На чужбине

НА ЧУЖБИНЕ

КЛУБ АВТОЛЮБИТЕЛЕЙ

/РЕВИЗОР

НА ЧУЖБИНЕ

«ЖИГУЛИ» И «САМАРЫ» СОБИРАЮТ ПО НОВЫМ АДРЕСАМ

ТЕКСТ / ВИТАЛИЙ УРЮКОВ

ФОТО / ГЕОРГИЙ САДКОВ

«Шестерка» переехала. И хотя на радиаторе все еще красуется волжская ладья, собирают ее, как уже писал ЗР, в Ижевске. Отдавать свои модели на сторону ВАЗу не впервой: уже несколько лет прописаны в Сызрани «девятки», не говоря уже о других менее масштабных примерах. Как же адаптировались переселенцы к новому климату? Решили увидеть все собственными глазами, для чего посетили оба завода.

«ИЖМАШ-АВТО», ИЖЕВСК

Здесь делают только кузова. Остальные комплектующие поступают с ВАЗа или от его фирменных партнеров. Волжский автозавод делится и производственным оборудованием. Пока передача кузовной оснастки не закончена, часть крупной штамповки (пол, крышу, детали боковин и т. д.) везут из Тольятти, остальное изготавливают на месте. Оттуда же, судя по всему, привезен огромный кондуктор, где вручную (!) сваривают остов будущего автомобиля.

Понятно, роботов сократили не от хорошей жизни: мала программа (в этом году — 45 тыс. автомобилей) — не окупятся. Вот только сможет ли человеческий фактор на равных тягаться с автоматикой? Особенно после праздников. Чтобы не гадать, процесс опекает контролер, скрупулезно учитывающий количество, качество и расположение точек сварки.

Готовые каркасы загружают на конвейер вперемежку с «одовскими». Далее они идут вместе, обрастая навесными деталями: дверями, капотами, крышками багажника... Здесь же убирают мелкие дефекты: вмятины, нестыковки и т. д. Это, наверное, самое шумное место в цехе — стук жестяницких молотков не стихает ни на минуту. На выходе — очередной контрольный пост. Здесь — обязательная для всех проверка зазоров, швов и кривизны поверхностей. Наряду с этим, ежемесячно один из кузовов отправляют «на геометрию», где трехкоординатная итальянская измерительная машина «Дельта-ЗД» сверяет пространственное положение его контрольных точек.

Процесс грунтования — катафорезный, отлично зарекомендовавший себя на вазовских переднеприводниках. В Тольятти на «Жигули», как на устаревшую модель, его распространять не стали, а в Ижевске — пожалуйста: на хорошей основе и краска служит дольше. Особенно если это — металлик. Нынче им красят всего полсотни кузовов в месяц, и то вручную. Лишняя операция — покрытие лаком — пока не вписывается в жесткое конвейерное расписание, но в конце года нестыковку обещают ликвидировать.

Технология постепенного превращения голых кузовов в автомобиль целиком повторяет вазовскую: конвейеры, гайковерты, карусели и подъемные столы на автосборочных участках обоих предприятий одинаковы.

Готовые автомобили попадают на стенд с беговыми барабанами. «На бегу» проверяют работу двигателя, трансмиссии и тормозов. В сомнительных случаях машину отправляют на трек, где «гоняют», пока неисправность не дает о себе знать. Если диагноз поставлен, дальнейший путь автомобиля — на дефектный участок.

У бездефектных машин регулируют «сход-развал» и свет фар, причем углы установки колес выставляют, осадив кузов вниз за буксирные проушины — имитируют прогиб подвески при номинальной нагрузке.

Остается отдать дань экологии — привести в норму СО и СН и пройти дождевальную камеру. Протечек не обнаружено — машина уходит в накопитель. Не удовлетворяясь штампиками промежуточного контроля, ОТК раз в неделю проверяет «до винтика» выбранный наугад автомобиль.

Перед отправкой в сбыт «шестерки» дополнительно обрабатывают «Ваксойлом» — у них, в отличие от ИЖей, кузова неоцинкованные.

Вкладывать деньги в серьезную модернизацию VAZ 2106 в Ижевске не намерены. За год-два планируют внедрить только новые сиденья, дополнительный стоп-сигнал, шумоизоляцию да электрокорректор фар. Без них «Жигули» не соответствуют нормам безопасности.

«РОСЛАДА», СЫЗРАНЬ

Ассортимент тут побогаче. С конвейера сходят «девятки», «семерки» и «четверки». Последние обосновались в Сызрани совсем недавно. Производство сборочное — все комплектующие с ВАЗа или же от его поставщиков. Кузова поступают «голые» (окрашенные) и в сборе. После входного контроля их моют и отправляют в накопитель — четырехъярусный склад, а оттуда, по мере необходимости, на тот или иной конвейер.

