40 лет марафону Лондон — Мехико

Супермарафон, финишировавший четыре десятилетия назад, стал одним из самых успешных для наших гонщиков за всю историю отечественного автоспорта.

rally

rallyМарафон называли Кубком мира по ралли. На старте экипаж С. Тенишев — В. Кислых — В. Широченков.
Марафон называли Кубком мира по ралли. На старте экипаж С. Тенишев — В. Кислых — В. Широченков.

Ралли между двумя стадионами — лондонским «Уэмбли» и «Ацтека» в столице Мексики — протяженностью более 25 000 км и сегодня можно сравнить, пожалуй, лишь с «Дакаром». С той разницей, что в 1970-м на старт выходили гораздо более близкие к серийным моноприводные автомобили, гонщики не имели современных систем навигации, а немалая часть маршрута проходила по дорогам общего пользования. Водители провели за рулем около 400 часов, протяженность скоростных участков порой превышала 300 км.

По сути, марафон Лондон — Мехико стал чемпионатом мира. На старт в 1970-м вышли 96 экипажей, в том числе весь раллийный цвет того времени: победитель ралли Лондон — Сидней Эндрю Коуэн на «Триумфе», за команду «Форд» ехали Собеслав Засада, Рауно Аалтонен, Тимо Мяккинен, Хану Миккола (его экипаж и выиграл гонку), Роджер Кларк. Для любителей истории автоспорта — люди-легенды! В этой представительной компании стартовали и пять «москвичей-412». Машина № 21 — Иван Астафьев, Александр Сафонов, Геннадий Гаркуша, № 28 — Леонтий Потапчик, Юрий Лесовский, Эдуард Баженов, № 40 — Сергей Тенишев, Валентин Кислых, Валерий Широченков, № 71 — Гунар Хольм, Каститис Гирдаускас и Владимир Бубнов, № 84 — Эммануил Лифшиц, Виктор Щавелев.

rally

rallyЭкзотика — «москвичи» на фоне южно-американского пейзажа!
Экзотика — «москвичи» на фоне южно-американского пейзажа!

На пять боевых машин выделили всего две технички. В универсалах «Москвич-427», полная масса которых достигала 2500 (!) кг, ехали К. Акилов, Е. Андреев, Ю. Полторацкий, А. Терехин и начальник команды К. Сочнов.

Автомобили, подготовленные АЗЛК, не слишком отличались от серийных: моторы развивали около 80 л.с. В салоне стояли каркасы безопасности, а под днищем — защита. «Москвичи» снабдили дополнительными 75-литровыми бензобаками, а карбюраторы — устройствами для компенсации недостатка кислорода на большой высоте.

До Лиссабона команда дошла в полном составе. А самое трудное началось, конечно же, в Южной Америке. Каменистые горные спецучастки вдали от цивилизации «выкашивали» один экипаж за другим. Попал в аварию один из фаворитов — Коуэн. С дистанции сошли все пять стартовавших «порше», четыре «мерседеса» из пяти, пять «ситроенов» из шести. Наши потеряли две машины: экипаж Ивана Астафьева сорвался со скалы, а Лифшиц и Щавелев не успели на КВ в заданное время. Технички шли за боевыми машинами всю дистанцию, порой почти в гоночном режиме. Кстати, западные команды оставили свои машины сопровождения в Европе, подготовив для Америки свежие.

На стадион «Ацтека» в Мехико въехали всего 23 машины, среди них «москвичи» под номерами 28, 71 и 40, занявшие соответственно 12, 17 и 20-е места, а в целом — третье командное (его давали по результатам трех лучших экипажей): после «Форда» и «Бритиш Лейланд». И это была наша победа.

История отечественного автоспорта знает не много подобных результатов. Успех 1970-го вполне сравним с достижениями КамАЗов на «Дакарах» последних лет. Поздравляем участников легендарного марафона! Помним тех из них, кого уже нет с нами.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые