На крутом ПИКе — журнал За рулем

На крутом ПИКе

На крутом ПИКе

ЗДЕСЬ КЛИМАТ ИНОЙ

На юго-востоке Средиземного моря в марте благодать! Но и среднегодовой климат для автомобилистов благоприятный, загруженность дорог почти не знает сезонных скачков. Равномерно работают и пункты инструментального контроля. Направляясь в один из них с намерением хорошенько изучить всю «подноготную», я готовился увидеть храм технического прогресса с прекрасным оборудованием, блистающими чистотой помещениями, строгими сотрудниками. На поверку все оказалось прозаичней: никакого официоза, скромное здание. Рабочая зона — без той искусственной чистоты иных российских ПИКов, которая попросту скрывает нежелание работать.

Бывалый «Дэу» неоднократно мят, не раз подкрашен. Видно, что хозяин с подобной небрежностью в облике машины мирится легко. Специалисты ПИКа — тем более. Их задача — выявить неисправности, сказывающиеся на безопасности эксплуатации, а вовсе не царапины на 
Бывалый «Дэу» неоднократно мят, не раз подкрашен. Видно, что хозяин с подобной небрежностью в облике машины мирится легко. Специалисты ПИКа — тем более. Их задача — выявить неисправности, сказывающиеся на безопасности эксплуатации, а вовсе не царапины на 

Секреты инструментального контроля автотранспорта в Израиле просты. Прежде всего — ра-зумная организация дела. 10 часов утра. ПИК напоминает хорошо налаженный конвейер автозавода, только автомобили разномастные. Никто не отлынивает от дела, не курит в сторонке, машины непрерывной чередой движутся по линии диагностики, ненадолго задерживаясь на проверочных постах.

Начальник ПИКа, узнав, что я из журнала «За рулем», куда-то позвонил — через минуту в дверях появился улыбчивый мужчина и по-русски представился: «Фима. Прежде был советский человек, из Киева. А теперь ваш переводчик и гид!»

Хотя показатели, определяемые на ряде стендов ПИКа и традиционно обозначаемые — например, «СО», «СН» и т.д. — мне понятны, в данном случае я почувствовал то же, что любой русскоязычный человек, неожиданно попавший в Израиль: официальный язык страны — иври
Хотя показатели, определяемые на ряде стендов ПИКа и традиционно обозначаемые — например, «СО», «СН» и т.д. — мне понятны, в данном случае я почувствовал то же, что любой русскоязычный человек, неожиданно попавший в Израиль: официальный язык страны — иври

Обстоятельная беседа с начальником выявила немало интересных деталей. Вот едва ли не главная: ПИК находится в ведении Министерства транспорта — полиция никакого отношения к тех-осмотру не имеет! Половина акций предприятия принадлежит частному лицу. Подавляющее большинство ПИКов в Израиле частные, но все под патронажем Минтранса. Проходить техосмотр можно в любом ПИКе страны — кому где удобней. Кстати, контроль транспорта не ограничивается ПИКами: по дорогам колесят передвижные посты экспресс-контроля, укомплектованные всем, включая разборные эстакады. Любой автомобиль — неважно, проходил ТО или нет, — может быть дополнительно проверен. Найдут неполадки — дело худо! Машину отправят на эвакуаторе в сервис и внесут в черный список: теперь она — под особым надзором. Платит за все владелец.

Настоящего ветерана выдают не только «шрамы на морде». Такому «сегуну» приходится заезжать на яму дважды в год. Это владельца не смущает, ведь детали даже из лучших японских материалов не вечны, а безопасность важней всего. Двигатель карбюраторный — одна
Настоящего ветерана выдают не только «шрамы на морде». Такому «сегуну» приходится заезжать на яму дважды в год. Это владельца не смущает, ведь детали даже из лучших японских материалов не вечны, а безопасность важней всего. Двигатель карбюраторный — одна

Чем же занята полиция? Она ревностно следит за соблюдением правил дорожного движения. В патрульной службе немало марокканцев, а о них ходят легенды: раньше мальчик рождался с ружьем в руке, нынче — с полицейским жезлом. На какие-либо «денежные отношения» нет и намека — это знает каждый, разве что автотурист из России во что-нибудь вляпается! Как-то вечером я припарковался на единственно свободном месте у ресторана. К моему счастью, тут же появился охранник и, указав знак на стене «только для инвалидов», членораздельно, очень по-русски, велел сматывать удочки. Уже наслышавшись от друзей о штрафах в сотни долларов, я тут же ретировался — и в самый раз! Буквально через минуту нагрянула полиция.

ЧТО ТАКОЕ КАББАЛА

У въезда на ПИК десяток машин — отнюдь не из престижных, какие предпочитают в Москве. Владелец, в зависимости от класса автомобиля, платит около 80 шекелей (530 рублей) и, получив чек (на иврите — «каббала»), въезжает на пост № 1. Здесь проверяют документы владельца, соответствие данных автомобиля предъявленным документам, включая страховку и квитанцию об уплате дорожного налога. Последнее в Израиле — дело почти святое, настолько важное, что уплатить этот налог можно только наличными — и никак иначе.

Когда-то и у нас при техосмотре проверяли оплату налога. Теперь налоговая инспекция едва успевает рассылать миллионы налоговых уведомлений на немыслимую прорву машин. Где уж ей проверять факт оплаты! Похоже, что кому-то эта ситуация весьма на руку.

Каковы сроки техосмотра? Новые авто, в зависимости от марки, модели и т.д., первый раз приезжают на ПИК через год или два эксплуатации. В дальнейшем ежегодно. Для машин старше 20 лет — хотя они тут довольно популярны — техосмотр два раза в год!

Перед въездом на пост проверки тормозов я увидел нечто знакомое. Когда-то в Варшавском техцентре тоже стояла металлическая площадка, при въезде на которую сразу были видны отклонения в углах установки колес. Российский ГОСТ Р 51709–2001 «Требования безопасности… методы проверки» — об этом полезном устройстве умалчивает. А зря! Мне приходилось приводить в норму машины, которые при исправных тормозах тянуло в сторону, а отрегулируем кастер — глядишь, увод исчез.

В КАЖДОМ ПРИХОДЕ СВОЙ УСТАВ

Допустимые нормы токсичности соизмеримы с российскими, причем отношение к автомобилям без нейтрализаторов (особенно к тем, что старше 20 лет) строгое: нормы жестче наших. Зато старые машины тут ездят, но не коптят!

Помятые двери или крылья, тем более царапины никого не интересуют. Важно, чтобы машина была технически исправна, а внешний вид — дело хозяина. Исключение — номерные знаки. Погнуты, не читаются — немедленная замена здесь же, на ПИКе, за счет владельца. (Надо ли напоминать, какая это головная боль для российского автомобилиста!) А вот тонированные стекла в Израиле строжайше запрещены. Самые темные для всех без исключения — заводские атермальные.

Кое-что непривычно: израильские правила не требуют возить в легковой машине аптечку, огнетушитель, знак аварийной остановки, зато в каждой должен быть светоотражающий жилет!

Результаты проверки на разных постах автоматически регистрируются компьютерами одновременно с системой видеонаблюдения (!), а затем поступают в центр сбора информации. На выезде с ПИКа автовладелец получает талон техосмотра или, при неисправностях, диагностическую карту с их перечнем. Срок устранения 7 дней — в сервисе, имеющем сертификат Минтранса на проведение таких работ. Повторная проверка на ПИКе платная, но цена смешная — по-нашему, около 100 рублей. Кстати, через этот ПИК в день проходит от 120 до 200 автомобилей.

Когда вижу километровые очереди перед нашими ПИКами, а внутри — издевательски неспешную «работу», мне трудно осуждать бедолаг, просто покупающих талоны. Как тут было не спросить Фиму: неужто-таки нельзя купить карточку техосмотра за шекели? Он улыбнулся: «Наконец-то вы это спросили! Отвечаю как бывший советский гражданин: в Израиле превыше всего закон — и люди этим гордятся! Только сумасшедший затеет игру, где на кону 10 лет тюрьмы. Если кто и проходил техосмотр за взятку, то… до приезда в Израиль. Скажем, в Киеве или в Москве».

Понравилась заметка? Подпишись и будешь всегда в курсе!

За рулем на Яндекс.Дзен
Количество просмотров3026
Оцените материал
2:0

Купить свежий номер
«За рулем» можно здесь: