Война санкций докатилась до машин чиновников

Международные санкции в отношении России вынуждают отечественных политиков давать свой «ответ Чемберлену». Министр промышленности Денис Мантуров предложил отказаться от закупок иностранных автомобилей для госнужд. Кто-то видит в этом пропагандистский ход, другие — реальную возможность возродить автопром. «За рулем.РФ» составил подборку мнений политиков, представителей автобизнеса и общественных деятелей.

чайка

чайка

Война санкций — как лакмусовая бумажка политических и экономических процессов в России. Кажется, всем стало понятно, что власти не первый год готовились к международному остракизму. Подготовка велась у всех на глазах, но была осуществлена так же скрытно, как переброска на полуостров военного контингента. Крымский прецедент просто подхлестнул ход событий. Например, Владимир Путин еще пару лет назад настаивал на том, чтобы чиновники пользовались автомобилями, произведенными в России. Но на исполнительном уровне об этом заговорили лишь в конце прошлого месяца. Министр промышленности Денис Мантуров, выступая на совещании о перспективах развития отечественного автопрома, заявил, что правительство рассмотрит проект ограничения закупок иномарок. Но является ли такой шаг экономически целесообразным, или это лишь послание негативных сигналов Западу? С этим вопросом «За рулем.РФ» обратился к представителям автобизнеса, политикам и общественным деятелям.

Вячеслав Лысаков, первый зампред комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству: «Я против этого. Как таковых российских автомобилей нет, и российский автопром — понятие относительное. Это просто автозаводы, которые принадлежат конкретным акционерам. В том числе иностранным компаниям. Так что никакого патриотизма в покупке отечественных автомобилей сегодня нет. Зато есть другой аспект: иностранцев запускали на территорию России, давали возможность инвестировать свои средства с условием локализации. Под это им дали преференции, льготы, скидки. Но на сегодняшний день уровень локализации не превышает 30–40%. По большому счету это промсборка, а вся прибыль, которую они получают, уходит за кордон. Я не считаю такие инвестиции правильными для Российской Федерации. Вот Китай доводит степень локализации до 80%. Они реально осваивают технологии, а мы, получается, только колеса прикручиваем. И если мы еще обеспечим их госзаказом, то есть гарантированным рынком сбыта автомобилей (а чиновников у нас сейчас больше, чем в СССР), то ни о какой дальнейшей локализации говорить не стоит. Они так и будут жиреть на продаже машин, запчастей, сервисном обслуживании. И качество останется на прежнем уровне. Один из моих коллег, руководитель комитета, жаловался, что на его новой BMW калининградской сборки три раза меняли коробку передач. Словом, патриотизмом от этой инициативы даже не пахнет. Это очередные льготы для иностранцев, которых они не заслужили».

Маруся

МарусяЭскиз автомобиля, разрабатываемого для проекта «Кортеж» компанией Marussia Motors
Эскиз автомобиля, разрабатываемого для проекта «Кортеж» компанией Marussia Motors
Эскиз автомобиля, разрабатываемого для проекта «Кортеж» компанией Marussia Motors

Максим Калмыков, руководитель направления брендированной продукции компании Marussia Motors: «Сказать „Покупайте российские автомобили или бренды“ — это заявление сильное и правильное со стороны министра. Конечно, мы понимаем, что полностью отечественных автомобилей сегодня нет. Вопрос в другом: насколько автомобиль, сделанный в России при участии иностранного капитала, приносит пользу экономике страны? Думаю, что Минпромторг рассчитает все именно с этой стороны. Так уже было в нашей истории во времена индустриализации, когда искусственно закрывались рынки. Как, например, появились советские трактора? Зажиточному крестьянину не был нужен отечественный трактор, ему был нужен подержанный американский. Потому что он мог его получить здесь, сейчас и дешево. Но вводились ограничения на импорт. Возможно, кто-то не смог купить трактор, как хотел, зато у страны появились собственные заводы. Что-то подобное нас ожидает. Например, проект „Кортеж“, подразумевающий создание люксовых машин, пригодных для использования в автопарках. В нем принимают участие иностранные компании, но он общеиндустриальный, направленный на оживление нашего автопрома. Это как раз работа Минпромторга — запускать подобные проекты во всех отраслях промышленности, а не просто вбухивать деньги в действующие автозаводы с непонятным результатом. Нам не хватает законодательной базы, которая поможет вводить ограничения и направлять деньги на такие импульсные проекты, полезные для страны в целом».

Виктор Похмелкин, депутат Государственной думы нескольких созывов: «Не совсем понятно, что имел в виду Мантуров. Если речь идет о личных автомобилях чиновников, то никто не может запретить им покупать иномарки. Если о служебных машинах, то есть способ проще и дешевле: я бы просто запретил чиновникам, находящимся не на выборных должностях, пользоваться служебным транспортом. Пусть на велосипедах ездят. Это сэкономило бы массу денег, и проблема бы снялась сама собой. Что касается первых лиц, то, конечно, в крупных державах принято ездить на машинах собственного производства, летать на собственных самолетах и так далее. Но наш президент не сядет в „Волгу“ или „Жигули“. В лучшем случае это будет иномарка, собранная в России, с минимальной локализацией. Ну и где тут поддержка отечественного производителя? Что касается масштабных и дорогих проектов создания премиальных автомобилей для чиновников, вроде „Кортежа“, то я не считаю правильным решать транспортные проблемы чиновников за счет налогоплательщиков, подавая это под соусом патриотизма».

BMW-7-Series_2013

BMW-7-Series_2013

Александр Хинштейн, зампред комитета Госдумы по противодействию коррупции: «Это весьма странное предложение из уст министра промышленности. Во-первых, закон о госзакупках, вступивший в силу 1 января 2014 года, не предусматривает включение в условия тендера такой категории, как „отечественное“ или „иностранное“. Во-вторых, какие, собственно, отечественные машины могут использоваться для обслуживания должностных лиц? Предполагаю, что это машины иностранных брендов, которые собираются у нас. Но если это так, тогда сама идея теряет смысл. Машин отечественных моделей, которые были бы бизнес-класса, не говоря уже о представительском, не существует. Я не очень представляю себе, насколько комфортно будет министру ездить, скажем, на Lada Priora. Кстати, Денис Валентинович (Мантуров. — Прим. ред.), к которому лично я отношусь с большой симпатией, может сейчас личным примером продемонстрировать нам, как это сделать».

Сергей Асланян, автоэксперт, радиоведущий: «Это очень забавно, если вдуматься. Под натиском международных санкций, урезая бюджеты в пользу Крыма, отечественные чиновники поворачиваются лицом к отечественным же машинам, чтобы поддержать нашу экономику. Вот какие это машины: BMW, Cadillac и Audi. Похоже, что в дураках остался только Mercedes-Benz, который не пожелал открывать в России отверточную сборку. То есть, если раньше чиновник выбирал себе S-класс, теперь он мужественно пересядет на „семерку“ BMW; это чисто отечественная машина. А чиновники этажом ниже, так и быть, заставят себя ездить на Camry, которая собирается под Питером. Это просто игра на обывателя. Когда ему говорят про отечественный товар, он думает про „Волгу“, а на самом деле речь идет об Audi А8. Это обычная пропаганда: каждое министерство обязано было отчитаться о том, какой ответ оно готовится дать Чемберлену. Там всякого бреда хватает, но он никому не интересен. А автомобили на слуху, это интересует людей, поэтому заявление Мантурова так широко растиражировалось».

Фото: «За рулем», Marussia Motors, BMW
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые