На «девятке» от Москвы до Лиссабона быстрее португальцев!

О беспрецедентной журналистской гонке, состоявшейся в далеком 1988 году, рассказывает ее участник — обозреватель журнала «За рулем» Владимир Соловьев.

До старта на Манежной — считаные минуты. Справа налево: Виктор Панярский, Олег Богданов, Владимир Соловьев.
До старта на Манежной — считаные минуты. Справа налево: Виктор Панярский, Олег Богданов, Владимир Соловьев.

Советский Союз, весна 1986 года. Михаил Горбачев в Тольятти на встрече с молодыми конструкторами провозглашает, что наша страна может и уже скоро обязательно будет законодателем мод в мировом автомобилестроении!

Самое начало перестройки, трещит по швам пресловутый железный занавес, в Москве один за другим открываются представительства иностранных телерадиокомпаний. Открытие корпункта португальского телевидения журналисты Карлуш Фину и Нуну Вашку отметили скоростным автопробегом Лиссабон — Москва, соединив крайние столицы Европы. Оседлав двухлитровый Austin Montego, они преодолели путь протяженностью без малого 5000 км за 51 час 30 минут — и предложили советским коллегам показать свой результат. Ответ португальцам вызвался дать журнал «За рулем».

Замминистра автомобильной промышленности СССР Валентин Морозов (в центре) напутствует команду «За рулем».
Замминистра автомобильной промышленности СССР Валентин Морозов (в центре) напутствует команду «За рулем».

Как обойти португальцев?

Двухлитровый Opel Montego мощностью 115 л.с., разгоняющийся до 185 км/ч, против 1,5-литрового 76‑сильного ВАЗ-21093 с максималкой 155 км/ч. Расклад сил был явно не в нашу пользу.

Тем не менее усилиями специалистов ВАЗа, помудривших с фазами газораспределения, системой зажигания и жиклерами карбюратора, удалось «научить» машину ускоряться до 180 км/ч.

Но главный расчет делался на организацию пробега. Выбор времени, когда дороги не сильно загружены, когда на границах будет немноголюдно, и, конечно, четкое распределение сил и слаженные действия команды: каждый знал, за что отвечает и что делает в случае прокола колеса, обрыва ремня генератора или выхода из строя электронного коммутатора.

Высшее руководство советского автопрома во главе с министром Николаем Пугиным (крайний слева) посетило стенд Лады на Парижском автосалоне, чтобы посмотреть на рекордную зарулевскую «девятку».
Высшее руководство советского автопрома во главе с министром Николаем Пугиным (крайний слева) посетило стенд Лады на Парижском автосалоне, чтобы посмотреть на рекордную зарулевскую «девятку».

СССР — космическая держава

И все же уверенности не хватало. Нужно было пройти семь границ и семь таможен. Советским гражданам невозможно было путешествовать без визы. И для каждой страны — своя. Португальцам же была открыта вся Западная Европа. В этом мы им ничего не могли противопоставить. Нужен был нестандартный ход. И он был найден.

Помощь пришла в буквальном слове из космоса. Институт медико-биологических проблем, курировавший подготовку звездных экипажей, предложил безотходный космический рацион, сводивший к минимуму количество возможных биологических пауз. Питание было организовано таким образом, что по мере накопления усталости и увеличения нагрузки на организм повышалась калорийность пищи. Мы могли ехать без остановок на еду: всё свое везли с собой в пакетиках, распределенных строго по часам приема, - и без того, чтобы лишний раз заглянуть в туалет.

Чтобы убедиться в том, что мы сами и техника способны двое суток напролет работать на «максимальных оборотах», за месяц до старта на скоростном кольце Дмитровского автополигона провели пробный безостановочный заезд на 5000 км, имитируя гонку по неведомым дорогам Европы.

Торжественный прием журналистов «За рулем» мэром Лиссабона.
Торжественный прием журналистов «За рулем» мэром Лиссабона.

Дорожные курьезы

Их было много. В Польше, куда мы попали к ночи, столкнулись с нашествием гужевого транспорта. Петляющая дорога и петляющие тележки — засидевшись в гостях, поляки возвращались домой. А гэдээровские полицейские сопровождали нас по параллельной дороге, ожидая, что мы превысим разрешенные на местном автобане 110 км/ч.

Вместо Бельгии свернули в Голландию — навигаторов не было, дорога незнакомая. Да и виза для трех маленьких государств — Бельгии, Нидерландов и Люксембурга, объеди­нившихся в Бенилюкс, - была единая.

Мы тогда совсем дикие были. Остановились на французской платной дороге на обочине, не подозревая, что это серьезное нарушение местных правил дорожного движения. Пришлось объясняться с французскими полицейскими.

Один курьез едва не сорвал всю поездку. Мост через реку Тежу, сворачиваем на Лиссабон… и упираемся в пункт оплаты. От нас требуют эскудо. Никаких франков, дойчемарок или долларов не принимают. Португалия маленькая, но гордая страна! И ни одного обменника поблизости. Кое-как упросили служащих дать возможность позвонить в посольство. Мобильников ведь тоже не было.

Лада Самара с номерами 09–13 ООТ остановилась у башни Белен в центре Лиссабона 16 сентября 1988 года в 7:30 утра, преодолев 4827 км за 46 часов 30 минут. Но к Лиссабону-то приехали за 45 часов!

У берегов Атлантики. Не всем на пути в Европу сопутствует удача. Японский автовоз сел на мель, утопив все пять тысяч новеньких автомобилей.
У берегов Атлантики. Не всем на пути в Европу сопутствует удача. Японский автовоз сел на мель, утопив все пять тысяч новеньких автомобилей.

Париж, всемирный автосалон

Триумфом стало появление нашей «девятки» в качестве центрального экспоната стенда Лады на Парижском автосалоне. Надпись возвещала, что данный автомобиль — самый быстрый в Европе. А мы оказались почетными гостями выставки Mondial de l’Automobile и «столицы мира».

Там же, на стенде Лады, состоялся дебют Москвича‑2141, который представили парижанам под именем Lada Aleko. Надеялись развернуть продажи под известным брендом, но этого не произошло. Зато сами Лады стали заметно популярнее. В год только во Франции расходилось по 20 тысяч и более машин. Ладу покупали лучше, чем автомобили Toyota, Mazda, Volvo, Honda и Mitsubishi.

Португальцы даже захотели организовать у себя сборочное производство «девяток»: недорогая, быстрая, надежная машина!

Оглядываясь на тридцать лет назад, скажу, что ни до, ни после этого пробега быстрее нас между восточной и западной ­столицами Европы никто на автомобиле не ездил. Это было не только великолепным достижением журналистов «За рулем», но и, пожалуй, апогеем советского автопрома.

  • Если бы пробег осуществлялся в зимнее время, не лишними были бы щетки с подогревом. Образующаяся во время дальнего переезда наледь затрудняет водителю обзор, доставляет дискомфорт при движении! А вещи водителя и пассажира замечательно поместятся в стильную дорожную сумку «За рулем».

Фото: Владимир Князев и Виктор Панярский

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (35)

Самые новые