В сборочном цехе — порядок. Причем не только визуальный. После затяжки ответственных соединений (рычаги подвески, опоры, задний мост и т.п.) рабочий меняет гайковерт на кисточку и краской пломбирует болт или гайку. Мало того, каждый автомобиль везет с собой по конвейеру личный паспорт с автографами исполнителей сборочных операций. Чуть что не так — слесарь получает штрафные баллы. Чем их больше, тем меньше премия. В общем, плохо работать невыгодно.

Все собранные автомобили настраивают и проверяют так же, как в Ижевске, — вазовский строгий закон един для всех. Каждую десятую машину тестируют на тормозном стенде «Бош». И горе той, что не сумеет уложиться в норму, — ее и девять предыдущих вернут на доработку.

Сызранские машины почти не отличишь от тольяттинских. «Самары», например, снабжены дополнительным стоп-сигналом и мягкой ковролиновой обивкой багажника. Для забывчивых изменили алгоритм выключения задних противотуманных фонарей. Теперь это делается автоматически при переходе с ближнего света на габариты. Таковы международные требования. Быстро отреагировать на них позволили относительно небольшие масштабы производства. В этом году здесь планируют собрать 34,5 тысячи автомобилей всех моделей.

В ТЕХЦЕНТРЕ «ЗА РУЛЕМ»

Одно дело — пройти вдоль сборочного конвейера, другое — примерить автомобиль «на себя». Ижевскую «шестерку» и сызранскую «Самару» мы взяли у официальных дилеров — в салоне «Сок-Авто».

Внешний вид машин удовлетворил — нет царапин, вмятин, комплектность полная. Знать, везли машины бережно, под присмотром. Убедившись в наличии масла, тормозной жидкости и «Тосола», пустили двигатели и отправились на базу, в техцентр «Тушино», где и продолжили осмотр с пристрастием. Зазоры, щели, качество окраски — как на привычных вазовских моделях. Лучше не стало, но и хуже — тоже.

VAZ 2106. Под капотом, на первый взгляд, все как надо. И клеммы аккумулятора покрыты защитным составом, и ремень генератора в меру натянут, и дополнительный антикор есть. Даже крышка корпуса воздушного фильтра в правильном, зимнем положении (на дворе был февраль). Но вот масла в картере двигателя многовато — почти два уровня — непонятная, да и ненужная щедрость. Подтеканий мы не обнаружили, значит, сальникам придется туго. Да еще свечи зажигания оказались разными. В первом и четвертом цилиндрах стоят штатные А17ДВР (с шестигранником «на 21»), в остальных — двухэлектродные NGK R1 BMW (с шестигранником «на 16»).

Знакомое дело! Обычный итог разгрузки под девизом «время — деньги». Двигатели после пуска никто не прогревает, гоняя машины только на подсосе. Не всякая свеча такое выдерживает — приходится заменять чем попало. Именно так появляются на моторе первые «морщины».

В салоне, на полу обнаружили накладку от ручки открывания двери и болтающийся провод — он не был подсоединен к лампе освещения «бардачка». Мелочи — закроем на них глаза. Проверяем давление в шинах. Вместо положенных 1,7 атм в передних и «двойки» в задних манометр показывает 1,8 атм у всех колес, кроме левого заднего (1,6 атм) и запасного (2,0 атм).

Динамометрическим ключом проверяем снизу крепеж. Все затянуто, как подобает. В норме уровень масла в коробке и заднем мосту. А вот и отклонения — по шлангу гидропривода сцепления ползут капельки тормозной жидкости — недотянут штуцер в месте соединения с трубкой, да и свободный ход вилки выключения маловат. Дефект явный, странно, что не заметили на заводе.

VAZ 2109. В моторном отсеке и в салоне все ладно. Даже облицовку отопителя наконец-то изменили — и теперь правая нога водителя не застревает в узкой щели у педали газа. Масла в двигателе и коробке передач достаточно. Давление в шинах в норме. К затяжке крепежа тоже претензий нет. Не застопорен болт левого тормозного суппорта — пластина под ним не загнута.

Разочаровала антикоррозионная защита днища: посреди мощного слоя заводской мастики выглядывают островки загрунтованного металла — следы полосок бумаги, защищавшей от краски закладные гайки днища. Да и механических повреждений многовато. Значит, бережливому хозяину прямо из магазина надо ехать на антикор и платить за дополнительную обработку.

В завершение — проверка на дороге. Машины идут ровно, в стороны их не тянет, угрожающих звуков не слышно. Только у «Самары» покряхтывает панель приборов (вообще-то, рановато — в былые времена это наступало позже) да усилие переключения передач великовато (наверное, разработается). Хуже не стало, уже хорошо! В общем, никаких неожиданностей. От привычных ВАЗов автомобили отличаются в основном шильдиками под капотом. Брать можно.

В Сызрань прибыл поезд с ВАЗа...

На главном конвейере «Ижмаш-Авто».

Кузова на складе.

Тест на протечки.

Нелегкое ремесло сборщика.

Дань экологии.

В отсутствие робота.

ОТК ждет следующего.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые