Монголия: старая «Ока» до Улан-Батора довезет — журнал За рулем

Монголия: старая «Ока» до Улан-Батора довезет

«Кенгурятник», «люстра», хищный выступ лебедки — типичный облик экспедиционного автомобиля. Ну а если это старенькая малолитражка стоимостью от силы в одно колесо рейдового монстра?

1

1

Теплым сентябрьским утром два автомобиля ВАЗ-11113 выехали из Санкт-Петербурга в сторону далекого Улан-Батора...

— «Ока»?! Да она до границы города не доедет!

Идея проверить, насколько малобюджетным может быть подобное автопутешествие, не вызвала понимания среди знакомых. Но мы стартовали, снарядив два автомобиля: мой, получивший имя Зеленый, и Баклажан друзей — Мишки и Маринки.

Первая граница. На дезинфекционной губке Баклажан глохнет, и, под удивленными взглядами пограничников, мы торжественно вталкиваем его в Казахстан.

— Куда направляетесь?

— В Монголию!

Наверное, таможня восприняла наш ответ как шутку, но пропустила.

Школа ремонта. Михаил Нечаев изучает автодело в боевых условиях.

Школа ремонта. Михаил Нечаев изучает автодело в боевых условиях.Школа ремонта. Михаил Нечаев изучает автодело в боевых условиях.
Школа ремонта. Михаил Нечаев изучает автодело в боевых условиях.

Казахские дороги относительно пустынны. Заправки есть, но бензина обычно нет. Апофеозом топливного кризиса стал для нас последний поселок — Бейнеу. В него мы въехали с уже давно горящей лампочкой, а бензина, по словам местных, не было всю последнюю неделю. Утром отправились к высокопоставленному директору заправки.

— Международная экспедиция? Сколько топлива надо?

На клочке бумаги нам выписывают «талон» на 80 литров.

Узбекские пограничные службы славятся своей дотошностью. Говорят, за монетку в 10 рублей, завалившуюся под подкладку, тут же выписывали штраф — в стократном размере. На этой границе мы провели больше суток. Казахи пропускают относительно быстро — часов за пять успеваешь и очереди дождаться, и досмотр пройти. Но вот дальше…

6000 километров от дома. Первое пробитое колесо.

6000 километров от дома. Первое пробитое колесо.6000 километров от дома. Первое пробитое колесо.
6000 километров от дома. Первое пробитое колесо.

Сотни машин беспорядочно толпятся на нейтральной полосе. Каким-то образом формируется очередь, и, что самое интересное, она соблюдается. Ночью просыпаешься, проезжаешь десяток метров куда-то в сторону, чтобы дать дорогу фуре, и засыпаешь снова. Как вам ночевка в «Оке» вдвоем? Но в соседних-то легковушках помещается по девять человек! Это гастарбайтеры возвращаются с заработков домой. Четыре-пять дней в пути плюс 6000–7000 рублей за радость тесного общения с соотечественниками.

Дальше — Муйнак, что на берегу Аральского моря. Меньше чем за сорок лет море погибло, и вместо волн на горизонте теперь пылевые смерчи. Оказалось, что «Ока» по песку едет весьма неохотно. Наша идея подъехать к кораблям закончилась двухчасовым копанием и толканием.

Узбекистан. Въезды на большинство АЗС попросту завалены бетонными блоками. Марка бензина уже не важна — хоть какого-нибудь! Найдешь перекупщика, и он вынесет тебе пятилитровые баклажки, наполненные жидкостью, похожей на топливо.

Выбирать среди марок бензина в Узбекистане не принято: радуешься тому, что есть.

Выбирать среди марок бензина в Узбекистане не принято: радуешься тому, что есть.Выбирать среди марок бензина в Узбекистане не принято: радуешься тому, что есть.
Выбирать среди марок бензина в Узбекистане не принято: радуешься тому, что есть.

На погранпереходе таджики все делают быстро, весело... и за деньги. Точнее, пытаются развести на бакшиш.

— Служба экологического контроля! С вас 2 доллара за дезинфекцию автомобиля.

— Хорошо.

Получаем бумажку, чек.

— А дезинфекция-то где?

— Ну, если очень хотите…

Из шланга неохотно брызгают на колеса водой. Затем усатый погранец отводит в будку и поясняет, что надо бы заплатить, иначе он обидится. Некий «дорожный сбор» в итоге составил по 25 долларов. Бумажка об оплате помогла на выезде как аргумент при отказе платить за что-либо еще.

Узбекистан, Хива. Этот старинный город по-особенному открывается именно ночью. Кажется, что попал в сказку и из-за угла сейчас появится убегающий от разбойников Али-Баба.

