Русские в формуле 1: кто следующий?

Внезапное выдворение Даниила Квята из команды Toro Rosso оставило чемпионат мира без российского пилота. Формула‑1 эту неприятность даже не заметила, а мы в последние годы привыкли болеть за своих, поэтому для россиян эта потеря — значительная и болезненная. Кто станет следующим представителем нашей страны в стане «призовых» пилотов? И долго ли придется нам ждать?

Дело Сироткина

В декабре на официальные шинные тесты в Абу-Даби команда Williams пригласила претендентов на вакансию, открывшуюся по окончании карьеры ветерана Фелипе Массы. Среди них был и Сергей Сироткин, два года работавший резервным пилотом в команде Renault (в официальной терминологии — «третий пилот»). Со своим послужным списком 22‑летний москвич вполне достоин места в команде. Он двукратный призер серии GP2, а необходимый километраж для получения лицензии пилота Формулы‑1 накатал еще в 2014‑м, на тестах команды Sauber.

По отзывам представителей Williams, Сергей Сироткин превосходно отработал на тестах. Но точно такие же отзывы были и о Роберте Кубице, который провел в целом больше времени за рулем.
По отзывам представителей Williams, Сергей Сироткин превосходно отработал на тестах. Но точно такие же отзывы были и о Роберте Кубице, который провел в целом больше времени за рулем.

Технический директор Williams Падди Лоу подтвердил, что кандидатура Сироткина рассматривается серьезно, а основной его конкурент в борьбе за должность — Роберт Кубица (76 Гран-при, 12 подиумов, одна победа).

Если сравнить их между собой, увидим слишком большую разницу, которая делает такое сравнение отчасти бессмысленным. Кубица на десять лет старше, у него был большой перерыв — последняя гонка в Формуле‑1 датирована 2010‑м. На старт сезона 2011 года поляк не вышел: на ралли в Италии он получил тяжелые травмы конечностей. Первоначально опасались, что неизбежна ампутация правой руки. Но Кубица вылечился, восстановился и вернулся в автоспорт, выступал в раллийном чемпионате мира и некоторых кольцевых гонках. И хотя говорили о невозможности возвращения в Формулу‑1, в прошлом году он провел несколько тестов за Renault и Williams.

Угадать, кто в глазах формульных боссов предпочтительнее, трудно. На стороне Сироткина молодость и определенный потенциал роста. Кубица — более привлекательная фигура для медиа и спонсоров, но его сего­дняшняя спортивная форма неясна. Думается, что конкретные секунды на тестах не особо повлияют на окончательное решение руководства Williams. Межсезонные тесты, проводимые на старых машинах, - вещь в себе. Там никто не требует от пилотов клепать быстрейшие круги (задачи совершенно иные). Скорее наоборот: неуемное стремление к высоким скоростям расценят как недостаток профессионализма. Поэтому сравнивать быстрейшие круги Сироткина и Кубицы, пройденные вдобавок ко всему на шинах разных типов, - занятие, может, и небезынтересное, но, по сути, пустое.

Не исключены также варианты, что Williams в итоге пригласит кого-нибудь из вкатанных пилотов, потерявших работу в Формуле‑1. Лоу не называл конкретных имен, но в первую очередь на ум приходят Даниил Квят, Паскаль Верляйн и Пол ди Реста. Всем троим, впрочем, не хватает малости — серьезного личного спонсора.

О важности поддержания прямой связи между Россией и Формулой‑1 говорит тот факт, что высшее руководство страны посетило все домашние Гран-при. Такое происходит далеко не во всех странах.
О важности поддержания прямой связи между Россией и Формулой‑1 говорит тот факт, что высшее руководство страны посетило все домашние Гран-при. Такое происходит далеко не во всех странах.

Ближайший резерв

Состоится весной дебют Сироткина за Williams или нет, но одним Сергеем не исчерпываются российские кадры, близкие к стартам на высшем уровне. К Force India уже два года привязан Никита Мазепин — работает в программе развития команды, в том числе участвует в тестировании болидов. Был он и на тестах в Абу-Даби.

А в октябре приглашение в гоночную академию Ferrari получил Роберт Шварцман. Его «однокурсниками» будут такие персонажи, как сын Жана Алези, внук Эмерсона Фиттипальди, победитель шести гонок чемпионата Европы Формулы‑3 британец Каллум Айлотт и итальянец Антонио Джовинацци, успевший даже провести пару гонок в составе команды Sauber. Всего в академии восемь слушателей, Шварцман среди них новичок. В общем, понятно, что не в этом году Роберт получит право стартовать за главную команду в главном чемпионате.

Роберт Шварцман в компании руководителя гоночной академии Ferrari Массимо Риволы, который ранее занимал пост спортивного директора главной команды — и прекрасно знает, какие именно кадры нужны.
Роберт Шварцман в компании руководителя гоночной академии Ferrari Массимо Риволы, который ранее занимал пост спортивного директора главной команды — и прекрасно знает, какие именно кадры нужны.

Шварцману и Мазепину по восемнадцать лет. Дебюты столь юных ребят в Формуле‑1 случались — достаточно вспомнить Макса Ферстаппена, - но по-прежнему остаются исключением из правил. И многих из тех, кто был принят слишком молодым и быстро ничего не показал, отчислили на раз-два. Спешка — вредит! Главная проблема юных пилотов не в физических нагрузках или неумении толково управлять машиной, а в недостаточной готовности психики к постоянному внешнему прессингу.

