИ

ТЕКСТ / СЕРГЕЙ КАНУННИКОВ,

СЕРГЕЙ МИШИН

ФОТО / ВЛАДИМИР КНЯЗЕВ, СЕРГЕЙ МИШИН

В 1995-м, когда длинная «Нива» модного в ту пору цвета «валюта» появилась на стоянке редакции, подобные машины были еще в диковинку. С тех пор Паровоз — такое прозвище дали VAZ 2131 — прошел чуть больше 108 тысяч км, перешагнув заявленный заводом ресурс — 90 тысяч.

Автомобиль работал в основном в городе и на шоссе, тяжелого бездорожья почти не видел. По нашим наблюдениям, для VAZ 2131 такие условия эксплуатации скорее типичны. Автомобиль дорогой, проходимость из-за длинной базы ниже, чем у обычной «Нивы», поэтому жителям крупных городов 31-я служит скорее вместительным универсалом, чем вседорожником.

История жизни Паровоза — практически все неисправности, случившиеся за 6 лет и 108 тысяч, — в таблице. Свой долгий путь «Нива» закончила на родине, в Тольятти, где специалисты ВАЗа разобрали и дефектовали автомобиль.

Двигатель. Сердце (VAZ 21213 рабочим объемом 1,7 л) Паровозу досталось здоровое. Расход масла не превышал нормы, топливная экономичность вызывала зависть даже у владельцев коротких «нив». В молодости, с импортным маслом в трансмиссии, на «незлых» шинах 31-я за городом укладывалась в 10,5 л/100 км, если удерживать стрелку спидометра между делениями «90» и «110».

Ремонт карбюратора и замена деталей выпускной системы — операции из разряда обязательных. Крышка прерывателя, коммутатор и высоковольтные провода, как по заказу, отходили официальный ресурс. Карбюратор до него не дотянул. Когда заедание заслонок и прочие отказы стали хроническими, прибор пришлось заменить.

Первого относительно серьезного вмешательства мотор потребовал после 100 тысяч (см. табл.) — пришло время заняться приводом распредвала. К сожалению, ремонт прошел вопреки заповеди «не навреди»… но об этом чуть ниже.

Полная разборка и исследование двигателя на 109-й тысяче показали, что он не вполне здоров. Видимо, «Нива» пару раз хлебнула низкокачественного масла: поршневые кольца закоксовались, их подвижность снизилась. На торцах клапанов появилась небольшая выработка: очевидно, они перестали вращаться.

На старости лет (102 тыс. км) чуть не погубила мотор оплошность ремонтников. Куски разбитого вытянувшейся цепью успокоителя не извлекли из поддона, и они основательно забили сетку маслоприемника. В последние дни жизни лампочка аварийного давления масла гасла, только когда стрелка тахометра переваливала 1000 об/мин. Коварная пластмасса, погуляв по двигателю, оставила следы на коренных вкладышах коленвала. Однако пока их можно не менять.

Цилиндро-поршневой группе специалисты поставили «троечку». После тщательной промывки и замены потерявших эластичность маслоотражательных колпачков мотор прошел бы еще тысяч 30. По заводской статистике 1,7-литровые двигатели на «Ниве» при квалифицированном обслуживании ходят по 100–150 тысяч км. Наш агрегат — крепкий середняк.

Сцепление работало четко и довольно долго. Первый комплект (ведомый диск и выжимной подшипник) поменяли на 48-й тысяче, второй отходил еще 60. Родные главный и рабочий цилиндры, а также ведущий диск отработали весь пробег без нареканий.

Вскрытие выявило изношенный до заклепок ведомый диск и лишенный смазки выжимной подшипник. Оба, естественно, подлежат замене. «Корзина» отходит еще тысяч 30 — прекрасный результат. В целом, сцепление короткой машины неплохо работает на пятидверной модели 2131 — конечно, делая такой вывод, учтем щадящую эксплуатацию.

Коробка передач. Пожалуй, этот агрегат доставлял больше всего хлопот. Подшипники, синхронизаторы, шестерни и вилки переключения пришлось менять на 48-й тысяче. На 75-й «прохудился» сальник вторичного вала, а вскоре вновь пропала четвертая передача. Согрешили: ездили, переходя с III на V, а к 108 тысячам перестала включаться и она.

На заводе составили внушительный список вышедших из строя деталей: первичный и вторичный валы (износ шлицев), шестерни и муфты синхронизаторов третьей-четвертой и пятой передач (сбиты торцы зубьев), пружинное кольцо подшипника первичного вала (разрушилось), вилки включения третьей-четвертой и пятой передач (предельный износ). После замены этих деталей коробка проходит тысяч 30, а дальше… проще купить новую коробку.

По отзывам многих владельцев «нив», агрегат, ведущий родословную от коробки VAZ 2101, для машин 4х4, особенно с удлиненной базой, слабоват. Бывают, конечно, агрегаты-долгожители, которым повезло с качеством деталей и сборки. Коробка Паровоза — не из их числа.

Раздаточная коробка работала лучше, хотя без вмешательства тоже не обошлась — на 48-й тысяче развалился сепаратор подшипника первичного вала. Два раза отворачивались болты ШРУСа промежуточного вала. Неисправность вроде бы несерьезная, но неприятная. Шарнир разъединяется и машину можно стронуть только буксиром.

Вторую половину жизни «раздатка» проблем не создавала. Разборка показала: агрегат абсолютно исправен, если не считать ослабшую от вибраций гайку фланца заднего карданного вала. Подтянув, можно смело ездить еще тысяч 50.

Карданные передачи, приводы колес и мосты. Усиленные «нивовские» крестовины карданных валов отработали без замечаний весь пробег и после 108 тысяч не вызывают нареканий. Промежуточную опору карданного вала пришлось-таки менять на 75-й тысяче.

Приводы передних колес пережили своевременную замену наружных чехлов и потому трудились без нареканий. После замены смазки и вновь растрескавшихся резиновых гофров приводы, по оценке специалистов, прослужат до 200 тысяч.

Подшипники полуосей, замененные одновременно (на 61-й и 67-й тысячах), пока в нормальном состоянии. Предсказать их будущее сложно из-за нестабильного качества деталей.

Передний и задний мосты не беспокоили ни поломками, ни повышенным шумом. Заводские специалисты, исследовав узлы, заверили: 50 тысяч можно ездить, не опасаясь.

Подвеска. Ранняя замена шаровых опор на «жигулях» и «нивах», увы, давно никого не удивляет. Вот и на Паровозе сухие, без следа смазки «шары» пришлось выбросить, когда пробег едва достиг 20 тыс. км. Через 16 тысяч в лом отправились задние амортизаторы. К счастью, на этом неприятности закончились. Заводские верхние шаровые опоры и передние амортизаторы отходили полный ресурс — 84 и 90 тысяч соответственно. «Зато» следующий, второй комплект верхних шаровых износился меньше чем за 20 тысяч.

Чтобы ездить на нашей «Ниве» дальше, необходимо поменять сайлент-блоки, втулки штанг задней подвески (впрочем, проще купить тяги в сборе) и — снова! — задние амортизаторы. Состояние передней подвески пока позволяет отрегулировать сход-развал. Однако лучше поменять рычаги в сборе: тысяч через 30 их все равно придется снимать из-за деформации, которая не позволит правильно установить углы колес.

Рулевое управление не требовало затрат почти до 100 тысяч, когда, наконец, пришлось менять боковые рулевые тяги (наконечники средней тяги до сих пор в нормальном состоянии и явно доживут тысяч до 150) и маятниковый рычаг. Вскоре появился неустранимый люфт в рулевом механизме. Причину выявило вскрытие — место масла, вытекшего через сальник вала сошки, заняла вода. Коррозия безжалостна — механизм придется менять.

Тормоза впервые ремонтировали только на 75-й тысяче. Второй комплект дисков прослужит еще столько же — тысяч до 150 (толщина 10,5 мм при предельно допустимой 9,5 мм), задние цилиндры работоспособны, на шлангах по-прежнему нет трещин. Однако с ними, конечно, пора расстаться — все-таки шесть лет работают. Передние цилиндры, истязаемые московскими просоленными дорогами, вновь требуют внимания — поршни подклинивают. Их придется раскачивать или менять цилиндры.

Электрооборудование. Вышедший из строя на 70-й тысяче генератор — единственная серьезная неприятность за весь срок службы автомобиля. Мелочей тоже было немного. Борьбу с фароочистителями прекратили давно: тратить деньги и время на их замену бессмысленно. Отказавший датчик температуры охлаждающей жидкости и проржавевший звуковой сигнал — неисправности привычные. Удивительно: за шесть лет и 108 тысяч «погиб» только один выключатель фонарей заднего хода. В общем, электрооборудование «Нивы» особых забот не доставляло.

Кузов. Не секрет, многие до сих пор относятся к VAZ 2131 с опаской: а ну как длинный кузов «переломится»? Паровоз опроверг скептиков. Стенд немецкой фирмы «Шенк» зафиксировал падение жесткости кузова на 8,7% (6340 Н.м/град против первоначальных 6940 Н.м/град). Заводские нормы допускают снижение до 10% в ходе ресурсных испытаний. Кстати, с 1997 года кузова VAZ 2131 усилены — жесткость 7400 Н.м/град.

Формально на нашей «Ниве» можно ездить, но… коррозия безжалостна. Шесть лет и более 100 тысяч московского пробега — смертный приговор автомобилю. Дважды — в начале жизни и на 49-й тысяче делали полный антикор. Второй раз сервисмены даже перестарались: залили двери так, что пропитанные фирменным составом направляющие стекол совершенно одеревенели. Тем не менее сегодня пороги и двери изъедены до дыр, желтые пузыри окружили петли двери багажника, выглянули из-под окантовки стекол, ржавчина намертво вцепилась в пол. Без сложных и дорогих сварочных и окрасочных работ не обойтись.

Итого. VAZ 2131 в качестве городского автомобиля показал себя относительно надежным и долговечным. Девяносто тысяч километров — официальный срок службы — оказались вполне по зубам Паровозу. Добавить бы надежности коробке и «раздатке», да стойкости кузову… Тогда можно будет утверждать: реальный ресурс дорогой и, по российским меркам, престижной машины — под стать ее длине. z 

Двигатель. Диагноз: стойко переносит трудности, включая вмешательство горе-лекарей. Прогноз: достойно встретит старость.

Сцепление. Диагноз: жизнеспособно. Прогноз: одна «корзина» два выжимных переживет.

Коробка передач. Диагноз: хронические недуги. Прогноз: лечить в стационаре.

Раздаточная коробка. Диагноз: перенесла детские болезни. Прогноз: жить будет долго.

Карданные передачи, приводы колес и мосты. Диагноз: практически здоровы. Прогноз: вместе с «раздаткой» вступят в клуб долгожителей.

Подвеска. Диагноз: шесть лет без крупной переборки. Прогноз: нет ничего вечного.

Рулевое управление. Диагноз: «на воде» не работает. Прогноз: замена механизма в сборе.

Тормоза. Диагноз: годны к строевой. Прогноз: прослужат дольше машины.

Кузов. Диагноз: длинная — не значит хилая. Прогноз: «провар по кругу» неизбежен.

Архивная статья
 21962
Оцените материал
1:0
Загрузка...