Узбекистан, Хива. Этот старинный город по-особенному открывается именно ночью. Кажется, что попал в сказку и из-за угла сейчас появится убегающий от разбойников Али-Баба. Узбекистан, Хива. Этот старинный город по-особенному открывается именно ночью. Кажется, что попал в сказку и из-за угла сейчас появится убегающий от разбойников Али-Баба.
Узбекистан, Хива. Этот старинный город по-особенному открывается именно ночью. Кажется, что попал в сказку и из-за угла сейчас появится убегающий от разбойников Али-Баба.

В Среднюю Азию мы направились ради Памирского тракта. Это самая высокогорная автомобильная дорога бывшего Советского Союза. Высшая точка тракта — перевал Ак-Байтал на высоте 4655 метров над уровнем моря. В инструкции по эксплуатации «Оки» вычитали, что она пригодна для использования на высотах до 4500 метров. А выше?

За пару часов лето сменилось осенью, а затем и вовсе пошел мокрый снег. Тридцать три лошадиные силы с трудом тащат машину вверх даже на первой передаче. Неожиданно капот окутывают клубы пара — закипели. Соединение вентилятора напрямую помогает, и вот мы уже на перевале.

Перевальный взлет. На такой высоте мощности не хватает даже машине с одним водителем. Но пара дополнительных человеческих сил поможет «Оке» покорить высочайший перевал СССР!

Перевальный взлет. На такой высоте мощности не хватает даже машине с одним водителем. Но пара дополнительных человеческих сил поможет «Оке» покорить высочайший перевал СССР!Перевальный взлет. На такой высоте мощности не хватает даже машине с одним водителем. Но пара дополнительных человеческих сил поможет «Оке» покорить высочайший перевал СССР!
Перевальный взлет. На такой высоте мощности не хватает даже машине с одним водителем. Но пара дополнительных человеческих сил поможет «Оке» покорить высочайший перевал СССР!

Дальше — недавно пробитый туннель: думаю, именно сюда попадают души нарушителей ПДД. Строили его иранцы. Что-то не рассчитали, и подземная река устремилась внутрь туннеля! Несколько километров в густом тумане из испарений и выхлопных газов. Всего 20 минут езды во чреве горы, а кажется, что прошла вечность.

На въезде в Душанбе Баклажан отказался двигаться дальше: двигатель ревет, а колеса не крутятся! Первая мысль — полетела коробка или сцепление. Но это испытание будет позже. А пока — «всего лишь» ШРУС. Неприятно, но не смертельно (если есть запасной).

Таджикистан, дорога вдоль Пянджа. Чтобы понять, насколько хороши российские дороги, стоит сюда съездить.

Таджикистан, дорога вдоль Пянджа. Чтобы понять, насколько хороши российские дороги, стоит сюда съездить. Таджикистан, дорога вдоль Пянджа. Чтобы понять, насколько хороши российские дороги, стоит сюда съездить.
Таджикистан, дорога вдоль Пянджа. Чтобы понять, насколько хороши российские дороги, стоит сюда съездить.

Минные поля на берегу Пянджа. Мы ночевали в 10 километрах выше по течению.

Минные поля на берегу Пянджа. Мы ночевали в 10 километрах выше по течению.Минные поля на берегу Пянджа. Мы ночевали в 10 километрах выше по течению.
Минные поля на берегу Пянджа. Мы ночевали в 10 километрах выше по течению.

Справа шумит река. За ней по узкой тропинке бредут ослиные караваны. Афганистан. Порой через Пяндж, вдоль которого вьется грунтовка, можно перебросить камень. На том берегу неспешно течет совсем иная жизнь.

После небольшого брода в очередной раз отказали стартер и система охлаждения, — остановились на ночевку прямо на берегу. Ночью никто нас не беспокоил, как и утром.

Граница на замке! Ночевка на берегу Пянджа. За речкой — Афганистан, а наряд пограничников появился только в обед. Зачем вникать в такие мелочи, как паспорта и пропуска? Намного интереснее сделать снимок на память.

Граница на замке! Ночевка на берегу Пянджа. За речкой — Афганистан, а наряд пограничников появился только в обед. Зачем вникать в такие мелочи, как паспорта и пропуска? Намного интереснее сделать снимок на память. Граница на замке! Ночевка на берегу Пянджа. За речкой — Афганистан, а наряд пограничников появился только в обед. Зачем вникать в такие мелочи, как паспорта и пропуска? Намного интереснее сделать снимок на память.
Граница на замке! Ночевка на берегу Пянджа. За речкой — Афганистан, а наряд пограничников появился только в обед. Зачем вникать в такие мелочи, как паспорта и пропуска? Намного интереснее сделать снимок на память.

После Хорога дорога устремилась к высокогорному Памирскому плато. На термометре минус двадцать — уже после восхода солнца! Высота чуть меньше 4000 метров. К нашему удивлению, Зеленый едет! Баклажан не столь сознателен, хотя это уже не важно: несколько сотен метров на веревке, и мы готовы двигаться дальше.

Подъем становится круче, кислорода все меньше — и вот уже «Оке» не хватает разреженного воздуха. Сажаем за руль самого легкого участника — Маринку, а сами изо всех сил налегаем сзади. Вроде пошла! Но стоит прекратить толкать, как двигатель перестает справляться и машина почти останавливается. Догоняем, снова упираемся в багажник. Кислорода мало не только двигателю — вытолкали на перевал и сами упали на землю, чтобы отдышаться. Да, не зря производитель ограничил порог эксплуатации по высоте… Но впереди наконец-то спуск, а это значит, что Памирский тракт пройден! Впереди нас ждет самое интересное — Монголия.

Мургаб — самый высокогорный райцентр СССР. Утром, когда взошло солнце, термометр показывал минус двадцать…

Мургаб — самый высокогорный райцентр СССР. Утром, когда взошло солнце, термометр показывал минус двадцать…Мургаб — самый высокогорный райцентр СССР. Утром, когда взошло солнце, термометр показывал минус двадцать…
Мургаб — самый высокогорный райцентр СССР. Утром, когда взошло солнце, термометр показывал минус двадцать…

Красная Юрта. Пограничники, изъяв паспорта и оставив машины на таможне, отправили нас ночевать в юрту к одному из работников. К полуночи сюда ввалились дальнобойщики. Засыпаем под предложения повернуть обратно и пророчества о холодной зимовке в снегах, если не одумаемся.

В монгольской степи дорога может шириться на километры. Колеи расходятся, пересекаются... Нелегко приходится машинам в этой стране. Особой популярностью пользуются здесь УАЗы и ЗИЛы, а также мотоциклы ИЖ. На наши машины смотрели с удивлением — похоже, никто здесь таких не видел! И не верили, что это российская техника: мол, такое могут производить только в Германии или во Франции.

Современные монголы часто предпочитают «железного коня». Идеальное средство передвижения по бескрайним степям.

Современные монголы часто предпочитают «железного коня». Идеальное средство передвижения по бескрайним степям.Современные монголы часто предпочитают «железного коня». Идеальное средство передвижения по бескрайним степям.
Современные монголы часто предпочитают «железного коня». Идеальное средство передвижения по бескрайним степям.

2000 километров по Монголии обошлись нам в три разорванные покрышки, пробитую коробку передач, глушитель и опору двигателя. Коробку залепили «холодной сваркой», лысой летней резиной заменили рваные колеса, а опору двигателя соорудили из хомута и куска покрышки. Позже, в городе Гоби-Алтай, местные механики сварили нам новую опору и починили глушитель — опыта у них предостаточно.

Ремонт сломанной опоры двигателя в походных условиях. Кусок старой покрышки, хомут и проволока — можно ехать дальше!

Ремонт сломанной опоры двигателя в походных условиях. Кусок старой покрышки, хомут и проволока — можно ехать дальше!Ремонт сломанной опоры двигателя в походных условиях. Кусок старой покрышки, хомут и проволока — можно ехать дальше!
Ремонт сломанной опоры двигателя в походных условиях. Кусок старой покрышки, хомут и проволока — можно ехать дальше!

Улан-Батор — долгожданный финиш! Или нет? Изначально была идея доехать до столицы Монголии и бросить останки автомобилей здесь, но Зеленый и Баклажан еще полны сил, а до дома каких-то 6000 километров прекрасного российского асфальта! Трассы с разметкой, инфраструктурой и сервисом. Дороги, по которым можно спокойно проезжать сотни километров и даже не особо уставать.

…Когда по правому борту показался Байкал, поймал себя на мысли: «Вот я и почти дома! Еще чуть-чуть — и путешествие закончится». До дома оставалось каких-то 5000 километров…

Международный погранпереход «Кызыл-Арт». Холодно, ветрено, но радостно!

Международный погранпереход «Кызыл-Арт». Холодно, ветрено, но радостно!Международный погранпереход «Кызыл-Арт». Холодно, ветрено, но радостно!
Международный погранпереход «Кызыл-Арт». Холодно, ветрено, но радостно!

НЕМНОГО СТАТИСТИКИ

Пусть каждый сам решит для себя, насколько затратен подобный автотуризм. Маршрут: 22 000 км, шесть стран, восемь границ, 79 суток в пути. Топливо: 1500 литров. Затраты: 160 000 рублей на машину, включая покупку автомобиля. Ремонт: каждый день. Участники: Зеленый — СеАЗ-11113 (2002 год выпуска), куплен за 27 500 рублей, предстартовая замена масла, прокладок; капитан команды — Владимир Шарлаев, штурман на части маршрута — Дмитрий Федоров; Баклажан — СеАЗ-11113 (2002 год выпуска), куплен за 20 000 рублей, перед стартом капремонт двигателя; водитель — Михаил Нечаев, штурман — Марина Нечаева.

Оцените материал
31:0
Загрузка...