В наши дни нормальный возраст «принятия в братство» — 20–22 года (когда-то, не так уж давно, было 23–25). По этой причине шансы серебряного призера чемпионата Формулы‑2 Артема Маркелова, наверное, следует оценивать сдержанно. Бывало, из этого турнира (экс-GP2) в Формулу‑1 брали и бронзовых призеров, и даже вообще непризеров, - но Маркелову уже 23 года и у него всё еще нет официальных рабочих контактов с командами Формулы‑1, которые довольно давно полюбили схему планомерного выращивания молодых гонщиков «под себя» и с этой целью обзавелись дочерними командами в младших формулах.

Внимательно смотрим на российских болельщиков, кадр сделан весной в Сочи. Не так уж много российской символики, доминирующий цвет — красный, кое-что говорят и надписи на бейсболках.
Внимательно смотрим на российских болельщиков, кадр сделан весной в Сочи. Не так уж много российской символики, доминирующий цвет — красный, кое-что говорят и надписи на бейсболках.

За кого болеть?

Большинство за кого болело, за того и продолжит болеть.

Разумеется, россияне симпатизируют своим. Существуют фан-клуб Виталия Петрова и фан-группы Даниила Квята. Но опросы, проводившиеся в разные времена среди российских болельщиков Формулы‑1, неизменно показывали, что большая часть сопереживает каноническим «старым» командам — Ferrari, McLaren, Williams. Позже появились насыщенные ряды поклонников Red Bull и Mercedes. На трибунах сочинского автодрома можно увидеть символику практически всех команд. А если вспомнить недавнее прошлое, то за российские команды Midland и Marussia не так уж сильно мы и переживали.

Последняя (или крайняя?) гонка Даниила Квята состоялась в Остине, штат Техас, США. Еще до ее начала команда знала, что Квят будет уволен почти сразу после финиша, вне зависимости от результата.
Последняя (или крайняя?) гонка Даниила Квята состоялась в Остине, штат Техас, США. Еще до ее начала команда знала, что Квят будет уволен почти сразу после финиша, вне зависимости от результата.

Говорить о каких-то гонениях, коим подвергли гонщиков‑россиян (санкции!), просто нера­зумно. В Формуле‑1 главенствуют деньги, а не политика. Каждый персонаж рассматривается прежде всего в ракурсе главных взаимозависимых показателей — результатов и доходов команды. Случалось, когда в Формуле‑1 не было, например, ни одного француза, итальянца или американца, - и никого это не удивляло и не возмущало.

В любом случае совсем без России Формула‑1 не осталась — российский Гран-при никто не отменял. А год-другой без российских пилотов мы как-нибудь переживем.

РОССИЙСКИЙ СЛЕД В ФОРМУЛЕ‑1

1990 Итальянская команда Life F1 существовала меньше года, отметившись партнерством с ленинградским кооперативом ПИК — детищем конверсии. На борту болида были соответствующие надписи и советский флаг.


1996 Некто Алан Берков (творческий псевдоним) был близок к тому, чтобы стать рента-драйвером команды Arrows, но не сумел собрать достаточно средств.

2002 Сергей Злобин в 31 год стал тест-пилотом команды Minardi, не располагая на тот момент особенным багажом титулов и званий, кроме призовых мест в чемпионате России.

2005 Канадец Алекс Шнайдер купил команду Jordan и переименовал в Midland. Она провела сезон‑2006 по российской лицензии. Тест-пилотом команды был Роман Русинов, но на старты Гран-при он не выходил. По окончании сезона Шнайдер продал Midland концерну Spyker. Сегодня этот же коллектив выступает как Force India.

2010 Виталий Петров стал основным пилотом команды Renault, через два года перешел в команду-аутсайдер Caterham. За три сезона провел 58 Гран-при, единожды был на подиуме, наивысшее место в чемпионате — десятое (2011). На 2013 год и далее Петров работы в Формуле‑1 не нашел.

2012 В чемпионате мира стартовала российская команда Marussia (по названию московской фирмы, строившей одноименные суперкары). Российских пилотов в ее составе не было. На исходе третьего сезона объявила о банкротстве. В 55 гонках набрала два очка.

2013 Воспитанник молодежной программы Red Bull Даниил Квят стал пилотом Toro Rosso. Через два года перешел в Red Bull, еще через год без видимых причин отправлен обратно в Toro Rosso. Провел 74 Гран-при, имеет два подиума, наивысшее место в чемпионате — седьмое (2015).


2002–2017 Различные российские компании выступали спонсорами команд Формулы‑1. В частности, Газпром (Minardi), СМП Банк (Minardi), МТС (Sauber), МегаФон (Renault), Yota Devices (Lotus), Acronis (Toro Rosso). С 2010 года «Лаборатория Касперского» — официальный спонсор и партнер Ferrari.

Фото «Сочи Автодрома», команд Renault, Red Bull, SMP Racing

Автоновости на нашем канале в Яндекс.Дзен

Автоновости на нашем канале в  Яндекс Дзен

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые